Москва 24

11 марта, 2014

Крокодиловые сумочки и чучела: как работают сотрудники Музея Дарвина

Поделиться в социальных сетях:

В фондах Дарвиновского музея хранятся экспонаты, которые вряд ли увидит обычный посетитель. Это и охотничьи трофеи Николая II, и изъятые на таможне сумочки из крокодиловой кожи, и даже чучело сторожевой музейной собаки. Корреспондент M24.ru пообщалась с сотрудниками музея – двое из них работают в закрытых хранилищах, а третий – смотрит на людей и за людьми.

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

ИГОРЬ ФАДЕЕВ, ВЕДУЩИЙ НАУЧНЫЙ СОТРУДНИК ОТДЕЛА ФОНДОВ

Зоопарк для неживых

"Музей имеет большую коллекцию, и только малая часть находится в постоянной экспозиции. Все остальное хранится в фондах. Я отвечаю за фонд, где происходит хранение чучел млекопитающих крупного и среднего размера. Фонды нужны, чтобы делать выставки, обновлять экспозицию и вести научную работу. Все, что вы не видите, находится в просветительско-культурном обороте.

В принципе, все чучела хранятся в особых условиях. Шубу и валенки сохранить не так просто, а чучела мы должны хранить гораздо больше времени. Главные враги чучел – насекомые, неправильная температура и влажность. Поэтому в хранилищах мы создаем особый климат,

Самому старому экспонату больше ста лет. Хранитель коллекции должен знать все об экспонатах, историю. У меня зоологическое образование, я закончил МГУ имени Ломоносова. Основная работа – с коллекцией. Несмотря на то, что чучела не так дороги как бриллианты, они тоже привлекательны. Многие хотели бы заполучить их в свои коллекции, но проникнуть в хранилище невозможно".

Игорь Фадеев. Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Вечная жизнь пингвиненка

"Традиционный источник получения материала – экспедиционные походы. Многие животные поступают из Московского зоопарка и других зоопарков. Собак, например, привозят из питомников или от хозяев. Обычные люди тоже дарят: не редкость, когда дома есть чучело, доставшееся от отца или дедушки, – охотничий трофей.

Например, известному конструктору танков и вездеходов для арктических экспедиций в свое время подарили пингвиненка, он хранился в его семье долго, потом попал в наш музей. Чучело сложно хранить в бытовых условиях, все заканчивается тем, что они теряют вид, съедаются молью или попадают к кошке или ребенку в качестве игрушки. В домашних условиях "животное" быстро портится, но если оно попадает в музей, то хранится практически вечно.

Хранилище млекопитающих. Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Если у вас есть чучело и вы готовы им поделиться, нужно позвонить в музей, описать животное. Каждое чучело имеет ценность. Хорошо, если это чучело принадлежит известной личности, имеет мемориальную ценность, связано с событиями и судьбами. Но даже обычное животное будет важно для нас. Для работы с посетителями подойдет любое животное. У нас есть лекции для незрячих, для них мы выставляем экспонаты, которые можно трогать. В основном, это подарки от простых людей".

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Женька и ДНК знаменитой лошади

"В моем фонде есть собака Женька. Она найдена в Берлине в мае 1945-го. Кому принадлежала - неизвестно. Может быть, когда-нибудь сделают сенсационное открытые, и выяснится, что хозяином собаки был известный генерал. Ее подобрали наши солдаты, оказалось животное умеет искать мины. После войны она помогала – разминировала Берлин, служила нашей стране, потому что идеологии у собаки нет.

Потом Женьку привезли в Россию, в питомник собаководства . Там она прожила некоторое время, а когда выяснилось, что она пожилая и уже не может рожать, ее передали в Дарвиновский музей. Не в качестве экспоната, а как сторожевую собаку. До самой смерти Женька работала у нас. Когда она умерла, из нее сделали чучело.

Немецкая овчарка Женька. Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Еще у нас есть известный конь. Лошадь породы орловский рысак - чемпион, имеет огромное количество медалей. После смерти шкура и череп коня были переданы в фонд музея, и мы изготовили чучело.

Коню установлен памятник на территории одного из конных заводов, нарисованы портреты, сохранилось немало фотографий. Почему чучело так важно? Только портретами ограничиться нельзя – в шкуре находится ДНК, который при возможности можно извлечь".

ЗИНАИДА ЗАИКА, ЗАВЕДУЮЩАЯ ОТДЕЛОМ СМОТРИТЕЛЕЙ


Высшее образование и неадекватные люди

"Работа смотрителя многогранна. Это гораздо шире, чем прийти, посидеть и убрать помещение. Смотритель должен уметь работать с посетителями. Мы подбираем культурных, воспитанных смотрителей с высшим образованием, которые умеют общаться с гостями музея. Среди наших сотрудников - люди с педагогическим образованием, есть даже физики. Самое важное – уметь контактировать с людьми. Посетители приходят самые разнообразные, иногда приходят и люди, ведущие себя неадекватно. Надо уметь общаться и с такими.

Посетители задают много вопросов на разные темы – считают, раз человек сидит в зале, значит, может ответить на любой вопрос. Поэтому наши сотрудники должны быть эрудированными в биологии, знать тематику зала, в котором работают.

Я, конечно, люблю свою работу, работаю уже восемь лет. Всего у нас 33 смотрителя. Когда я пришла в этот музей, поняла, что это мое: любовь с первого взгляда".

Фото: предоставлено пресс-службой Дарвиновского музея

Можно ли обидеть малыша?

Наша задача - найти подход к каждому человеку. Например, если приходит агрессивный человек – успокоить. Часто приходит очень много детей. Однажды мама с папой привели маленького мальчика, ему было года три-четыре. Малыш подходит к витрине, спрашивает, кусаются ли чучела, и боится, трясется. Папа хочет вырастить из мальчика мужчину, и говорит ему ничего не бояться.

Все закончилось тем, что пришлось взять мальчика за руку и пообщаться с ним. Я объяснила, что за витриной находятся такие же игрушки, как у него дома, и они не кусаются. Так мы ходили с ним от одной витрины к другой, а родители наблюдали издалека.

Правила посещения музея не всегда соблюдают. Мы не конфликтуем, стараемся создать комфортные условия для каждого. Есть люди, которые садятся кушать прямо в музее. Ребенку родители дают яблоко, как обидеть малыша? Поэтому мы ему и ее маме прощаем. Но лучше есть в кафе – у нас их два".

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

ДМИТРИЙ МИЛОСЕРДОВ, ЗАВЕДУЮЩИЙ СЕКТОРОМ НИЗШИХ ПОЗВОНОЧНЫХ


Шкаф с черепахами

"В моем хранилище находятся амфибии, рептилии и рыбы – низшие позвоночные, хладнокровные животные. Все разделено по шкафам – в одном черепахи, в другом ящерицы и так далее. У нас достаточно много больших черепах – несколько лет их передала таможня. Сотрудники задержали большую партию чучел, которые ввозились в Россию с целью продажи. Люди покупают такие чучела для интерьеров. В зависимости от размера, такие чучела на аукционах стоят от 200 до 500 евро.

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Из других стран экспонаты, как правило, не попадают. Существует международное соглашение, конвенция Ситес, по которой перевозить части животного или самих животных через границу очень сложно. Например, все крокодилы относятся к Ситесу. Недавно я работал над документами для таможни. Они прислали фотографии крокодиловых шкур и просили меня ответить, можно ли их ввозить в нашу страну".

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Дорого и некрасиво

"В моем хранилище есть шкаф, где хранятся сумочки и ремни, полученные от Шереметьевской таможни в 1990-е годы. Большое количество изделий изготовлено из кожи змей или крокодилов. Понятно, что вещи были для продажи, и человек перевозил контрабанду не для себя. На каждый пояс и сумку должен быть сертификат, чтобы было ясно, что животные взяты не из живой природы, а выращены на ферме. В нашем случае никаких документов не было.

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Это явно не дизайнерские аксессуары, а массовое производство: все вещи одинаковые. Если посмотреть внимательно, можно увидеть, что производство кустарное, производитель неизвестен. Явно сумки и ремни были куплены там дешево, чтобы здесь их продали за большие деньги.

Как мы уже говорили, перемещение отдельных частей животных запрещено, поэтому партия была задержана, а дальше у таких вещей два пути – либо они уничтожаются, либо передаются в музей. Периодически часть этих экспонатов выставляется на выставках, посвященных контрабанде или животным, занесенным в Красную книгу".

Дмитрий Милосердов показывает запрещенные сумочки. Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Революционеры и трофеи Николая II

"В другой комнате у меня хранятся рога, это остеологическое хранилище (остеология – отдел науки, который занимается изучением костей и скелетов – M24.ru). Эта коллекция помимо экспозиционного и научного значения имеет огромную историческую важность. На лобных костях трофеев, рогах убитых животных, есть надписи. Буква “Н” с двойкой и короной – это то, что Николай II добыл лично. Многие экспонаты были добыты братьями, друзьями и гостями царя.

Уникальность ситуации заключается в том, что коллекция сохранились чудом. На каждом экспонате можно увидеть надпись. После революции все, что было связано с наследием царского режима, искоренялось и, скорее всего, эти рога тоже должны были уничтожить.

Трофейные рога. Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Каким образом коллекция попала в наш музей – неизвестно, долгое время о ней никто не вспоминал. Часть экспонатов была обнаружена только в 1990-е годы. Однажды наш коллега Игорь Вячеславович Фадеев перемещал чучело тигра, оперся на ящик, который служил чучелу подставку, гнилая доска провалилась и что-то поцарапало ему руку. Ящик вскрыли и обнаружили в нем рога.

Тогда все черные надписи на рогах были замазаны белилами, видимо, это их и спасло. Иначе бы их уничтожили по причине принадлежности к царю. Наш первый директор Александр Федорович Котс хотел сохранить материал для потомков – он и нанес белила, спрятав надписи. Потом смывали краску и по процарапанной кости (надпись на черепа была нанесена техникой процарапывания – M24.ru) наносили чернила заново".

Фото: Юлия Накошная/M24.ru

Подготовила Екатерина Кадушкина

Сюжеты: Музеи Москвы: от Воланда до "Морского боя" , Колонки , Мастера на все руки: самые необычные профессии Москвы , Как работает столичный зоопарк

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика