Москва 24

Культура

21 июля, 2016

Грани зла и добра: Туган Сохиев и Петер Штайн – об "Осуждении Фауста" в Большом

Фото: Youtube

22 июля на исторической сцене Большого театра пройдет премьера спектакля "Осуждение Фауста". Этой работой режиссера Петера Штайна и дирижера Тугана Сохиева закроется 240-й сезон.

Накануне, перед генеральной репетицией создатели спектакля встретились с прессой и рассказали о трудностях, связанных с жанровой принадлежностью сочинения французского композитора-романтика Гектора Берлиоза, а также с трактовкой вечных спутников-антагонистов Фауста и Мефистофеля.

Петер ШТАЙН

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

"В Германии в рамках школьной программы в возрасте 14 лет ты обязательно должен прочитать первую часть "Фауста" Гёте. В ней – история о Маргарите, философский дискурс здесь не настолько ясен. Впервые познакомившись с этим прекрасным произведением, я поинтересовался у преподавателя, почему мы не читаем продолжение, на что получил ответ, что оно не предназначено для детей. Я был возмущен и взялся за вторую часть сам. Именно в ней подлинная история Фауста, в ней заключено все самое важное. Тогда я многого не понял. Уверен, что и вы не знаете вторую часть. Всю свою жизнь я пытался разгадать ее. Только в 55 лет мне это удалось. Фауст представляет современного человека, олицетворяет собой импульс человечества к познанию всего вокруг себя. Но все, что нами запланировано и осуществлено, не приводит ни к чему хорошему и обречено на провал. В конце своей жизни Фауст у Гёте пытается преобразовать природу, что приводит его к преступлению. Он погибает. Все это не имеет ничего общего с историей о Фаусте в версии Берлиоза.

В книге Фауст – сложная фигура, представляющая человечество в целом. Фауст у Берлиоза – романтический, любящий герой. Композитору нужно было сделать так, чтобы на сцене присутствовали черти, гномы, сильфы, марширующие солдаты. Он мыслил историю картинками. Так что в этом произведении не так много философской проблематики, психологии: Фауст хотел влюбиться в девушку, затащить ее в постель, а через несколько дней забыть. Мужчины встречают девушек, используют их и бросают, что очень созвучно современности".

Туган СОХИЕВ

Фото:ТАСС/Panoramic/Zuma

"Осуждение Фауста – не опера в привычном понимании, а драматическая легенда, которая задумывалась как опера. Она чаще исполняется на концертных площадках, но поскольку театральность этой музыки подчеркнута в партитуре и драматургическом развитии, мы посчитали, что ее сценический вариант, уже несколько раз доказанный другими оперными домами, может появиться на сцене Большого театра. Мы пригласили великого немецкого режиссера Петера Штайна, человека, поставившего обе части "Фауста", и как нельзя лучше понимающего суть этой философской истории. Он как мастер с огромнейшим опытом, профессионал, знающий театр и любящий оперу, уважающий музыку и партитуру, постарался максимально сгладить все эти неровности.

Мы очень редко обращаемся к Берлиозу. В XIX веке приехав в Россию, композитор имел колоссальный успех, его музыка исполнялась очень часто, особенно "Осуждение Фауста" – и в Петербурге, и в Москве. Поэтому возвращение произведения очень символично. В апреле в рамках перекрестного года культуры Франции и России был исполнен "Реквием" Берлиоза, а теперь мы завершаем сезон драматической легендой.

Берлиоз был молодым современником Бетховена. А Бетховен стремился видоизменять форму, но все-таки существовал в ее рамках. Берлиоз не следовал традициям и канонам венских классиков. Поэтому для него форма оперы появилась позже. Сюжет, который он хотел облечь в музыку, был воплощен в форме легенды – legend dramatique. Новаторство заключается в том, что Берлиоз использовал совершенно новые средства оркестровки, привнес неожиданные инструменты в оркестр – например, офиклеид. Вся дальнейшая романтическая музыка, особенно французская, не могла существовать без такого композитора, как Берлиоз".


Видео: Youtube/пользователь: Bolshoi Theatre

Дмитрий БЕЛОСЕЛЬСКИЙ (исполнитель партии Мефистофеля)

"С Петером Штайном мы встречались в 2011 году в Зальцбурге на постановке "Макбета", с Рикардо Мути за дирижерским пультом. Существует такой штамп, что в идеале режиссер не должен лезть в музыку, чтобы солистам было удобно петь. На первой репетиции в Зальцбурге Штайн перебивал Мути и объяснял, что ему нужно добиться от певцов по фразировке. Это о многом говорит.

Партия Мефистофеля в этом спектакле для меня – большой challenge. Фауст может петь свою красивую партию стоя на месте. Мне же приходится заниматься чем угодно – прыжками с батута, пробежками. Мефистофель – самый негативный персонаж, который только может встретиться. Можно благородного героя сыграть так, что его образ будет выглядеть серым, нейтральным, а можно абсолютное зло показать так, как этого никогда не было. Благородный герой требует большей детализации, чтобы зритель понимал происхождение добра. Зло на сцене должно быть выпуклым, нельзя допустить, чтобы идея повисла в воздухе.

Если говорить об эпохе, к которой принадлежит наша история, то ее нельзя отнести к определенному времени. Костюмы здесь не так значимы, как само действие".

Саймир ПИРГУ (исполнитель партии Фауста)

"Одна из идей Петера Штайна заключалась в том, чтобы продемонстрировать контраст между Фаустом и Мефистофелем. Я первый раз работал с ним, предлагал ему разные варианты, но Петер продолжать чистить мой образ, оставляя прозрачный минимум, чтобы было видно, насколько романтичен Фауст. Я видел его более активным, но Петер все это убирал.

Для меня Фауст – человек из маленькой страны, который хочет оказаться в Нью-Йорке, Шанхае, Москве – огромном мегаполисе и получить все, в том числе самую большую любовь".

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика