11 июля, 2017

Создатель Remote Moscow Федор Елютин: "Я – Энди Уорхол от театра"

Поделиться в социальных сетях:

6 июля в Москве состоялась премьера нового спектакля Cargo Moscow – документальной постановки, в которой роль актеров выполняют дальнобойщики с рейсов Москва-Магадан. Чуть раньше – премьера сенситивного переживания для одного зрителя Smile OFF. Импресарио этих шоу, познакомивший московскую публику с форматом спектакля-променада, создатель Remote Moscow, Федор Елютин рассказал m24.ru, зачем вообще нужен театр в XXI веке.

Фото: instagram.com/feodorrr


– Запустился финальный сезон Remote Moscow. Он был невероятно популярен. Как вам кажется, в чем секрет его успеха в Москве?

– У Remote этот сезон действительно станет финальным. Хотя лицензия на показ спектакля у нас на пять лет, но театр должен быть в тему дня и говорить со зрителем на актуальные темы. И вот мы три года разговаривали на одну тему, а теперь надо идти дальше, и мы пробуем себя в экспериментальном жанре, ищем новые форматы. Наша задача – поменять паттерны восприятия театра, творчества, музыки. Театр – место вдохновения и поиска смыслов, которое я очень люблю. Когда есть шанс какую-то идею, мысль и форму передать каким-то необычным способом, мне это интересно, меня это возбуждает, меня это вдохновляет. Мы делаем это вдумчиво, мысленно и с любовью.

Все, к чему вы будете прикасаться, приходя к нам на спектакль, начиная от специально выпущенной карточки метро и заканчивая тем, как вы покупаете билеты на него, – все очень важно, каждая мелочь. Когда все просто и клево, ты думаешь: вот так и должно быть! Вот, допустим, вы садитесь в мерседес – и не можете представить, что может быть как-то по-другому, а потом садитесь в какую-то машину попроще, и, оказывается, что может. Или, например, я был в США на концерте Джей Зи. 20 тысяч человек. И я зашел туда за четыре минуты, а вышел за пять. На выходе стояли девушки, которые каждому гостю говорили: "Thank you for coming". А из "Олимпийского" с концерта ДДТ мы полтора часа выходили. О чем это говорит? Что организатор и площадка не уделили должного внимания мелочам.

Наша задача не только создать качественный продукт, но и придумать для него качественную упаковку, чтобы зрителю было удобно получить его. Remote всегда очень в этом смысле зависит от погоды – это видно по продажам. Но у нас гибкое расписание: мы можем добавлять или убирать шоу.

Этим летом мы запускаем два новых проекта. Первый – спектакль Cargo Moscow. Мы делаем его вместе с немецкими мэтрами документального театра Rimini Protokoll, создателями проекта Remote. В этих спектаклях играют не актеры, а обычные люди. У нас будут два дальнобойщика – люди, которые проводят за рулем 22 дня и ездят по одному из самых опасных маршрутов в России – Москва-Магадан.

Второй проект – новая площадка. Мы решили переосмыслить уже существующее пространство, особняк XIX века на Кузнецком мосту. Там будет проходить два спектакля – ""твоя_игра", который мы поставили в прошлом году и отыграли восемь тысяч спектаклей, и спектакль The smile off your face или – короче – Smile OFF. Это жанр перформанса "один на один". Зритель приходит, садится на кресло-каталку, мы завязываем ему глаза и полчаса возим его по пространству. Это спектакль про доверие: если зритель расслабится и сможет нам доверять, он получит удовольствие. Мы придумали такой тэглайн к спектаклю: "Это не то, что вы думаете". Показы продлятся только три месяца, до октября: это будет поп-ап пространство с уникальной атмосферой. А потом – будем думать, что делать дальше.

– Это тоже франшиза?

– Это называется ко-продукция: мы готовим декорации, ищем артистов, а бельгийцы приезжают сюда и обучают их. Сами бельгийцы называют это ремейком.

Фото: cargomoscow.ru

– Почему вы решили закрыть Remote? Вам стало это не интересно?Идея себя изжила?

– Ничто не вечно под луной. Хочется развиваться и идти дальше. Этим летом у нас будут идти четыре спектакля параллельно – это совершенно новый уровень. Этой машиной очень трудно управлять. В больших академических театрах есть труппа, различные цеха, профессионалы, которые работают там по 50 лет. А для нас каждый спектакль – это новая вселенная. Мы независимы и делаем все на свой страх и риск. Это модель, которая должна работать, но она требует большого внимания от каждого члена команды.

Знаете, мне нравится этот процесс, когда ты что-то придумал, потом вселенная начинает тебе присылать каких-то людей, ты выбираешь, начинаешь лепить дальше и отсекаешь все лишнее. Мне нравится, что мы занимаемся поп-ап театром, и я не знаю, что будет в следующем году. Мне во всем этом интересно, что люди чувствуют: у нас есть два тома отзывов, оставленных участниками Remote. Они не посмотрели фильм в 3D-очках, не покатались на карусели, а что-то про себя поняли. Я сам очень чувствительный человек, меня очень легко ранить. И если я что-то чувствую – я кайфую от этого, а если нет, мне сразу становится скучно. А скука для меня – это самая большая беда. И в нашем спектакле этим и занимаемся – ты должен это запомнить. Это как первый поцелуй – его никогда не забудешь.

Фото: cargomoscow.ru

– Кто ваша аудитория? Есть ли среднестатистический портрет посетителя Remote? Пол, возраст, род занятий?

– Наш продукт как баночка Coca-cola: она одинаково хороша и для бомжа, и для королевы Англии.

– Вы сейчас Уорхола цитируете.

– А почему бы и нет? Этот спектакль одинаково хорошо приняли мой племянник, которому восемь, и моя бабушка, которой 80. Каждый смог увидеть там что-то свое. Но если говорить про основное ядро, то это люди, которым 25-35 лет, которые не ходят в традиционный театр. Нас часто путают с квестом, кто-то называет нас театром – пожалуйста. Я часто провожу время на спектаклях и читаю все зрительские отзывы, и очень сильно переживаю, когда людям что-то не нравится. Если бы вы спросили, что я понял, после спектакля ""твоя_игра", я бы сказал, что у всех людей есть две проблемы. Им всем не хватает только двух вещей: внимания и любви. Мы хотим, чтобы нас видели, чтобы на нас обращали внимание, чтобы к нам прислушивались. Я не знаю ни одного человека, который не хотел бы быть счастливым.

– Спектакль помогает как-то решить эту проблему?

– Он помогает это осознать. Мы вас проинформируем, а ваша реакция на этот импульс может быть любой. Так что это спектакль про обратную связь между вами и артистом, который с вами работает полчаса.

– Вы сказали, что Remote часто сравнивают с квестами. Для вас существует какое-то разделение между условно "высоким" и "низким" жанром?

– Для меня театр – это самый высокий жанр из всех существующих, круче кино. музыки и живописи. Театр – это все сразу. Нужно быть очень эрудированным и всесторонне развитым. Ты должен быть очень наслушанным и насмотренным, чтобы разбираться в нем. Есть жанры из серии мюзикла, мне они с точки зрения просмотра не очень интересны. Недавно я был в Роттердаме на мюзикле Soldier of Orange. Все происходит на круглой сцене в аэропорту, настоящий дождь, панорамный мэппинг на 360 градусов, самолет выезжает на сцену, герои плывут на лодке. Это все круто сделано, но в XXI веке сидеть в темном зале и смотреть, как профессионально обученные люди разыгрывают передо мной какую-то книгу, – эта история меня не очень сильно вдохновляет. Мне кажется, что я все это уже видел. Конечно, я никогда не видел, как самолет выезжает на сцену, но все остальное мне не очень интересно. Я хочу видеть то, чего еще никогда не видел, а для всего остального есть YouTube. Но чтобы я привез спектакль в Россию, он меня должен тронуть.

– В России действительно самолет на сцену никто не вывозил, и широкая аудитория вообще не слишком искушенная – ее легко удивлять.

– Я называю это "ненасмотренная", но это не для меня. Я за большую амплитуду эмоций.

– Хорошо. Спектакли-променады – были, в заброшенных депо и больницах – были, хип-хоперы, иммерсивные, в старых особняках – тоже. Что дальше?

– Я расскажу вам об этом через пару лет. Вы сами все увидите. Или дайте мне пару миллионов долларов, и я сделаю их все сразу, и все сойдут с ума. Скоро появится фестиваль "многосерийный экспириенс". Я о нем говорил, говорил и договорился. В России, чтобы все увидеть, жить нужно долго. И наш плюс в том, что мы очень мобильны. Вы сейчас находитесь в моей мечте: моя мечта – фантазировать про спектакли. Я вам скажу – нужно качественно мечтать, давать правильные посылы в атмосферу. Если вы мечтаете о биг-маке, то вы получите биг-мак, если вы мечтаете о мировом господстве, то вы получите мировое господство. То, что я делаю каждый день, делает меня счастливым. И я ненавижу выходные, потому что в выходные я схожу с ума.

– Вас в Москве еще что-то может удивить? В плане театра и концертов.

– На последний Чеховский фестиваль немецкий театр "Комише опер" привозил "Волшебную флейту". Я эту постановку видел в Эдинбурге, второй раз меня это, конечно, не так сильно удивило, но с точки зрения постановки – все сделано очень хорошо. Но я не очень люблю фестивальный формат, потому что спектакль показывается всего один-два раза. Моя же задача – сделать искусство доступным. Как Coca-cola.

– То есть вы "Энди Уорхол от театра".

– Отлично. Так и запишите.

– Последний вопрос: как вам кажется, если сейчас какой-то большой нарратив в московской культуре? Одна большая тема, которая бы все объединяла.

– Да, есть. Перемены. Всех волнуют перемены. Это волнует весь мир – что будет дальше? Теперь все очень быстро меняется, и никто не знает, хорошо это или плохо.

Сюжет: Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика