Москва 24

Обо всем

02 апреля 2015, 19:30

Как строили храмы на Руси

В книжном магазине "Гиперион" историк инженерии и автор блога "Москва глазами инженера" Айрат Багаутдинов прочитал очередную лекцию об архитектуре "Что нам стоит храм поставить".

На примере Успенского собора Кремля, Собора Василия Блаженного и колокольни Ивана Великого Айрат Багаутдинов рассказал слушателям о том, как в столице возводятся храмы. От историка инженерии гости узнали, где добыть белый камень и как изготовить кирпич. Конспект лекции читайте ниже.


    О первом Успенском соборе
  • Первый Успенский собор, выполненный в камне появляется совсем не таким, каким мы привыкли его видеть сегодня. Он был построен при Иване Калите. В 1326 году митрополит Петр закладывает Успенский собор. Как он выглядел, мы не знаем.

  • О том, как Кривцов да Мышкин ездили мерить Владимирский храм
  • Призвали мастеров-каменотесов, послали их во град Владимир видеть ту церковь и меру снять с нее. Разумеется, примером был выдающийся памятник владимирского зодчества – Успенский собор. И вот наши зодчие отправляются во Владимир на конях. Они проводят обмеры существующего памятника, копию которого собираются строить в Москве: "Видели храм Пречистой, удивились весьма красоте, величеству, измерили широту и высоту ее". После чего возвращаются в Москву и начинают подготовку строительной площадки.

    Софийская летопись нам рассказывает о том, кто же были строители этого храма: русские мастера Ивашка Кривцов да Мышкин. Они были, видимо, непосредственными производителями работ или бригадирами. Но все-таки подрядчиками были более высокопоставленные люди Василий Дмитриев да Иван Голова Владимиров. И между ними была распря, спор, в результате которого Василий Дмитриев отступился от наряда.


  • О том, каким злопамятным был первый русский архитектор
  • Василий Дмитриев – не случайная фигура. Это первый документально известный нам русский архитектор по фамилии Ермолин. Летопись названа Ермолинской, потому что есть предположение, что именно он и написал эту летопись, именно поэтому она вся написана немножко в обиженном тоне.

    Он был не столько архитектором-строителем, сколько архитектором-реставратором. Сначала Кремль. Теперь 1471 год – он занимается реконструкцией известной Георгиевской церкви в Юрьеве-Польском, которая тоже относится к середине XII века, обветшала к тому времени и была фактически перестроена.


  • О том, как измерить приоритет Москвы в аршинах
  • Кривцов и Мышкин руководят строительством собора. Но, видимо, годы монгольского ига сыграли свое. Кривцов и Мышкин не справились с такой ответственной работой. Надо сказать, они не буквальную копию сняли с Успенского собора во Владимире, а постарались сделать наш собор больше, чтобы утвердить приоритет Москвы над Владимиром, на полтора аршина, то есть почти на полтора метра размеры и в ширину, и в длину были больше. Храм рухнул.

  • О том, что похулили и что похвалили псковские эксперты
  • Иван Великий грозно наблюдает картину рухнувшего Успенского собора. И что же он приказывает сделать? Посылает гонцов в Рим за опытными мастерами и посылает во Псков за тамошними мастерами-каменотесами, которые тоже были достаточно опытными. Напомним, что псковских территорий почти не коснулось иго, и они сохраняли высокий уровень технологического развития даже при монголо-татарах.

    Приезжают псковичи и говорят Ивану Великому вот что. Похвалили дело, а вот известь похулили: жидко, говорят, вы растворяли, "ино не клеевито". Слишком много песка. Псковичи, говоря современным языком, провели экспертизу, но отказались от строительства. Поэтому мы стали ждать, пока в 1475 году к нам не приехал мастер-муроль Аристотель Фиораванти.


  • Об обрушении трудов Кривцова и Мышкина и об остром глазе Аристотеля
  • Факт его приглашения для строительства Успенского собора довольно странен. На родине он занимался исключительно инженерными работами. Он был родом из Болоньи, в 1455 году передвинул колокольню Церкви Марии Маджоре. С 1468 по 1474 год он служит при дворе герцога Жана Галеаццо Сфорца, который привозит Ренессанс в Ломбардию, который строит для себя известный дворец Кастелло Сфорцеско. Официально архитектором этого замка является известный итальянский зодчий Антонио Филарете.

    1475 год. Первое, что Фиораванти делает – велит разобрать существующий собор, точнее, остатки собора Кривцова и Мышкина, чтобы строить на его месте новый. Ту же церковь разбил таким образом: три дерева поставя (это похоже больше всего на треногу, с помощью которой вы иногда в походе разогреваете воду в чане), и концы их верхние совокупив воедино, и брус дубов обвесив на ужищи посреди их поперек, и конец его обручем железным сковал, и раскачивающее разбил. То есть это был просто таран на треноге, которым он и разбивал стены.

    Иные стены с испода подобрал, и, поленье подставляя, все на поленье поставил. По мере разбивания, разрушения одного слоя облицовочной кладки, он подставлял сюда деревянные поленья, которые продолжали нести нагрузку от этой стены. Когда эти поленья были поставлены по всему периметру, они их единомоментно зажгли. И когда все поленья одновременно обрушились, стена сразу потеряла опору по всему периметру и рухнула.

    И наконец он принимается за строительство. "Рвы же изнова копать повелел и колие дубовое бить". То есть он забивает сначала в землю сваи и потом поверх свай уже устраивает белокаменный фундамент.

    Дальше Фиораванти отправляется во Владимир. И это один из моих самых любимых моментов во всей Софийской летописи. "Ездил же во Владимир, смотрел Пречистую, похвалил дело и сказал: "Неких наших мастеров дело". Спустя более чем 300 лет Фиораванти разглядел в кажущихся нам совершенно русскими Успенском и Дмитриевском соборах руку ломбардских зодчих. Есть версия, что Барбаросса посылал зодчих именно из Ломбардии. Аристотель решил строить из плинфы.


  • Об архитектурных особенностях Успенского собора
  • В 1479 году церковь завершена: "Была же та церковь чудна весьма величеством и высотою, и светлостью, и звонностью, и пространством". Колонны в Успенском соборе круглые, в отличие от колонн традиционного русского крестово-купольного храма.

    Церковь построена палатным образом. Традиционные для Руси, заимствованные из Византии крестово-купольные храмы в плане имели практически квадратную форму. И обычно центральный неф был несколько шире, для того чтобы над ним поместился главенствующий центральный барабан. Меньшие барабаны устанавливались по углам, как это было в Успенском соборе, либо их вообще не было, как в этом храме

    А что же было в Европе? В Европе в это время господствующим видом храма является базилика – это храм, состоящий из трех или более нефов. Зальный тип храма – несколько нефов, также разной ширины, центральные шире, а боковые уже, но высота их одинаковая. В этом была главная особенность. Именно таким храмом зального типа и стал Успенский собор, что было совершенно нехарактерно для Руси.


  • О возрождении крестовых сводов при строительстве Успенского собора
  • Самый типичный для Руси свод – цилиндрический, или коробовый. Он, по сути, представляет собой арку, вытянутую в длину. Другие популярные своды строятся, так или иначе, на сочетании, на каком-то пересечении коробового свода.

    Еще один распространенный, достаточно привычный нам свод – крестовый: два пересеченных полуцилиндра. И свод сомкнутый – это тоже два пересеченных цилиндра на самом деле, просто у них отрезано все лишнее, а сегменты двух цилиндров образуют те самые четыре лепестка, смыкающиеся в одной точке.

    Успенский собор становится первым храмом после долгих столетий, в котором снова используются крестовые своды, а не более простые коробовые, которые стали повсеместно строиться во времена монгольского нашествия.


  • О новшествах, примененных при строительстве Успенского собора
  • Успенский собор – это первый собор, в котором применяются после долгого перерыва крестовые своды, в которых использованы металлические, а не деревянные анкера для погашения горизонтального распора, в которых используется кирпич, хороший известково-песчаный раствор, ровная гладкая забутовочная кладка, в которых используются сваи в качестве оснований, то есть применяются методы механизации во время строительства и много чего другого.

  • О кирпиче неясного происхождения и появлении более вязкой извести
  • Первая зафиксированная постройка из кирпича в Москве относится к 1473 году, то есть за два года до описанных событий – это палаты митрополита Геронтия. Но как тогда получали кирпич, непонятно. Заводов-то не было. По крайней мере, они не описаны ни в одном источнике.

    А вот первый завод, зафиксированный документально, строит именно Аристотель Фиораванти. "Известь же густо мотыгами повелел мешать, и когда на утро засохнет, то ножом невозможно расколупить". Фиораванти вводит технологию очень качественного гашения извести, для того чтобы увеличить ее вяжущие свойства.


  • О том, как белом камне и местах его добычи
  • Когда-то на территории Московского государства шумело море. Это море сейчас называется Мячковское. Такое имя оно получило уже в XX веке по названию сел – Нижнее и Верхнее Мячково, где добывался камень, известный как мячковский известняк.

    Там, где находится Владимир, Суздаль, известняк залегает достаточно глубоко – 400 метров. Конечно, по тем временам невозможно было докопаться до такой глубины, поэтому его добывали там, где это было сделать проще, где идет горизонтальная полоска. В этом месте известняк выходит на поверхность. Это как раз Подмосковье: Пахра, Мячково, Подольск, Звенигород, Волоколамск.

    Белый камень отсюда вывозили еще в незапамятные времена, когда и Москвы, возможно, еще не существовало.
    Его могли добывать закрытым и открытым способом. В частности, на каменоломнях "Сьяны".


  • О знаменитых постройках из мячковского известняка
  • Из подмосковного мячковского известняка сложено большое количество известнейших построек на территории Северо-Восточной Руси. Это и Храм Покрова на Нерли, это и Дмитриевский собор во Владимире, это и Рождественский собор в Суздале. И когда-то наш белокаменный Московский Кремль тоже был сложен из него.

  • О способах добычи известняка и плюсах его использования
  • Это легкий материал, мягкий, а значит, его легко добывать. Добывали просто с помощью кирки и лома. Он служит в качестве естественной гидроизоляции – не пропускает воду, как это ни парадоксально. У него хорошая морозоустойчивость. Он не впитывает воду, а значит, в отличие от кирпича, не может разрушаться зимой, когда эта вода в нем замерзает и увеличивается в объеме.

  • О Соборе Василия Блаженного и его предшественниках
  • Правильнее будет его называть храм Покрова Пресвятой Богородицы. Памятник в честь взятия Казани. Собственно, обратимся к летописи: "Той же осенью, 54-й год на дворе, царь Иван Васильевич повелел поставить храм Пречистой царицы Богородицы честного и славного ее Покрова с приделами о казанской победе".

    Для нас важно вот такое замечание: "А прежде сего на тех же местах бывае церкви надо рвом". То есть храм построен не сразу таким, а сначала он построен как однопрестольный храм Покрова Божией Матери, то есть не девять церквей, а один деревянный маленький храм. Рядом с ним стояли еще церкви, а как вы, наверное, знаете, если вы сносите церковь, то тогда на место, где находился ее освященный престол, надо ставить либо крест, как часто видим, когда едем по окраинам России, либо ставить другую церковь.

    Отсюда и берется этот многопрестольный храм Покрова на рву, девять храмов построены на месте прежних деревянных храмов и центральный храм Покрова в честь казанской победы. Почему храм в честь казанской победы – казанское взятие случилось с 1 на 2 октября. На эту дату тогда пришелся день Покрова Божией Матери. Решено, что негоже в честь такого события закладывать деревянную церковь, и нужно перестроить в камне.


  • О спорах вокруг личностей Бармы и Постника
  • Долгое время не было известно, кто эти люди. В конце XIX века один из исследователей истории храма Василия Блаженного находит летопись XVII века, в которой называются имена. Это был первый источник, в котором назывались имена строителей "по реклу Постника и Барму". И с тех пор, как Кузьмин этот источник нашел, не останавливаются споры, кто же это такие: Постник и Барма. Были ли они разными людьми или одним человеком. Кто-то из них, может быть, итальянец. В общем, до сих пор нет четкого понимания, кто же строил.

    Тем же исследователем была обнаружена еще одна летопись, пискаревский так называемый летописец, где уже несколько иная формулировка встречается: "А мастер был Бармас товарищи". Никакой Постник уже здесь не упоминается. Это внесло еще большую сумятицу в дело о разгадывании авторства храма Покрова на рву.

    Если про Барму нам неизвестно вообще ничего, кроме этих двух летописных упоминаний, то про Постника мы знаем немного больше. Человек по имени Постник Яковлев в 1556 году посылается в Казань для строительства Казанского кремля взамен разрушенного татарского, который был дерево-земляным. Это странно. С 1555 года начинает строиться собор, и вдруг в 1556-м его отсылают в Казань. Как же он мог быть строителем собора? Некоторые исследователи тут находят компромиссную версию. Они говорят, что, может быть, он начал строить, дальше дал задание своим людям строить, а сам поехал в Казань. Может быть, а может быть, и нет.


  • О том, как непривычно собор выглядел прежде
  • В 1559 году на день Покрова, 1 октября, были освящены приделы. Собор был построен в традиционной цветовой гамме для зодчества времен Ивана Грозного, то есть он был побелен и имел золоченые купола, а современный облик он обрел уже во времена Алексея Михайловича. Колокольня сейчас совсем не такая шатровая колокольня, также характерная для времен Алексея Михайловича. Изначально она была как псковская звонница, что подсказывает нам на причастность псковских мастеров к строительству.

    Еще одна потеря – когда-то у основания центрального шатра Покровского храма были такие маленькие свечки, маленькие куполки, которые были утрачены впоследствии, к сожалению. Их решено было не восстанавливать при реставрации.


  • О девяти столпах и едином подклете Собора Василия Блаженного
  • Храм Покрова на Рву состоит из девяти отдельных храмов на самом деле. Центральный столп является храмом Покрова на Рву в честь казанского взятия. Еще четыре храма расположено по сторонам этого своеобразного квадрата, и четыре чуть меньше располагаются в углах. Многие из них освящены в честь святых, празднование которых приходилось на какие-то крупные события, связанные с продолжавшейся полгода осадой Казани.

    Столпы соединены кирпичной галереей. Где-то кирпичная галерея накрыта просто коробовым сводом, а где-то – инженерным чудом – плоским перекрытием.

    И последняя инженерная деталь – все девять столпов опираются на единый подклет, как это называется у храма, но нам интересен даже не единый подклет. В подклете достаточно массивные стены, чтобы держать нагрузку. То есть подклет вместе с фундаментом (проведем такую аналогию) приближается к тому, что сегодня называется коробчатый фундамент.


  • О том, что общего у собора Василия Блаженного и сталинских высоток
  • Храм Покрова на Рву стал несколько скромнее в плане инженерных инноваций, но и здесь совершенно интереснейший, может быть, не столько в инженерном, сколько в архитектурном плане подвесной декоративный потолок, а также плитный фундамент еще в начале XVI века, который потом будет в следующий раз использован только уже при строительстве сталинских высоток. 450 лет прошло между храмом Василия Блаженного и повсеместным применением таких фундаментов.

  • О неустойчивых шатрах
  • Идея шатра впервые у нас возникает в зодчестве в 1532 году в Коломенском, в Вознесенском храме, который был построен, скорее всего (хотя это до сих пор тоже спорный момент), итальянским мастером Петраком Малым. В этом смысле шатер – достаточно нерациональная конструкция, поскольку по мере выпуска камней мы смещаем центр тяжести наклонной стенки, и она, конечно, стремится упасть, обрушиться внутрь. Именно поэтому необходимо шатры делать настолько высокими, чтобы стенки были достаточно крутыми, для того чтобы они все-таки держались.

  • О моде на шатровые перекрытия и особенностях сводов
  • Преимущество свода может быть, в том, что его проще укладывать, хотя это вызывает лишний расход кирпича – за все приходится платить. Почему проще укладывать – не надо тесать камни, просто кладутся с напуском и, наверное, еще потому, что он очень крутой, на нем не задерживаются осадки. Поэтому он не держит практически никаких нагрузок, кроме своего собственного веса. Но крутизна его ведет к излишнему расходу материала.

    Я думаю, что переход к шатровым покрытиям от традиционных сводчатых был, скорее, данью моде. Скорее архитектурная деталь, нежели оправданный с точки зрения инженерии элемент. В этом смысле патриарх Никон был ратником за рациональную инженерию, когда запрещал строительство шатровых храмов, тяготел все-таки к купольным.


  • О том, почему купол – это арка, и причине использования белого камня на цокольных этажах.
  • Купол – это тоже арка, только обернутая вокруг собственной оси. Он работает практически точно так же, как арка. Он строится из кирпича, к нему уже почти повсеместно переходят. Из белого камня строится только фундамент и цокольные этажи, то есть подвалы, грубо говоря, поскольку известняк плохо проводит воду, является естественным гидроизолятором. Поэтому те части зданий, которые находятся в земле, а значит прикасаются с грунтовыми водами и с осадками, сделаны из него. Причем эта традиция сохранялась вплоть до революции.

  • О дани Василия III его отцу, Ивану Великому
  • Строительство колокольни начинается в 1429 году. Через три года после закладки Успенского собора при Иване Калите неподалеку от него закладывается церковь Иоанна Лествичника, как говорит летописец, "иже под колоколы". Тогда еще не было привычных нам колоколен, и часто устраивали церкви, в барабане которых были устроены такие же арочные проемы, в которые монтировались и колокола. Такой церковью была и церковь Иоанна Лествичника. В 1505 году на месте старой церкви Иоанна Лествичника решено построить новую церковь, уже столпообразную.

    В 1505 году умирает Иоанн Великий, Иоанн III. На трон восходит его сын Василий III, и вот именно в честь святого покровителя своего отца он решает перестроить, облагородить церковь Иоанна Лествичника. Строил архитектор Бон Фрязин. Кроме строительства храма Иоанна Лествичника и колокольни Ивана Великого больше ничего нам о нем неизвестно.


  • Об изначальном внешнем виде колокольни Ивана Великого
  • Когда она была завершена, она имела немного не такую форму, как сегодня. По моде тогдашнего времени церковь была построена из кирпича, как обычно, но некоторые лопатки были выделены побелкой, а простенки, скорее всего, тоже были отштукатурены, а поверх штукатурки покрашены, и краска была разделана под кирпич.

    Стены там, где они воспринимают меньшую нагрузку, были тоньше, а там где воспринимают больше нагрузку – толще.


  • О функциональных особенностях штукатурки
  • Штукатурка выполняет не только декоративную функцию. Штукатурка еще и защищает кирпич от воздействия атмосферных осадков, поэтому штукатурить надо было все равно, но хотелось иметь кирпичную фактуру, поэтому поверх штукатурки уже красили.

  • О первых перестройках храма Иоанна Лествичника
  • Они начинаются с 1532-го года. И занимается перестройкой уже известный нам архитектор Петрак Малый. Первое зафиксированное его упоминание в летописях – 1532 год. Он перестраивает Успенскую церковь, ныне известную нам как Успенская звонница.

    Как Успенская звонница, так и Филаретова пристройка были взорваны при отступлении Наполеона из Москвы в 1812 году, а затем заново воссозданы. То, что мы видим сегодня, выглядит точно так же и является воссозданием, хотя прошло уже 200 лет и может считаться историческим памятником. Но в оригинале сохранилась форма только церкви Иоанна Лествичника, известная нам сегодня как колокольня Иван Великий. Она построена еще в начале XVI века добротно, прочно, толсто, с огромными запасами прочности, как сказали бы инженеры. Она пережила этот взрыв.


  • О том, откуда взялась круглая форма храма
  • Эту форму мы склонны считать, скорее, колокольней, чем храмом. Возможно, одним из прототипов была часовня. Даже для колокольни такая форма была непривычна, потому что колокольни тогда строили в виде звонниц, в виде стеночек с колоколами. Одной из первых звонниц в виде единого столпа становится часовня в Новгороде, построенная в середине XV века.

[URLEXTERNAL=http://lectory.m24.ru/]У нас еще много хороших лекций[/URLEXTERNAL]
закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать