Москва 24

20 августа, 2015

"Жизнь продолжается, пока живет память": не стало Льва Дурова

Поделиться в социальных сетях:

Фото: ТАСС/ Максим Новиков

Утром 20 августа из Первой градской больницы Москвы пришла печальная новость: в реанимации умер народный артист Лев Дуров. Медики долго боролись за его жизнь, но сердце великого актера не выдержало. О человеке, которого знала и любила вся страна, – в материале m24.

Две недели назад, днем 7 августа, на Малой Бронной собирались коллеги Льва Дурова, актеры одноименного театра. Худрук Сергей Голомазов рассказывал об удачах предшествовавшего сезона, обозначал планы на ближайшее будущее, поздравлял особо отличившихся актеров. А через несколько часов новостные ленты разразились сообщением – Лев Дуров госпитализирован. Чуда не произошло, хотя до последнего хотелось верить, что ставший легендой при жизни Дед (уважительное прозвище, приклеившееся к Дурову еще в молодости) в очередной раз выкарабкается из переделки, как и раньше. Увы, его сил не хватило...

Фото: ТАСС/ Зураб Джавахадзе

Лев Дуров – шутник, балагур, мастер розыгрышей и коллекционер баек. Он относился с юмором даже к теме смерти. В одном из многочисленных интервью Дуров сочинил историю том, как с ним будут прощаться. Наверное, только родственники знают истинный смысл сказанных им слов: хотел ли он смехом перебороть страх, или действительно с позиции своего возраста достиг понимания и смирения в этом извечном вопросе. Но представить, что Дуров испытывает ужас перед чем-то или перед кем-то – невозможно!

Несмотря на свои благородные корни (предки Дурова – знаменитая "кавалерист-девица" Надежда Дурова, прототип фильма "Давным-давно", циркачи и дрессировщики Дуровы), в годы юности он водился с дворовой шпаной и даже в рассказах об этом этапе своей жизни намекал на то, что его имя иных заставляло содрогнуться. Взрывной нрав и пренебрежение правилами, неуемный полет фантазии, энергичность – все эти качества не могли усмирить школьные учителя, зато умело направляли в нужное русло педагоги из Школы-студии МХАТ, выпускником которой Дуров стал в 1954 году. Здесь же он познакомился со своей женой, актрисой Ириной Кириченко.

Дерзкий, бескомпромиссный, молодой человек, вчерашний хулиган нашел идеальную сферу для своего благополучного творческого существования и развития – театр. На первом же сборе труппы в Центральном детском театре он познакомился с Анатолием Эфросом, а затем проделал вместе с ним путь от "Ленкома" до театра на Малой Бронной. С 1967 года Дуров больше коллектив не менял. Соглашался на спектакли на стороне, но Бронной остался верен до конца.


Театр был для него той самой лабораторией, где сложные черты его характера меняли вектор и работали на созидание. Дуров по своей сущности не мог оставаться податливым материалом в руках режиссера. Закончив высшие курсы ГИТИСа, начал сам ставить спектакли, причем не идя на сделки с совестью, а заботясь о качестве. Так, однажды он в процессе подготовки комедии "Лес" Островского снял с роли помещицы Гурмыжской свою супругу Ирину, чем невозможно ранил ее актерское самолюбие. Сам он потом рассказывал, что вынужден был пойти на этот шаг, пожертвовать сиюминутным домашним благополучием ради актерского ансамбля и удачной премьеры.

Театр для Дурова значил куда больше, чем работа в кино, хотя именно фильмы принесли в свое время ему всесоюзную известность. Каратист из "Не бойся, я с тобой", агент Клаус из "Семнадцати мгновений весны", де Тревиль из "Трех мушкетеров", купец из авангардной интерпретации "Аленького цветочка", гробовщик из "Человека с бульвара Капуцинов", Левий Матвей из "Мастера и Маргариты" Кары, летчик-космонавт из "Сироты казанской" и многие другие – всего около двух сотен ролей... Но о самом процессе кинопроизводства Дуров говорил иначе, чем о театральном процессе.

В спектакле Театра на Малой Бронной Дуров играл шекспировского Просперо из "Бури". Его герой произносил такие слова: "По моему велению могилы послушно возвратили мертвецов. Но этой грубой магии не нужно больше мне. Я отрекаюсь". Когда самого актера спрашивали о жизни после смерти, он отвечал: "Жизнь продолжается, пока живет память".

О Льве Дурове вспоминают его коллеги:

Сергей Голомазов, худрук Театра на Малой Бронной

"Это невосполнимая утрата. Лев Константинович – огромная часть истории Театра на Малой Бронной. Он пришел в театр в 1967 году. Я мальчишкой видел спектакли, в которых он принимал участие, я вырос на его фильмах. И до последнего дня он работал, принял участие в нескольких постановках. Для меня он всегда останется активным, умным и очень остроумным человеком. У него было потрясающее чувство юмора! Его никто не сможет заменить в тех спектаклях, где он играл, и для Театра это колоссальная потеря."

Сергей Голомазов. Фото: m24.ru/ Евгения Смолянская

Актер Виктор Сухоруков

"Это горе, но уходит поколение красивых, талантливых людей, которое нас воспитывало. Человеку 83 года – да дай Бог нам столько прожить! Он прожил свою жизнь счастливо, в окружении очень интересных, умных, дружественных людей. Он прожил такую жизнь, что нам с вами никогда его не догнать! Его уход – это, безусловно, горе, для родных – трижды горе. Но вы только подумайте: человек прожил импульсивную, яркую и энергичную жизнь! Его надо провожать красиво, достойно и без рукоплесканий. Смерть его забрала, а мы будем ему аплодировать? Надо было аплодировать, когда он трудился, творил, выступал. И я всех призываю – аплодируйте живым! Когда человек уходит, это уже ни к чему…

Фото: m24.ru/ Александр Сивцов

Лев Константинович знал себе цену, он был индивидуальной, талантливейшей личностью! Мне даже казалось, что мы с ним чем-то похожи: оба маленькие, шустрые, такие же говорливые. Я подражал ему.
К его юбилею в Театре на Малой Бронной поставили спектакль "Буря". Я был потрясен! Человек после инсульта, в возрасте, вдруг выходит и играет одну из главных ролей, а молодежь вокруг него, как птицы, летает! Это наркомания нашей профессии.

Уходит человек – надо говорить красивые слова, а не печальные! Должны быть слова благодарности, а не серости. Мы его не потеряли, потому что он слишком много оставил после себя. Восхищайтесь им! Но есть еще такие – живые, смотрите в них, вглядывайтесь, запоминайте, учитесь у них."

Режиссер Юлий Гусман

"Про таких, как Лев Константинович, принято говорить "светлые люди", и их очень мало. У него была замечательная душа и большой талант. Он был не просто великим актером и удивительным человеком, он был воплощением жизненной энергии и самим сердцем современного русского театра.

Фото: ТАСС/ Вячеслав Прокофьев

Я снимал Льва Константиновича в фильме "Не бойся, я с тобой!", который, надеюсь, многие помнят. Он играл Сан Саныча – учителя одного из главных героев. Это музыкальная комедийная картина, но Лев Константинович относился к работе в ней с такой же ответственностью, как и к спектаклям по Шекспиру, да и как к любому делу, за которое он брался.

Он целый год занимался карате и достиг там замечательных успехов – для того, чтобы сыграть не какую-то фальшивку, а настоящего персонажа. Фильм "Не бойся, я с тобой! 1919!" был снят через 30 лет после первой части. И Лев Константинович был на премьере.

Все его роли, все его спектакли, все его книги, все его веселые рассказы, умные мысли, режиссерские и актерские работы будут жить очень долго – для миллионов его почитателей. Ну а мы, его близкие друзья и соратники, никогда не забудем этого человека, великого мастера и замечательного друга".

Юлия Чечикова, Ирина Левкович

Сюжеты: Персоны , Тренды города: все, что волнует столицу

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика