Москва 24

Свежая пресса

21 января, 2013

"Ъ-ВЛАСТЬ": Как в советские времена отказывались от родительских прав

Фото: ИТАР-ТАСС

Из России с законом

Принятие ответа на "закон Магнитского" вызвало кризис доверия к российскому парламенту. Вопреки ожиданиям скептиков, про закон не забыли и после Нового года. Ни депутаты, ни государство, ни даже дети от сложившейся ситуации почему-то не выиграли. Впрочем, в руководстве Думы злой умысел отрицают.

Елизавета Сурначева, Ъ-Власть

"Предъявлено мне в качестве обвинения было 23 пункта"

65 лет назад, в 1948 году, в Москве арестовали за взяточничество большую группу работников и руководителей Московского городского суда и Верховных судов РСФСР и СССР. При этом мало кто знал, что подобного результата удалось добиться с помощью одной из фигуранток дела — члена Верховного суда СССР Чурсиной, активно сотрудничавшей со следствием и разоблачавшей своих коллег.

Евгений Жирнов, Ъ-Власть

"Начала биться головой об стену"

60 лет назад, 16 января 1953 года, завершилось рассмотрение крайне необычного для СССР дела — об отказе от материнских прав. Поскольку речь шла не о банальном оставлении ребенка в роддоме или бегстве от детей, работники прокуратуры решили сделать суд показательным, чтобы другие родители в тяжелых ситуациях не смели даже думать о том, что заботу о воспитании детей можно законно переложить на плечи государства. Однако итог трудного разбирательства оказался столь же необычным, как и само дело.

Светлана Кузнецова, Ъ-Власть

"О преступных действиях, выразившихся в развращении малолетних детей"

В 1960 году произошло совершенно неординарное событие — депутата Верховного совета СССР попытались лишить полномочий из-за достоверных, как говорилось в документах, обвинений в педофилии. Казалось бы, ситуация могла иметь только один вариант продолжения. Однако глава высшего советского законодательного органа Леонид Ильич Брежнев нашел совершенно иное решение вопроса.

Евгений Жирнов, Ъ-Власть

Унесенные негром

Когда в "Бесславных ублюдках" евреи-спецназовцы с улыбками скальпировали пленных немцев, а вся нацистская верхушка заживо сгорала в парижском кинотеатре за год до конца Второй мировой войны, казалось, что Квентин Тарантино достиг пределов радикализма в отношениях с мировой историей. "Джанго освобожденный", баллада о двух охотниках за головами, истинном арийце докторе Кинге Шульце и "ниггере" Джанго Фримене, карающих в 1858 году "старый, добрый Юг" за грех рабовладения, доказал, что в "Ублюдках" режиссер только разминался.

Михаил Трофименков, Ъ-Власть

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика