Москва 24

Экономика

26 ноября 2013, 13:36

После 1 января в столице останется 30 рынков - Алексей Немерюк

Рыночная торговля в Москве сохранится - Немерюк

В эфире радиостанции "Москва FM" руководитель столичного департамента торговли и услуг Алексей Немерюк рассказал о том, как проходят контрольные мероприятия на торговых местах Москвы. Он также сообщил о видах нарушений и способах их пресечения в продовольственной сфере России. Сетевое издание M24.ru приводит полную версию интервью.

- Мы рады приветствовать у нас в гостях Алексея Немерюка, руководителя столичного департамента торговли и услуг. Здравствуйте.

- Добрый вечер, уважаемые слушатели, добрый вечер Дарья и Федор.

- Ольга написала нам, что в магазине "Перекресток" около метро "Планерная" долгое время огромные навозные мухи сидят на рыбе, молочных продуктах, фруктах и летают везде. На замечание, многочисленные, жителей местных менеджер ничего не отвечает и никак не реагирует. Как бороться с такими явлениями?

- Я передам, во-первых, руководству Х5. Видимо, те проверки, которые были проведены, те штрафные санкции недостаточны для них. Предложим просто уволить администратора, который действительно "не ловит мух".

- Вы говорите, проверки - то есть недавно…

- Недавно коллеги действительно сильно проверили, оштрафовали. Но не всегда доходят до всех позывы, что надо свое предприятие содержать в порядке и стремиться к тому, чтобы уровень обслуживания соответствовал ценовой политике, которая существует на предприятии.

- Алексей, а вот из крупных сетей есть какой-то антирейтинг в Москве - "вот эти ребята мало что соблюдают, их все время проверяем, но толку нет, а вот эти хорошие"?

- Есть.

- Вы можете какой-нибудь такой Топ-3 назвать?

- Топ-3? Нас с вами потом не засудят?

- Не знаю. Хорошо, давайте оставим этот вопрос. Про рынки: давайте поговорим про рынки…

Алексей Немерюк. Фото: mos.ru

- Нет-нет, есть, есть. Давайте так, на самом деле рейтинг в открытом доступе, он есть на сайте Роспотребнадзора, можно зайти, посмотреть по тем проверкам, которые были, по выявленным нарушениям. У нас даже до сих пор в разных частях Москвы есть предприятия, деятельность которых приостановлена из-за того, что не только мухи на рыбе... но и другие требования товарного соседства, нарушения правил торговли, санитарно-эпидемиологических требований - не соблюдаются. Меня иногда удивляет поведение коллег, которые занимаются развитием торгового бизнеса: для них, видимо, выгоднее держать закрытое предприятие, чем попытаться навести там порядок. Топ-3 - в том числе туда входит и вышеназванная организация.

- Хорошо, теперь про рынки вопрос. Есть у меня такое ощущение - может быть, не прав, развейте, - что рынки в конечном итоге как формат торговли в городе перестанут существовать?

- Вы знаете, если посмотреть последние сводки СМИ, то у меня тоже такое впечатление складывается. Хотя на самом деле это не так.

- А как на самом деле?

- На самом деле у нас есть как позитивные, так и негативные тенденции по рыночной торговле. В любом случае, это одна из древнейших форм торговли, и, конечно, у нас есть хорошие, качественные рынки с нормальным менеджментом, нормальными ценами. Но в любой сфере бывает, что без "паршивой овцы" не обходится. Поэтому те многочисленные рейды, которые сейчас проходят, и проверки... Может быть, о цифрах мы позже поговорим, если хотите, можно и сейчас их озвучить: более 400 проверок уже было проведено и больше 1500 нарушений выявлено. Конечно, в первую очередь это…

- Простите, пожалуйста, а вы проверяете, я имею в виду, проверяются только те рынки, которые принадлежат правительству Москвы, или все?

- Мы проверяем все рынки, полностью все 55 рынков, которые у нас есть в структуре города на сегодняшний день. Из них 11 рынков – это городские рынки, которые принадлежат правительству Москвы, которые мы сейчас реализуем. В отношении всех рынков проводятся проверки. Понятно, что 90% нарушений из тех 1500, как я сказал, совершаются самими арендаторами мест. Но при этом многие забывают - управляющие компании либо собственники зданий, - что они несут такую же солидарную ответственность по этим нарушениям, и их ответственность ничуть не меньше. К сожалению, действительно, больше половины от всех нарушений – это нарушения правил въезда и пребывания на территории Российской Федерации мигрантами. Это больше 700 случаев. Понятно, есть и противопожарная безопасность – чуть больше 100, около 100 – это СанПиН несоблюдение. Там есть и нарушения использования товарного знака. В общем-то, большой ассортимент всех этих нарушений. Я могу сказать, что динамика показывает: нарушения эти выявлялись не только последнее время, но в течение этого года. Мы смотрим в целом, насколько ситуация ухудшается или улучшается. Могу сказать, что она действительно оздоравливается. Сегодня (25 ноября 2013 года - прим. ред.) опять были очередные рейды в Люблино, хотя это не относится к рынкам, но все-таки торговый комплекс…

- Хотя они же недавно проходили, по-моему, 20 ноября. На прошлой неделе.

- Да там постоянно сейчас и рынки проверяют, и торговые комплексы. Количество задержанных может впечатлять: цифры 600-800-1000 человек, но реально привлеченных либо депортированных – где-то около 15-20 после каждой проверки.

- А сотрудники вашего департамента, они в каких полицейских рейдах участвуют?

- Нет. У нас таких полномочий нет. Если необходимо органам прокуратуры, они нас привлекают для совместных проверок, для выявления конкретных нарушений касательно именно правил функционирования рынка. Потому что у нас всего две службы, которые могут производить проверки - это МВД и Роспотребнадзор.

- Не так давно появилась новость - не знаю, насколько это так, - что Москва будет избавляться потихонечку от рынков, то есть продавать их.

- Вопрос очень грозно звучит: "избавляться от рынков". Действительно, в планах правительства Москвы есть реализация тех объектов, которые находятся в городской собственности, они находятся уже много лет там, еще с советского периода. Может быть, 11 таких серьезных, крупных объектов, которые мы сейчас предлагаем приватизировать. Четыре первых объекта уже стоят в плане приватизации, я надеюсь, до февраля месяца будут проданы. Понятно, что по двум объектам есть определения и решения их ликвидировать, земельный участок будет использоваться по другому назначению. На трех объектах у нас есть решение создать, опять же, совместно с инвесторами, некий формат, возможно, "экобазаров", как это было сделано в Мытищах. Кроме того, некоторые объекты ушли под строительство ТПУ. Один из тех самых пресловутых рынков – это Выхинский рынок и второй – Царицынский, который тоже будет снесен в ближайшее время.

- Инвесторы – они вообще, как вы считаете, охотно участвуют в таких программах и покупают именно рынки, чтобы их потом преобразовать? Потому что это все-таки не гостиничная история, мы помним, что не так давно гостиница "Москва" тоже продавалась. Но одно дело luxury-отель какой-то содержать в Москве, а другое дело – рынок, на который все равно придется нанимать какую-то рабочую силу, много будет проблем.

- Согласен. Но здесь проблемы даже не в рабочей силе. На самом деле товар и сам вид торговли востребован. Ведь есть действительно хорошие рынки, которые функционируют, которые популярны, куда приходят люди. В общем-то, бизнес этот рентабельный, хотя он достаточно тяжелый, сложный. Это не вещевой рынок, это не торговый комплекс с каким-то сетевым предприятием в виде "якорного". Это вид деятельности особый. Надо встать в 4 часа утра или в 2 часа ночи, поехать на базу либо получить товар, который прилетает издалека, привезти его, сохранить его, попытаться реализовать. Понятно, что часть товара в любом случае пропадет. И в этой связи он по рентабельности, конечно, уступает многим видам деятельности, которые существуют. При этом, учитывая дороговизну земли в Москве, либо коммерческой недвижимости, конечно же, есть понимание, что вместо рынка гораздо более эффективно построить торговый комплекс, сдать его большому количеству арендаторов и просто сидеть получать за управление либо еще за какие-то вещи дивиденды. Если мы говорим о тех объектах, которые мы пытаемся продать, мы говорим о том, что да, коллеги, мы продаем этот рынок, тот же самый "Даниловский", шикарнейший объект, с определенной историей в хорошем месте. Может быть, немного неудачно, что нет нормальных парковок рядом. Но мы запрещаем перепрофилировать его. То есть земля продается именно под рынок. Рынок обязан там быть, в течение ближайших пяти лет нельзя сокращать рабочие места. С такими условиями не все инвесторы готовы мириться. Да, я думаю, что с удовольствием этот кусок земли забрали бы под строительство какого-нибудь торгового комплекса либо жилищного комплекса.

- Почему город продает? Неэффективно управлять?

- Город все-таки не должен заниматься сам торговлей. Вы совершенно правы, что нет смысла, то есть город не зарабатывает на этом деньги. Это была некая социальная раньше услуга именно – организация рынка. Сейчас уже такой задачи нет. Частный инвестор в любом случае будет более эффективно использовать эти объекты.

- А в этом случае можно говорить, что контроль за деятельностью этого предприятия, рынка, останется? Что не будет там второй бирюлевской базы и так далее?

- Контроль в любом случае останется. Контроль будет, но здесь есть проблема в том, что у нас, к сожалению, федеральное законодательство, согласно которому, опять же, количество рынков в последнее время сильно сократилось и еще сократится примерно в два раза в Москве - там не прописан четкий, конкретный формат рынков, какими они должны быть, какие требования к ним предъявляются. То есть что такое рынок, что такое не рынок. Потому что многие объекты, о которых жители или сотрудники различных органов думают, что это рынки, на самом деле таковыми не являются. У нас всего 55 объектов, которые входят в дислокацию именно как объекты рыночной торговли. Они обладают основными признаками, которые в федеральном законе прописаны. Там нет конкретной градации, четкого описания, что такое рынок, какие торговые места, какие требования к конкретному торговому месту. Да, управляющие компании… Сегодня это рынок, а завтра это торговый комплекс, при этом ничего не поменялось.

- С чем связано решение в принципе сокращать количество рынков? Люди часто пишут, жалуются на тот же SMS-портал: "Зачем закрывают? Власти лоббируют крупные сети, но там гораздо дороже, я не хочу покупать в каком-то там "Седьмом континенте", хочу покупать на рынке".

- Ну давайте опять начнем с того, что такой задачи не стоит. У правительства Москвы нет задачи закрыть все рынки либо их сократить. Есть федеральный закон, который жестко определяет, какие рынки могут остаться работать после 1 января 2015 года: только в стационарных помещениях. В этой связи уже было закрыто больше 30 рынков и на подходе еще 26. Понятно, что у нас после первого января останется в лучшем случае 30 рынков, которые будут работать. Понятно, что это все объекты капитальные. К ним есть определенные требования, хотя, опять же, мы разговариваем с коллегами из других субъектов, для них эти задачи практически невыполнимы. Какие-нибудь города численностью меньше 200-300 тысяч населения – им невозможно вместо такого рынка, который существует где-то на центральной площади, в стационаре, взять и привлечь какого-то инвестора, который мог бы это создать уже как нормальный хороший торговый объект. Сама рыночная торговля, еще раз повторюсь, сельхозпродукцией – она не настолько рентабельна.

- Про рынки еще немножечко поговорим, потому что и слушатели наши писали не так давно про Ленинградский рынок. Вроде закрыли, все об этом знают, но при этом такое ощущение у жителей, что не закрывали. Потому что, во-первых, крытая часть его осталась, и пишут, что там тоже невесть что творится иногда, и очень много таких вот отдельных построек, палаток на соседних улицах. То есть это переехавшие, я так понимаю, с рынка торговцы?

- Нет-нет. Смотрите, там сложная ситуация около Ленинградского рынка изначально. Там есть совершенно четкий объект, который и в советское время был именно как сельхозрынок с капитальным сооружением. Он соверешенно конкретного владельца, инвестора, который в недавнее время его отремонтировал, сделали здание гостиницы новое. А вот все то, что располагалось вокруг, – это уже другой совершенно арендатор земельного участка, так называемый "Сахалинский дом", который сейчас как раз таки закрыли и вывели все эти некапитальные объекты. Договор земли закончился, был расторгнут в официальном порядке. Здесь нет такого понимания, что Ленинградский рынок закрыт навсегда и насовсем. Капитальная его часть как функционировала, так и будет функционировать. А то, что там на соседних улицах действительно находятся палатки, да, они там находятся, в основном они имеют срочные договора на размещение, и в любом случае в следующем году эти договора прекратятся. Эти палатки будут оттуда выведены.

- Кому принадлежит Дорогомиловский рынок?

- Частному инвестору.

- Не так давно была пресечена там ночная торговля. Это какое-то беспрецедентное явление, или из-под полы приторговывают наши рынки?

- Вы знаете, странное было заявление, что на рынке была обнаружена торговля.

- Ночная, не совсем законная.

- Послушайте, кто сказал, что она незаконная? Давайте так, другой вопрос: если там были выявлены факты нахождения незаконных мигрантов, которые реализовывали некий товар, на который не были своевременно предоставлены документы, да, это нарушение достаточно жесткое, и за него надо карать как самого арендатора, так и управляющую компанию, которая там находится. Сам факт торговли - не секрет, мы всегда говорили, что Дорогомиловский рынок живет и днем, и в утренние ранние часы, когда туда приезжают половина ресторанов Москвы для того, чтобы купить свежую продукцию на ближайший день. Многие там и рестораторы, и отельеры делают заказы совершенно четкой и понятной сельхозпродукции, которой просто в обычных базах или магазинах физически нельзя найти, потому что туда, как в общем-то и на базу нашу рыбную, привозится продукция из 20-30 стран, ночью прилетает из Японии, из Азии, еще откуда-то, привозятся какие-то эксклюзивные виды продовольствия, которых нигде не найти. Поэтому понятно, что все эти рестораторы... а для того, чтобы начать работу даже в 12 часов дня, как многие рестораны у нас начинают в Москве, продукцию надо прийти в 3-4 утра купить, привезти, приготовить.

- То есть по заказу, вы имеете в виду? Юрлица приезжают, забирают…

- Конечно, да. В этом нет ничего предосудительного, никаких нарушений. Я еще раз повторю, что в самом факте, что на рынке торгуют, в том числе и в ночное время, нарушений как таковых нет. То, что там находились, опять же, мигранты, у этих арендаторов и было выявлено значительное количество продукции без товаро-сопроводительных документов, – да, это нарушение.

- То есть, наверное, Дорогомиловский рынок сейчас всех раздражает, и ему мстить будут, наверное, в том числе и какими-то сообщениями сомнительными в СМИ, потому что он, по крайней мере у москвичей, представляется таким образчиком торговли, по крайней мере, сейчас, рыночной?

- Проблема в чем – там у собственника есть инвестпланы, как его дальше реконструировать, снести все эти палатки, которые там вокруг на территории находятся. Но, с другой стороны, сам формат организации торговли внутри капитального здания, где у них находится рынок, основная его часть, – он достаточно неплохо организован. Я могу сказать, что многие коллеги мои из других регионов, которые приезжают, приходят туда по собственной инициативе, смотрят, и реально говорят, что такого рынка они давно не видели в плане ассортимента продукции. Да, я, наверное, соглашусь, что это один из самых дорогих рынков в Москве и, может быть, и в стране. Но, по крайней мере, там можно найти практически все.

- Наш слушатель Владимир нам дозвонился, хочет задать какой-то вопрос. Владимир, здравствуйте.

Владимир: Добрый вечер. У меня вопрос более локальный. Я с коллегами издаю газету "Патриаршие", и у нас есть идея сделать этот район более комфортным, в том числе с точки зрения досуга. Вот мы хотели бы какой-нибудь передвижной, нестационарный мини-объект, чтобы продавать кофе, напитки, может быть еще что-то, сладости. Вот как нам в этом случае действовать? Куда обращаться? И вообще, реально ли сейчас в Москве сделать такое, учитывая борьбу с торговлей нестационарной и всеми прочими делами?

- Да, Владимир, спасибо. Ну, я так понимаю, что речь идет о мелком бизнесе. Вот человек хочет продавать кофе, пирожки, что-то такое. Насколько ему сложно вписаться в этот рынок?

- Владимир, спасибо за вопрос. Он действительно актуальный, потому что не только у вас такое желание, наверное, у большого количества предпринимателей. Мы эту проблему изучали и в прошлом году, и в этом. Но, к сожалению, проблема существует в чем: была Владимиром сказана фраза: "борьба с торговлей". Да нет никакой борьбы с торговлей. Есть желание привести все к определенным стандартам. Все-таки мы с вами живем в столице, и хочется видеть действительно красивые, опрятные объекты, которые торгуют тем ассортиментом, который заявлен либо стоит в договоре, а не тем, что попытаться, я так грубо скажу, срубить денег на пиве и сигаретах, на том, что приносит основную часть прибыли. Мы изучали вопрос, и приходили коллеги, которые этим вопросом профессионально занимаются, есть у нас опыт французский, в Париже, на базе автомобиля Smart сделаны небольшие такие кофейни, которые приезжают в город в утренние, обеденные, вечерние часы, стоят на определенных площадках и после этого уезжают, никому не мешая, но при этом скрашивая городскую среду и предоставляя определенную услугу там, где она необходима в это время. Но когда я сказал: ребята, вы готовы выйти с таким предложением? То есть да, мы утверждаем вместе с вашим бизнес-сообществом, пришло человек 20, тех, кто готовы были этим заняться. Кто-то этим уже занимается на базе Renault, а-ля "каблучок" такой, автомобиль. Кто-то на базе "Таврии", что смотрится, извините, кто этим занимается, ну совершенно убого. Я не готов потом отвечать перед жителями либо гостями столицы и перед мэром, что у нас на улицах города будут стоять вот эти вот "Таврии" в таком непонятном формате. Иногда, еще зачастую, совершенно не новые.

- Это ретро.

- Если бы оно еще выглядело солидно, как ретро, а это уже не ретро, а некое убожество. Давайте примем некий стандарт, придем к мэру и скажем да, что вот это – то, что действительно город украсит, то, что придаст какой-то шарм и смысл городской инфраструктуре. Поэтому для Владимира все-таки отвечаю: если у вас есть интересные проект, бизнес-план – приходите, пообщаемся, вопросов никаких нет.

- Вот, сложный человек. Я вспомнил сейчас историю, по-моему, была как раз прошедшей зимой с двумя французами, студентами, которые по своей инициативе выходили на улицы, пекли какие-то блинчики или что-то такое. Их повязали. После того как СМИ об этом рассказали, естественно, их быстро прикрыли, потому что торговля, в общем-то, несанкционирована. Ну, такая история, сама по себе какая-то добрая, ну, два молодых человека вышли, веселые, блины пекут зимой. Ну, не могут вписаться.

- Пожалуйста, когда это санкционировано, у нас, помимо этих французов, есть ребята, которые готовы тоже выходить, тоже готовить что-то сами. Мы неоднократно встречались, разговаривали. Неоднократно приглашаем участвовать в наших программах. Одно дело, когда вы просто вышли на улицу: "а я хочу вот здесь вот у Красной площади поторговать блинами, потому что мне денег не хватает, при этом я не знаю ни правил торговли, но я умею печь блины", из чего? Никто не прогарантирует. Кто-то отравится – его проблемы.

- А что нужно делать? Нужно прийти в департамент, получить какое-то разрешение, лицензию?

- Смотрите, здесь все достаточно просто. Есть дислокация объектов мелкорозничной торговли. У нас на сегодняшний день она насчитывает чуть больше 10,5 тысяч объектов. Конечно же, в большинстве своем с нашими погодными условиями это объекты в виде киосков, павильонов, есть объекты сезонные – бахчевые развалы, овощи-фрукты. Есть объекты именно зимние – елочные базары, новогодние базары. Сейчас будут стоять рождественские ярмарки. Если есть желание просто организовать какой-то новый вид деятельности – нужно прийти с этим предложением. Просто не всегда, скажем так, человеку кажется, что его некая инициатива, его идея – она настолько великолепна, что никто не может отказать ему, и она реально будет воспринята всеми жителями "на ура" и реально будет красиво куда-то вписана в городскую инфраструктуру. Уверяю, что это не всегда, к сожалению, так.

С другой стороны, в любом случае человек думает о бизнесе. И когда мы говорим: "Пожалуйста, вы хотите поставить мобильный объект? Мы готовы к этом вернуться. Уже пилотный проект мы реализуем. 50 точек мы готовы под мобильные объекты поставить. Но, будьте любезны: если это машина, то это только новая машина, с хорошим оборудованием, стандарта не ниже Евро-4, не с мигрантами внутри, а с нормальными русскоговорящими продавцами, имеющими право торговать именно в этих объектах. Продукция конкретного ассортимента: не пиво и сигареты, там где вы хотите у станции метро, а в спальных районах овощи и колбаса. Либо молоко и хлеб. Пожалуйста, хотите – идите". Но все как-то сразу: "Да, мы подумаем" - и уходят, и пропадают. Потому что, на самом деле, Федор сказал, в интересах сетевых крупных компаний закрываются мелкая розница либо рынки, на самом деле ничего подобного. Просто у нас среднему бизнесу действительно тяжеловато выживать. И по цене, и по остальным требованиям действительно, может быть, сетевики забили тот рынок, там разные ниши совершенно, но это, извините меня, конкурентные условия. Хотите – пожалуйста, приходите. У нас есть очень неплохие маленькие сети, как в торговле, так и в ресторанном бизнесе, которые себя зарекомендовали и пользуются успехом.

- А на эти 50 объектов до Нового года аукцион какой-то будет?

- Да, будет аукцион с конкретными требованиями, конкретным оборудованием. Я надеюсь, что придут предприниматели, которые согласятся на эти условия. Дело в том, что мы уже, честно скажу, может быть, грубовато, наелись того, что приходят люди, говорят: "Да, мы хотим торговать овощами", "Да, мы готовы в спальном районе встать". Но в итоге эти овощи превращаются уже не в овощи, а опять же в пиво и сигареты, услуга не предоставляется, та, которая была заявлена, жители жалуются. Работают, извините меня, опять же, мигранты, причем мигранты порой незаконные, и нам приходится потом идти в суд, чтобы с такими нерадивыми бизнесменами расторгать арендные отношения.

- Сейчас сразу к смскам, если позволите: "Слышала, что в нашем районе Южное Бутово зимой не будет работать ярмарка выходного дня. Как же так? Продукты там по качеству лучше, чем в некоторых сетевых магазинах да и от дома не далеко". Как так?

- Ну, как-то вот так. Давайте остановимся коротко. Действительно, ярмарки выходного дня, некое подобие мини-рынков, которые работают в первую очередь для того, чтобы сельхозпроизводители могли привезти продать свой продукт, а москвичи его купить. Не всегда, конечно, заявленные цели достигаются. Порой бывают и перекупщики, которые активно пользуются этими площадками, тем более что город их предоставляет совершенно бесплатно. Есть злоупотребления на этих рынках. Но что касается самой работы ярмарок – мы никогда не декларировали о том, что они будут работать в зимнее время. Раньше такой опыт был, с учетом того, что позволялось, или была разрешена продажа непродовольственных товаров. На сегодняшний день с прошлого декабря такая продажа запрещена. Все-таки ярмарки выходного дня больше для продовольствия.

- Это связано с хранением, я так понимаю?

- Это связано с тем, что нереально продавать в зимнее время на улице, когда даже пусть 10-градусный мороз, реализовывать качественную продукцию. В любом случае, она будет испорчена. Человек, купивший вот сейчас на улице яблоки, помидоры, картошку, огурцы, мед, молоко, да все что угодно, придя домой, обнаружит, что все это уже испорчено.

- Но, тем не менее, белорусские ярмарки, простите, что перебиваю, функционируют практически круглогодично.

- Не будут они далее функционировать круглогодично. Сейчас декабрь месяц, мы буквально сегодня еще раз проговорили, и многие ваши коллеги из других СМИ говорили о том, что декабрь, самая пора подготовки к новогодним праздникам. Мы сказали, хорошо, если погодные условия позволяют, мы будем позволять на усмотрение, опять же, префектур административных округов. Если префект считает, что допустима такая торговля, пожалуйста, пусть ярмарки работают до 1 января, вопросов никаких нет. Но однозначно, что январь и февраль ярмарки работать не будут.

- Давайте дальше: "Алексей, скажите, почему власти дают крупным сетям разворачиваться, тем самым вытесняя малый бизнес?" Такой вот риторический вопрос.

- Бизнес есть бизнес. И здесь нет никаких преференций. Извините меня, если я назову цифры по проверкам сетей. То, насколько жестко мы подходим к требованиям, которые есть, сколько было предприятий, деятельность которых была прекращена либо приостановлена за прошедший период, ни в какие сравнения не идет с малым бизнесом. Другой вопрос, что мы уже говорили об этом, достаточно тяжело выживать малому и среднему бизнесу на этом рынке, когда каждый сетевой магазин, федеральная структура, заняли свою нишу. Я понимаю, что они активно развиваются, и, допустим, если мы возьмем Санкт-Петербург, то там доля сетевых магазинов достигает 65 процентов. У нас в Москве пока что 25-30%, не больше.

- Все остальное – это мелкие магазинчики?

- Да, это небольшие магазины, торговые комплексы, в том числе где есть малый бизнес. Если мы говорим о продуктовых сетях, то у нас достаточно значительное количество небольших магазинов в спальных районах, жилых домах, на первых этажах, то есть которые не принадлежат сетям. Хотя сети сейчас активно пытаются войти и на эту нишу. Есть у них понимание, что они готовы осваивать рынок 50-150-метровых помещений.

- И в итоге выдавят все маленькие магазинчики. Если уже заговорили о крупных сетях - история, правда, Подмосковья, но все-таки вас, наверное, коснулась - с подмосковным "Ашаном". Вдруг неожиданно оказался он без лицензии на несколько дней, по-моему, что-то в пределах недели, не мог продавать алкоголь. Но сейчас разрешили. Это с чем было связано? Почему "Ашан" не уследил? Что такое произошло?

- "Ашан" не уследил, да. Но это на самом деле касается многих магазинов. Дело в том, что - наверное, те, кто занимается продажей алкогольной продукции уже проинформированы, при этом то ли соблюдают, то ли не соблюдают эти правила - необходимо всю продукцию, которая идет через розничную сеть, декларировать. "Ашан" по какой-то случайности забыл задекларировать те объемы алкоголя, который они реализуют через свои сети. В этой связи, соответственно, были сделаны такие, может быть, достаточно жесткие, шаги по приостановлению действия лицензий. Мы не пошли на этот шаг, хотя тоже могли включить более жесткий режим. Мы дали возможность устранить эти нарушения, и, насколько я знаю, они были устранены. Хотя на самом деле из 10 тысяч декларантов, которые сейчас - вернее, лицензиатов, - которые работают на территории Москвы, чуть больше тысячи до сих пор не подали или не подают своевременно декларации о реализуемой алкогольной продукции. Для Москвы это незначительный процент, но в целом я считаю, что это недопустимо, и буквально на прошлой неделе мы провели совместное совещание с Росалкогольрегулированием, и я думаю, что мы в дальнейшем, со следующего года, сейчас вот еще раз призовем всех лицензиатов подавать декларации своевременно, в установленные сроки. Будем подходить так же жестко: будем приостанавливать действие лицензии. Хотя у нас есть судебная практика и по аннулированию алкогольных лицензий, уже выданных, за непредоставление декларации - уже больше 300 лицензий мы просто аннулировали.

- И не такой большой процент, по крайней мере, в таблице, которая у вас на сайте указана, тех, с которыми вы продлили лицензию. То есть они тоже нарушали? Или они не успели вовремя, может быть, подать заявку там, или как это происходит?

- Там бывает ситуация, что могла не сработать система, потому что сейчас все декларации подаются через электронную систему. Могли быть отклонены их декларации по разным основаниям, они могли об этом не знать.

- У них будет еще возможность?

- Могли, условно говоря, задержаться на сутки либо на двое суток. Там есть десятидневный срок после завершения квартала о предоставлении этих деклараций в Росалкогольрегулирование. В большинстве своем в любом случае решение принимает суд. Если суд считает, что это не настолько серьезное нарушение, что была задержка в подаче неделя-две-три, то он может принять решение наказать просто штрафом. Не аннулировать лицензию. У нас есть многие предприятия, которые мы тоже знаем и в ближайшее время с ними собираемся провести круглый стол, пообщаться, посмотреть друг другу в глаза, которые делают хитрее: аннулирование лицензии идет после двукратного повторного не предоставления декларации. Многие предприятия, в том числе и общественного питания, пытаясь уйти от этого наказания: один квартал сдают, второй не сдают. Пытаясь таким образом в эти периоды реализовывать скорее всего - моя точка зрения - контрафактную продукцию, которую они где-то там приобретают, которая, к сожалению, до сих пор имеет место быть.

- Что вы хотите сделать? За одно нарушение сразу прекращать действие лицензии?

- Мы будем выходить с инициативой в Госдуму о том, чтобы все-таки было единоразовое нарушение, по крайней мере серьезные штрафы, чтобы было неповадно реализовывать через свои предприятия контрафактную алкогольную продукцию. В любом случае, мы с этим мириться не будем.

- Перефразирую вопрос нашего слушателя, потому что все-таки за качество "незамерзайки" вы вряд ли можете отвечать: как бороться с этими нелегалами, которые везде и всюду продают за 100 рублей жидкость?

- Если такие объекты есть на территории Москвы, можно зайти на сайт gorod.mos.ru, там есть раздел "Мелкая розница". Понятно, что у нас нет дислокации таких объектов, которые продают "незамерзайку", в любом случае это несанкционированная торговля, можно сфотографировать, оставить на сайте. Будем направлять туда сотрудников полиции для принятия мер. У нас сейчас уже есть возможность – были внесены в августе изменения в Кодекс об административных правонарушениях, уже штрафные санкции достаточно сильно возросли по отношению к тем, которые были - до полумиллиона рублей мы можем сами наказывать. Сейчас как раз еще решаем вопрос об изъятии, не о конфискации, а об изъятии продукции. Я думаю, это тоже будет хорошим шагом для прекращения такой вот нелегальной деятельности.

- Давайте к торговым центрам перейдем, если никто не против. Потому что здесь множество может быть проблем из-за того, что это все-таки частный бизнес, в частных руках. Мы все помним о трагедии в Риге, обрушение крыши из-за строительных мероприятий, зимний сад они там себе пытались соорудить. Десятки людей погибли. В Москве как с этой проблемой обстоит дело? Возможно ли проверять торговые центры так, как вы можете это делать, например, с теми же рынками?

- Да, действительно, на рынках сейчас множество рейдов: и полицейских, и Роспотребнадзора, каких угодно. Но это все после Бирюлево пошло, покатилось, но ни разу не слышали, что вот "мы проверили "Европейский", например.

- В "Европейском", кстати, на крыше находится ресторан с верандой. Я, конечно, сомневаюсь, что там какие-то проблемы могут быть...

- Там, кстати, и парковка находится на верхних этажах. Давайте начнем с того, что у нас уже "Трансвааль" был, если вы помните, у нас тоже такая ситуация была, тоже были пострадавшие. Поэтому, с тех пор много что изменилось в законодательстве, именно в плане ужесточения мер и требований к конструкциям, проверки их на прочность, эксплуатация кровли была более жестко прописана. Поэтому я не думаю, что имеет смысл в таком жестком формате, как мы заходим, условно говоря, на торговые комплексы и на рынки, проверять и наши крупные торговые объекты. Конечно, не стоит оставлять этот факт или это событие в Риге без внимания. Имеет смысл еще раз просмотреть те конструкции либо те торговые комплексы, которые используют данные конструкции либо подобного формата на наших объектах, для того чтобы себя еще раз просто обезопасить.

- Вы планируете какие-то мероприятия уже в самое ближайшее время?

- С Москомархитектурой мы на эту тему работаем. Я думаю, что мы выявим такие объекты, тем более что вся документация в любом случае хранится, они знают о всех случаях применения вот таких вот архитектурных решений.

- Будете проверять законность сооружения?

- Не столько законность, а сколько именно соответствие этих конструкций именно тем проектным требованиям, которые были.

- Не так давно показательно снесли кафе на Страстном бульваре. Это действительно была последняя незаконная постройка внутри Бульварного кольца?

- Да нет, к сожалению, она еще не последняя. Вообще, с летними кафе ситуация тоже несколько неоднозначная. Если вы помните, мы как бы достаточно упростили процедуру, сняли административные барьеры по организации летних кафе. Это было сделано в прошлом году и их количество ну почти за два года, два сезона, увеличилось более, чем в полтора раза. Но при этом снижение административных барьеров вызывает такую очень большую вольнодумность среди предпринимателей, и многие летние кафе не демонтировались на зимний период, а некоторые даже умудрились получить свидетельство о собственности, находясь на городской земле. Поэтому здесь то кафе, которое было снесено, понятно, несколько одиозное. Есть у нас такие объекты: и Пятницкая, 36, когда к памятнику культурного наследия пристроили сначала летнее кафе, потом как бы случайно обложили кирпичом, а теперь уже получили собственность, город вынужден судиться с ними, потому что эта собственность была незаконно построена на городской земле. К сожалению, первый суд был Москомнаследием проигран, хотя это тоже некий беспрецедентный случай, на мой взгляд. Там на крыше еще организовано летнее кафе, вообще хозяева ведут себя очень некультурно, я бы сказал, и недобросовестно. Потому что просто самозахват, причем, в центре города на улице с большим количеством памятников.

- Там департамент культурного наследия, кстати, на Пятницкой улице находится, что добавляет цинизма.

- В общем-то да, очень цинично и некрасиво. Такие объекты еще есть, по многим мы судимся. Не всегда это такие кафе, как на Страстном бульваре. Есть объекты где-то в жилых кварталах и в отдалении, и за МКАД. Таких объектов осталось около 400 в городе, по которым сейчас идут судебные дела.

- История нескольких дней: я вижу новость, что будут повышаться цены розничные, в частности, на картофель, лук, морковь и свеклу. Хочется понять: во-первых, с чем это связано, а, во-вторых, есть у меня ощущения, что вслед за этим подтянутся цены на некоторые другие товары, потому что иначе наступит какой-то перекос. Вот картофель, допустим, подорожал в два раза, и он стал стоить гораздо дороже какого-то другого товара, который не может стоить дороже. За ним подтянутся все остальные. Торговец своего не упустит, я так думаю.

- Наверное, да. Хотя мы с вами ровно такую же ситуацию переживали в 2010 году.

- С гречкой?

- Нет-нет, не с гречкой. С картофелем, когда засуха была. На самом деле, ничего криминального там нет, многие пытались спекулировать этой темой, говоря, что закрыли Бирюлевскую базу – и все, голодомор, Москва скоро умрет, есть будет нечего… Ничего не произошло. Был кратковременный всплеск на различные группы товаров, мы его отслеживали как у рестораторов, так и по мелкой рознице. Сетевиков это вообще никак не зацепило. Они как получали свою продовольственную группу, так и получают. С картофелем и нашим так называемым "борщевым набором", действительно, это связано только в одном случае, что дождливый конец лета и осень. К сожалению, наши фермеры не смогли собрать урожай. В итоге, больше 40% осталось в поле. Даже если выйти теперь собрать – уже, в принципе, проку никакого не будет, потому что он не пролежит зиму, сгниет на складах. Поэтому здесь есть действительно риск того, что цены повысятся. Мы постоянно мониторим динамику цен, как они растут. На какие-то группы товаров они повышаются, на какие-то понижаются. Причем в основном, конечно, затронуло вот именно картофель. Хотя, опять же, при общепринятой годовой норме потребления, москвичи на удивление уже традиционно, на протяжении многих лет, потребляют ровно в два раза меньше картошки. Поэтому, те объемы, которые мы не смогли собрать, условно говоря, в Подмосковье, они будут компенсированы из других регионов. Есть хороший урожай и в Чувашии, и в других регионах. Поэтому мы рассчитываем, что да, рост цен будет, но не такой значительный, как он был в 2010 году, когда вообще не было никакого урожая.

- А вы можете следить, вернее, влиять на ценообразование?

- Департамент как таковой влиять не может. Конечно же, есть федеральные меры, в законе о торговле они прописаны, в случае роста цены на 30% можно каким-то образом замораживать цены. Такой механизм пока еще не применялся ни разу. Может быть применен. Регулирование цен. Но я думаю, что в случае с картофелем этого не будет. Рынок есть рынок. Он всегда отрегулирует. Если в одном регионе картошка как стоила, там, 5-7 рублей отпускная цена у фермера, либо у колхозника, соответственно, продажная цена будет в районе 12. Если в другом регионе могут взять по 12, продать по 18 – почему бы и нет? Просто люди возьмут транспорт и привезут. И уже на этом заработают. Хотя в целом, сами фермеры, они прекрасно понимают, что этот рост цен сегодняшний дал определенный эффект. Потому что цена на картофель закупочная у производителя не менялась на протяжении последних 10 лет, несмотря на инфляцию и все остальное. Она как была 5-7 рублей, так и остается. То есть картофель – не самый основной вид продовольствия, на который влияет инфляция и все остальные процессы.

- Продолжаем плодоовощную тему, так сказать. Обещанные агропромышленные кластеры когда появятся?

- Я думаю, что в следующем году мы планируем уже один из объектов открыть. Если мы сейчас договоримся с инвестором и будем четко понимать, что те правила игры, которые мы хотим установить на этом рынке, устраивают как нас, так и его. А два объекта, так как кластер будет состоять из трех крупных комплексов, соответственно в следующем году уже могут начать строиться и будут введены через полтора-два года.

- 2015-й год. А в 2014, который "может", это где он может появиться территориально?

- А это пока секрет.

- Я не знаю, что это такое. Торговый центр, по-моему, сейчас самый крупный на территории Москвы, поскольку он попал на присоединенные территории в районе Новой Москвы, "Лотос Сити" всем известный. Недавно я там побывала, пообщалась с продавцами. Они сказали мне, что в принципе все условия для них созданы, очень небольшие деньги они заплатили за аренду, многим дали отсрочку – заплатили они за один месяц, то есть им не надо было делать какой-то максимальный взнос за несколько месяцев вперед, но все равно это как-то не пользуется пока популярностью. Почему мало желающих там торговать? Они никак не видят будущего пока там.

- На самом деле, есть проблема. В любом случае, на такой крупный объект, как "Лотос", находящийся за пределами МКАД, наверное, "раскрутить" за один-два года крайне тяжело. Для того чтобы перенаправить потоки туда необходимо именно создать некие конкурентные преимущества: либо ценовые, либо ассортимент, либо что-то еще, чтобы действительно дорожка туда была протоптана, чтобы народ туда пошел. Просто не всегда удается это сделать одним каким-то движением: построили комплекс и он сразу стал популярным. У нас внутри МКАД, я даже больше скажу, внутри Третьего транспортного кольца есть крупные торговые комплексы, которые до сих пор убыточные. Которые не работают и не вышли на полную мощность. Да, есть такие, которые перегружены сильно, где расчетное количество посетителей в два раза превышает проектное. А есть те, которые не дотянули еще до 30% расчетных. Поэтому, в любом случае, у "Лотоса" есть определенная перспектива, но она не краткосрочная. В любом случае, три-пять лет, когда он выйдет на запланированную мощность и все площади, которые там есть, а там под миллион квадратных метров, будут задействованы.

- То есть этот переходный период, я так понимаю, он и есть 3-5 лет, будут действовать для них все эти льготы, поощрения?

- Это все инвестор решает, как он посчитает необходимым. На самом деле, они сделали очень большой шаг, прорыв, что у них уже больше 30% площадей за этот год они сдали, учитывая то, что они недавно начали работать. Поэтому, это очень неплохой результат. Я думаю, что они это сделают намного быстрее. Будем смотреть.

- По идее все эти стихийные рынки с Калужского шоссе должны переехать вот туда? Или нет?

- Нет, это вовсе это не значит, что некие стихийные рынки… Стихийные рынки должны быть жестко закрыты и ликвидированы.

- Там еще есть один около Мамырей.

- Я могу сказать вам больше. Тут мы в эти выходные в чистом поле, 30 гектаров, предотвратили деятельность одного предпринимателя, собственника этого земельного участка, 30 га, когда он посреди поля в глине решил организовать торговлю с фур наподобие Покровской базы. То есть, к сожалению, такие очаги с периодичностью возникают, мы их выявляем и предотвращаем эту деятельность.

- У меня еще один прикладной вопрос, очень часто слушатели нам об этом пишут, абсолютное большинство работают в центре, живут в спальных районах. Невозможно найти нормальный кафетерий. Какие-то такие предприятия общепита, нормального вида, с нормальным обслуживанием, европейского типа. Что называется семейный, что в Европе называют семейными ресторанами. Что с этим делать и как привлечь рестораторов в этот сегмент?

- Проблема достаточно тяжелая, вы уже практически на нее дали ответ. Дело в том, что действительно очень большая диспропорция среди распределения предприятий общественного питания, ресторанов, кафе на территории Москвы. Понятно, что основное место сосредоточения – именно в центре города, и больше 50% всех кафе и ресторанов находятся именно в Центральном округе. Связано лишь с одним, что здесь есть стабильный поток посетителей. Если мы возьмем любой спальный район, будь то Бирюлево, Бутово, Зеленоград, либо любой другой за пределами МКАД или близко к этому, - там фактически нет дневного населения. И ни одно предприятие, вот это был вопрос одного жителя, почему там преференции отдаются сетевикам, - это совершенно никакие не преференции, просто сетевики могут выживать в таких условиях, когда у тебя 10-20-30-100-200 предприятий, ты можешь себе позволить иметь одно предприятие или два, которые будут работать исключительно 2-3 дня в неделю. А все остальные дни оно будет простаивать, при этом надо будет платить за аренду, за энергоносители, за зарплату своим сотрудникам, для того, чтобы кто-то там находился. По крайней мере, та выручка, которая будет у этого предприятия, она не будет покрывать все расходы. Я думаю, что та концепция, которую сейчас предложена департаментом нашим, она частично решает этот вопрос. Мы стараемся насытить именно жилые районы вот такими недорогими, именно семейными кафе.

- Алексей, возвращаясь к теме мелкорозничной торговли. Такое направление как вендинг в Москве - оно здесь у нас не развито вообще. По-моему, ну стоит там один-два автомата по продаже чипсов и кофе, и вспоминаю ту же Японию, недавно натыкался на репортаж какого-то блогера в ЖЖ, там какая-то лютая ситуация в Японии с вендингом, в том плане что вдоль улицы стоят десятки, сотни автоматов, где продается вообще все. То есть можно не заходя ни в один магазин пройтись по автоматам и купить вообще все!

- На самом деле вы затронули тему, которую... действительно она перспективная и, возможно, у нас будет примерно так, как в Токио, через, может быть, несколько лет, а может через 10 или 20. Понятно, что погодные условия Москвы и Токио совершенно несопоставимы. И такого количества осадков, снега и морозов там не бывает. В любом случае, вендинг - это некая замена той мелкой рознице, которая сейчас есть. Она действительно более эффективна по многим параметрам: и по занимаемым площадям, и по энергопотреблению, и по зарплатам, которые не надо платить тем продавцам, которые сидят внутри киосков и продают газеты, журналы, цветы, билеты, продукты питания. Намного эффективнее можно использовать эти площади, но все-таки предприниматели пока не готовы в таком крупном масштабе выходить на улицу. Потому что все-таки специальные мероприятия нужно проводить. Да, это и антивандальные мероприятия, это и подогрев этих объектов, чтобы продукция не испортилась и не умерли те крабы, которые там же и будут продаваться.

- Мне кажется, еще и люди не очень готовы. Хочется пообщаться. Бездушная машина. Это же не японцы, у которых все роботизировано.

- Федор, согласен.

- Еще смску успеем прочитать от слушателя: "Почему летом невозможно купить спелых помидоров, сплошные круглогодичные от совхоза "Московский" или Турция? А где Краснодар?! И еще добавлю от себя: будет ли такое условие на вот этих обновленных уже рынках, если они будут все-таки в Москве, например, 25% продукция отечественная обязательно?

- Неоднократно мы этот вопрос поднимали. Не столько с рынками, сколько с сетевиками. Потому как есть позитивный опыт наших коллег из Восточной Европы, 25% - это, конечно, много, а 5-10% продаются именно локального производителя, прямо из этого конкретного региона, из этой конкретной деревни, условно говоря, или города. К сожалению, на федеральном уровне нашу инициативу не поддержали, потому что нужно вносить изменения в федеральное законодательство, а там есть много нюансов, которые пока никто не учитывает. То, что касается первого вопроса про спелые помидоры: на самом деле, краснодарские помидоры все любят, на ярмарки они периодически приезжают, но краснодарские помидоры хорошо продаются в Краснодаре. И для того чтобы их привезти сюда, с другой стороны, это определенные затраты, надо потратиться на бензин, на дорогу, на проживание, на все остальное, цена уже не выдерживает конкуренции. К сожалению. Поэтому мы и привлекаем сюда регионы, есть региональные ярмарки, но не всегда охотно коллеги едут сюда в Москву.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать