Москва 24

Памятные даты

17 апреля, 2015

Эхо войны: Как проходили сражения на подступах к Москве. Поселение Роговское

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

В годы Великой Отечественной войны немецким войскам не удалось дойти до Москвы. Город уцелел благодаря мужеству защитников подмосковных рубежей. Часть территорий, на которых в начале войны шли ожесточенные бои за Москву, сегодня присоединилась к столице. Ко Дню Победы сетевое издание M24.ru рассказывает, как советские войска защищали ближние подступы к городу.


Площадь Роговского поселения Троицкого округа столицы – около 170 квадратных километров. За последние два столетия на этом небольшом участке земли на самой границе с Калужской областью дважды разворачивались военные действия.

Первым крупным сражением стал знаменитый Тарутинский бой 18 октября 1812 года. Тогда, через месяц после Бородинской битвы, русская армия окончательно поверила в свои силы и начала контрнаступление на французов.

В следующий раз Роговское поселение оказалось под ударом через 129 лет. Что интересно – тоже в октябре. Немецкие войска задержались здесь дольше французских, но и им пришлось уйти из роговских деревень ни с чем. В Москву врага не пустили.


В первых числах октября 1941 года немцы прорвали линию обороны и окружили части советских войск в районе Брянска и Вязьмы. В Калужской области был захвачен город Юхнов. Ставка Верховного главнокомандования срочно установила второй рубеж Можайской линии обороны. Он проходил по реке Наре. Защищать этот рубеж в районе Роговского поручили 43-й армии под командованием генерал-майора Константина Голубева.

Тетеринки

Немцы пришли в деревню Тетеринки 24 октября 1941 года. Вражеские войска пробыли здесь всего день – потом их оттеснили на 500 метров к югу. Немецкие атаки в Тетеринках отбивала 53-я стрелковая дивизия, в которой служил рядовой Алексей Шешков. Во время боя он закрыл своим телом отверстие огневой точки, угрожавшей жизни его товарищей. Спасенный батальон выбил немцев из деревни.

Владимир Михайлович Федоров, староста деревень Тетеринки, Климовка и Дмитровка

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

О прибытии немецких войск

Мне было тогда пять лет.

Немцы пришли, как варвары, и начали все отбирать – съестное, скот, кур, коров, свиней. В нашей деревне их разведка провела одни сутки. Потом немцев отогнали за 500 метров, и они стояли там в обороне ровно два месяца. Ушли они только 24 декабря.

Наша деревня была нейтральной, а 500-метровое поле перед ней все было усеяно трупами, в основном наших, советских солдат. Своих они как-то умудрялись хоронить и вытаскивать, а наши трупы лежали там два месяца. Это был декабрь, и перезахоранивать их начали только под весну. И нам, ребятишкам, было очень страшно на них смотреть. Снег был весь багрово-красный. Захоранивать было некому, остались же одни старики и дети. Все мужчины были на фронте.

Стаскивали на плащ-палатках, на лошадях, но все было минировано, землю нашпиговали взрывчаткой. Фашисты вешали какие-то раскрашенные гранаты, и у нас был случай, когда двое детей нашли их и подорвались. Один насмерть, а второй получил увечья.

Война была очень жестокая. Сейчас находятся такие горе-знатоки Великой Отечественной войны, которые пытаются перекроить историю, но еще есть живые свидетели, которые все видели. У наших солдат был огромный патриотизм, несмотря на то что изначально война складывалась не в нашу пользу. Все было на большом порыве, на энтузиазме, на патриотизме.

О Дне Победы

На 9 мая – весна была очень ранняя – все вышли в поля работать. Клубов в деревне тогда не было, была изба-читальня – тот же клуб, только миниатюрный. А там стоял ламповый приемник величиной со стол, назывался "Родина". По этому приемнику передали, что кончилась война. И все со слезами побежали в поле – сообщить. С поля бежали, обнимались, целовались! Такое ликование было – невозможно передать.

Потом начался большой праздник. Гулянья колхозные, кто-то зарезал барана, столы накрыли – очень было весело. А потом стали ждать возвращения отцов с фронта.

Было очень торжественно, но одновременно ощущался траур. Многие из фронтовиков не вернулись.

Мой отец приехал только в августе-месяце 1945 года. Он дошел до Берлина. И, что интересно, я в свое время – это 50-е годы – служил в Германии, мы сменили фронтовиков. Так вот, отец мне тогда в письме написал: "Посмотри на такую-то колонну Рейхстага, на такую-то высоту", – и я нашел его роспись.


О послевоенном времени

После войны отца привезли санитары из госпиталя в деревню на лошади. Тогда же не было шоссейных дорог. Он был инвалидом первой группы и не ходил. Потом встал на ноги. У него был перебит позвоночник, и он носил корсет. Наша семья была самая многодетная в округе: восемь братьев и сестер, сейчас нас осталось пятеро. Я средний. Трудились в колхозе. Я был пионером, комсомольцем, потом партийным. Ни о чем не жалею, я бы даже сейчас пожил бы той жизнью.

Мы жили и горели, мы ждали чего-то, все шло к лучшему. Народ поменялся сейчас, главное – деньги, тогда же ценности были совсем другие и народ был совершенно другой. Такой простой пример: допустим, каждый держал в деревне коров. Если корова отелилась, первое молоко несли соседу, а он нес другому. Было очень дружно. Кто-то с кем-то поссорился, к вечеру смотришь – как будто у них ничего и не было. Теперь же если поссорятся, доходит до ножей, до оружия.

Я 40 лет был старостой, беспрерывно избирался, был депутатом сельского совета, депутатом сельского округа, потом – депутатом сельского поселения. Четыре года как не избираюсь по возрасту. За такую долгую бессменную работу указом был награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени.

В 1954 году Владимир Михайлович занялся созданием мемориала в память о павших солдатах. Памятник стоит на тетеринской братской могиле и окружен оградкой, на которой мирно соседствуют православные кресты и советские звезды. В мае 2005 года в деревне установили памятный знак "Здесь проходила линия фронта".

На березах, которые выросли у могильной ограды после войны, – скворечники. "Я спросил у духовных лиц, они разрешили", – объясняет Федоров.

Лопатино

Вблизи этой деревни 27 октября 1941 года разбился самолет лейтенанта 177-го авиаполка Виктора Талалихина. Над рекой Нарой летчик совершил первый в истории ночной таран, сбив машину врага. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Виктор Талалихин похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В Лопатине, на месте гибели героя, установлен крест и памятный знак – крыло боевого самолета.

Фото: Администрация поселения Роговское

Кузовлево

В начале ноября 1941 года гитлеровские подразделения прорвались к деревне Дмитровка. Ближайший населенный пункт – Кузовлево – был взят немецкими войсками. В Дмитровке немцы собирались создать плацдарм для наступления на соседнее село Богоявление. Фашистские войска собирались выйти на Варшавское шоссе в районе деревни Сахарово, окружить 53-ю дивизию и начать наступление на Подольск и Москву.

Их остановили 24-я танковая и 10-я воздушно-десантная бригады. Ожесточенный бой длился до позднего вечера, и к концу сражения перед линией обороны советских солдат остались гореть 22 немецких танка. Дальше Кузовлева немцев не пустили.

Сейчас в деревне установлены два мемориала в память о бойцах Великой Отечественной войны.

Памятник "Слава павшим за Родину" стоит на месте воинского захоронения. Здесь солдаты хоронили своих погибших товарищей – в братской могиле лежит больше 360 бойцов. После 1945 года территорию захоронения облагородили, здесь высадили ели. В 60-е годы на могиле появился мемориал.


Неподалеку располагается самое масштабное сооружение в память о боях в Роговском – мемориал воинской славы "Высота длинная". Рядом с мемориалом в 2006 году начали высаживать аллею из елей и рябин "Рубеж славы". Деревья обозначают бывшую линию фронта.

С 1980-х годов участники "Вахты памяти" ежегодно проводят здесь перезахоронение найденных останков бойцов. В составе мемориала боевые орудия времен обеих войн – пушки и танк "Т-80Б". Слева установлены бюсты героев 1812 года, справа – памятники Жукову и Талалихину. Недавно здесь реконструировали военные окопы времен Великой Отечественной.

Рогово

До центра современного Роговского поселения – поселка Рогово – немцы уже не дошли. В октябрьско-декабрьских боях 1941 года в поселке находился штаб и командный пункт 53-й стрелковой дивизии.

Александра Тимофеевна Терентьева в 1941 году жила в деревне Васюнино, затем переехала в поселок Рогово

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

О прибытии немецких войск

Когда началась война, мне было 12 лет. Жила я в Васюнино. Когда немец подходил, нас эвакуировали, но недалеко и ненадолго. Мы пережидали войну здесь, за Лукошкиным. Когда немцев погнали, нас вернули домой, наверное, это было в январе. Приехали в разбитые дома. Весной мы уже начали работать, копали землю в Бунчихе, чтобы что-нибудь посадить.

Как-то мы ушли в Горнево (до эвакуации – ред.). Туда немцы пришли позже, чем в Васюнино. Возвращаемся домой, идем по полю, смотрим – пулеметчики. У каждого пулемета солдат. Они говорят маме: "Мать, ты куда ведешь детей?" Она говорит: "Домой". – "Да ведь это передовая!" Что ж делать? Надо идти. Шоссе все было изрезано, только лошади сновали взад-вперед. Наверное, это была разведка, немец уже стоял на Наре.

О Дне Победы

Я не помню всего точно. Помню, что я уже была большой, лет 16, и мы пошли гулять. По лесу идем и кричим: "Победа!" А как мы о ней узнали, уже и не помню.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика