Москва 24

Связь

13 октября, 2014

Копирайт XXI века: кто наживается на борьбе с пиратством

Фото: radiohead.com

10 октября 2007 года в группа Radiohead выложила для скачивания в интернете новый альбом - In Rainbows. Это был первый случай, когда официально купить альбом в интернете можно было за любую сумму, даже бесплатно – каждый платил столько, сколько мог или хотел. Алексей Байков объясняет, почему нынешняя система авторских прав устарела лет на 20 и кто наживается на борьбе с пиратством.

Сегодня эксперимент Radiohead принято считать провалившимся. В качестве доказательства приводятся данные мониторинга от независимого агентства: дескать, лишь 38% из 240 тыс. скачавших пожелали заплатить за треки, причем примерно половина из них согласилась отдать сумму менее 2 –х фунтов (около 100 рублей). Следовательно, всеобщая тяга к "халяве" неистребима и лишь ужесточение законодательства и массовые репрессии за нелегальное скачивание спасут культуру и искусство.

Однако в этом случае важно кто и, самое главное, как считает. Если конечная цель была сформулирована как "заработать миллионы с продажи альбома In Rainbows", то выводы агентства можно признать справедливыми. А если сформулировать ее несколько иначе: "дать возможность группе Radiohead зарабатывать деньги на своей музыке", то к господам экспертам сразу же возникает масса вопросов.
Например, такой - почему, несмотря на всю "халяву" в интернете, альбом на CD купили 3 миллиона человек по всему миру? Или на чем покоится уверенность экспертов в том, что если бы In Rainbows продавался только обычным порядком через музыкальные магазины, доходы были бы выше?

А как подсчитать, к примеру, людей, никогда раньше не слушавших Radiohead и решивших приобщиться к их музыке, узнав об этой акции? А сколько после этого купили (и скачали, конечно, тоже) предыдущие пластинки группы. А, скажем, концерты тура In Rainbows посетило больше народу, чем концерты прошлого года. И если да – то насколько больше?

На все эти вопросы не в состоянии ответить ни одно независимое агентство. Зато хорошо известно что так называемая недополученная прибыль (а именно о ней и идет речь, когда компании и агентства называют астрономические цифры убытков от пиратства в интернете) есть величина чисто умозрительная и не поддается точной оценке.

Сколько процентов от общего числа скачавших In Rainbows бесплатно не собирались до этого слушать музыку Radiohead, не стали бы платить за альбом в любом случае или же попросту не имели достаточного количества свободных денег на развлечения? И на эти вопросы ни одно агентство никогда не даст точного ответа.

Согласно данным исследования, проведенного в 2012 году профессором Питером Ди Колой из Школы права Северо-Западного университета США, основные источники дохода "сферического музыканта в вакууме" распределены следующим образом: 19% - зарплата за участие в группе/оркестре, 28% - концертные гонорары, 22% - преподавание и мастер-классы, 10% - доходы от сессионных записей с другими музыкантами, 6% - доходы за композиторскую деятельность, мерчендайз (продажа футболок, постеров и тому подобного)– 2%, "прочее" - 7%. И лишь 6% (прописью – 6 процентов) его дохода составляет выручка от продаж записей во всех формах: от старомодных виниловых пластинок до треков с iTunes, включая авторские отчисления за использование музыки в кино и рекламе.

Разумеется, эти цифры отражают "среднюю температуру по больнице", а в самом исследовании помимо них содержится еще и масса уточняющих данных. Но выводы из всего этого следуют вполне однозначные – даже если завтра вся музыка в одночасье станет бесплатной, то по-настоящему потеряет деньги только "верхний процент" музыкантов, ежегодный доход которых составляет 300 тыс. долларов и выше. И то наибольшие потери понесут не игрецы на гитарах, а композиторы, основу дохода которых на сегодня составляет сочинение музыки на заказ.

Станет ли нищим Рани Джавади - автор музыки к сериалу "Игра престолов" и фильмам "Железный человек" и "Тихоокеанский рубеж" от того, что его произведения можно будет скачать в интернете бесплатно? Вряд ли, поскольку основную прибыль он получает в кассах Голливуда и HBO.

Основные потери при этом понесут, конечно же, динозавры родом из эпохи винила, крупные музыкальные корпорации, не умеющие и не желающие приспосабливаться к новым условиям. Прошло время радио, настали дни Youtube, вся коллекция записей теперь умещается на кусочке кремния размером с ноготь, проигрыватели виниловых пластинок сохранились разве что в домах безнадежных аудиофилов, а карманные CD-плееры вообще отправились на помойку вместе с аудиокассетами.

Главное отличие "цифровой эры" от всех предыдущих заключается в универсальности основного средства передачи информации – "бинарного" машинного кода, состоящего из единиц и нулей в разных сочетаниях. Записанные таким кодом музыкальный альбом, фильм в HD-формате, фотография или электронная книга могут быть скопированы на один и тот же носитель и транслироваться на одном и том же устройстве или передаваться через интернет. Именно это новое свойство информации и рожденное им удобство пользования, вышедшее на принципиально иной уровень, сделало возможным быструю победу "цифры" над "аналогом".

Точно так же в свое время аудиопленка при худшем качестве записи побила винил "по очкам" - ее можно было слушать на портативных носителях и переписывать музыку в домашних условиях. Заодно гаджеты изменили и подход большинства людей к хранению и прослушиванию музыки: сегодня лишь безнадежные старперы крутят "лонгплэи" по 45 минут, в то время как все остальные качают, приобретают и ставят отдельные треки, а не целые альбомы.

О том, что развитие ситуации будет именно таким, можно было предположить еще в конце 70-х, когда сети BBS и Usenet стали использоваться для передачи файлов. Еще не поздно было что-то менять и тогда, когда по суду закрывали Napster - первую крупную peer-to-peer сеть для обмена музыкой в интернете. Но даже тогда хозяева музыки продолжали ориентироваться на бизнес-модели, основанные на продаже материальных носителей через магазины. И когда на смену mp3 постепенно стали приходить форматы сжатия без потери качества - они все равно не пытались создать сервисы для торговли такой музыкой в интернете, по крайней мере, до появления iTunes. Зато теперь они вовсю "грешат" на пиратов.

На самом деле, если и произошло серьезное снижение корпоративных доходов, то главная причина тут заключается вовсе не в торрентах, а в тотальном перепроизводстве музыки на протяжении последних 20 лет. Развитие компьютерных технологий дало возможность тысячам независимых артистов сочинять и записывать свои композиции не в дорогостоящих студиях, а у себя дома (есть даже те, кто пишет музыку, используя iPhone c подключаемой midi-клавиатурой), а интернет дал им шансы быть услышанными без выхода на официальные каналы распространения.

И именно эти плоды технического прогресса сегодня беспокоят корпорации куда больше, чем любое "пиратство", поскольку их сверхдоходы от музыки основаны на цепочке: музыкант – студия – рекламный бюджет – продажа дисков. Во-первых, потому что буквально на глазах растет неподконтрольный им сегмент рынка, а во-вторых – столь бурный рост числа музыкантов и ди-джеев приводит к снижению доходов уже у их "собственных" артистов. Сделать с этим, правда, ничего нельзя, зато можно непрерывно требовать ужесточения антипиратского законодательства.

"Вечер с Алексеем Вершининым": Сколько стоят хиты советских лет

Из за постоянных и неуклюжих попыток подогнать законодательство об авторском праве и копирайте под реалии XXI века с сохранением маркетинговых моделей середины XX, получается парадоксальная ситуацию. Право собственности на контент (не важно – музыку, кино, программы или книги), размывает понятие "собственности" как таковой.

Никакого свободного "владения, распоряжения и дарения" больше нет и вообще, приобретая лицензионный объект авторского права, что именно мы получаем за свои деньги? Этот вопросом всерьез встал перед владельцам читалок Amazon Kindle после того, как 12 июля 2009 года эта компания самовольно удалила со всех устройств книги "1984" и "Скотный двор" Джорджа Оруэлла из-за неправильно оформленных отношений с наследниками писателя.

Деньги, разумеется, всем вернули, но осадочек остался и пользователи стали задавать "Амазону" те самые неприятные вопросы. "Представьте себе, что в ваш дом вламываются представители издательства, вырывают из рук книгу, которую вы читали, и оставляют чек на кофейном столике – на что это похоже?"

В ответ юридическая служба выдала весьма недвусмысленное разъяснение: оказывается, пользователи приобретали в их магазине вовсе не книги, а некие "лицензии на чтение". И что сам статус такой лицензии подразумевает право корпорации отозвать ее в любой момент. Слегка ошалев от подобной казуистики, владельцы читалок начинают чаще заходить на сайты "пиратских" библиотек, руководствуясь принципом Ходжи Насреддина, "кто продает пар от пищи, тот получает звон от денег".

В России ситуация усугубляется тем, что за такую вот "лицензию" покупатель должен выложить деньги, сравнимые со стоимостью бумажной книги (249 рублей за "Любовь к трем цукебринам" Пелевина на litres.ru). При нулевых затратах на печать, полиграфию, логистику и работу книжного магазина. С еще более любопытным правовым переподвывертом довелось столкнуться жителю латвийского Даугавпилса, у которого Youtube удалил несколько личных видео за "нарушение авторских прав" (Content ID). В роликах содержалась абсолютно легальная любительская съемка местного Дня города, проходившего на площади Виенибас, где публику развлекали красочным представлением под названием "Шоу огня и воды".

Ну а нарушение копирайта заключалось в том, что вместе с изображением записывался звук и слабый микрофончик цифрового гаджета зафиксировал музыку, которой сопровождалось шоу. Поисковой робот обнаружил композиции The 2nd Law Muse , Black or White Майкла Джексона и Time To Say Goodbye в исполнении Сары Брайтман и немедленно закрыл видео.

Разумеется, организаторы шоу не забыли сделать соответствующие отчисления в местное агентство авторских прав, так что музыка звучала на совершенно законных основаниях. Но и эти приземленные соображения не помешали руководству отклонить жалобу автора роликов, согласившись разве что сменить статус с «доступ ограничен по требованию правообладателей» на "это видео недоступно в некоторых странах".

Проблема заключается даже не в том, что торговцы правами хотят получать деньги от любого коммерческого или бесплатного использования принадлежащего им контента, а в том, что они хотят еще и полностью контролировать этот процесс. А заодно стараются по максимуму приблизить его к реалиям далекого прошлого. Так например, когда английские библиотеки стали выдавать помимо "аналоговых" книг их электронные копии и в том числе удаленно (ради обслуживания людей с ограниченными возможностями), это тут же вызвало беспокойство Ассоциации книгоиздательств Великобритании.

Сия почтенная организация потребовала от библиотек чтобы электронные и бумажные книги выдавались "единым порядком", по принципу: один экземпляр в одни руки и на ограниченный срок. Единственное преимущество "электронок" в такой ситуации заключается в том, что их не надо класть в сумку и нести обратно - по истечении срока выдачи DRM-защита сама стирает копию и книга становится доступной для следующего читателя. Когда выяснилось что одна из библиотек предоставляла удаленный доступ к своим фондам гражданам Китая, Ассоциация, угрожая тем, что отнимет лицензию, попыталась заставить библиотеки вообще запретить скачивание книг вне принадлежащих им помещений. Прочем и это еще не предел – в США издательство HarperCollins отрегулировало DRM таким образом, чтобы файл самоуничтожался после 26 "выдач" (средний "срок жизни" бумажной книги в публичной читальне), а затем библиотеке приходится покупать лицензию заново.


Между прочим, несколько сотен лет назад британские издатели точно так же выступали против обычных публичных библиотек с бумажными книгами, полагая, что их развитие убьет книготорговлю на корню. В наши дни все чаще говорят о смерти библиотек, а вот издательства по-прежнему живее всех живых и всего лишь теряют доходы.

А в это время в России… Стругацкие никогда не возражали против бесплатной выкладки своих произведений на сайте "Русская фантастика" и более того сами передавали туда наиболее точные авторские варианты рукописей, справедливо полагая что на свой век им хватит, а всех денег не заработаешь.

Но не успел последний из братьев – Борис отправиться в мир иной, как его сын на пару с дочерью Аркадия немедленно все это прикрыли со словами: "Тысячи людей во всем мире уже много лет приобретают электронные книги за деньги. И мы закрываем здесь доступ к полным текстам, в первую очередь из уважения к этим людям, к этим настоящим поклонникам и ценителям Стругацких, которые понимают что такое интеллектуальный труд и что такое интеллектуальная собственность".


До того, чтобы ставить знак равенства между понятиями "настоящий поклонник и ценитель" и "платежеспособный клиент", до сих пор не додумался ни один извращенный ум. Наследникам Стругацких удалось не только успешно совместить теплое с мягким, но и потребовать от читателей платы за некий "интеллектуальный труд", к которому сами они не имеют ни малейшего отношения кроме генетического.

Или вот еще один пример – с момента начала повального увлечения современными американскими и британскими сериалами, процесс их появления на российской почве выглядел просто и незамысловато. Для начала новинка попадала в руки к "пиратам", переводилась на двух-трех студиях и уходила на торренты и онлайн-кинотеатры.

Затем очередной телеканал присматривался к рейтингам, осознавал, что золотые реки текут мимо кассы, выкупал официальную лицензию и ставил сериал в эфир, с лихвой окупая расходы за счет рекламы. Телевидение и интернет друг другу особо не мешали просто в силу разницы аудиторий.

Все шло гладко до тех пор, пока не нашлась отечественная компания, которая вдруг решила поменять правила игры. Закупив у HBO оптом права на всю сериальную продукцию, включая "Игру Престолов", она заявила, что отныне :
а) является единственным и неповторимым ее собственником на территории Российской Федерации,

б) по этой причине все пользователи интернета отныне обязаны смотреть американские сериалы только на ее условиях и в том переводе, который она им предложит,
в) а кому не нравится все вышеизложенное – тот злостный халявщик и пират.

Минкультуры предлагает ужесточить борьбу с интернет-пиратством

Любители сериалов в недоуменно пожали плечами – в конце концов они не просили эту компанию покупать права, а руководство HBO вообще высказалось против закрытия трекеров, поскольку их кинопроизводство прекрасно окупалось за счет аудитории в США, и пиратство косвенно стимулировало легальную подписку на канал. В итоге заблокированные по указанию российского правообладателя сайты и торрент-трекеры попросту сменили названия и IP и продолжили раздавать продукцию HBO всем желающим бесплатно в самодельных переводах, на чем вся эта история и закончилась.
Или другой, еще более печальный пример; вскоре после принятия знаменитого закона №187-ФЗ один из главных его лоббистов - компания "КиноБезГраниц", обладавшая крупнейшим в России легальным каталогом артхаусных фильмов, тихо разорилась и прекратила свое существование.


В проталкиваемом изо всех сил "антипиратском" законе ее руководство видело для себя просто новую возможность продолжать заниматься тем же, чем и 10 лет назад – продавать пластиковые кругляши с записями фильмов, требуя за них в 2-5 раз больше, чем в среднем по рынку. Но как раз в это время эпоха DVD закончилась и "КиноБезГраниц" осталось у разбитого корыта. Рядовой пользователь интернета снова не понял, почему он должен идти со своими кровными в фирменный магазин, натыкаться на отсутствие нужного товара в продаже или ждать пересылки диска в свои Нижние Выселки Почтой России, в то время как в интернете можно получить все то же самое быстро и без неотключаемой рекламы.


Дело в том, что отечественные "специалисты по защите авторских прав" откровенно лгут нам в глаза, когда говорят что пиратство в интернете можно победить и что в Европе и США к этому уже успешно пришли. Эти голословные рассуждения строятся в основном на цитировании голой буквы закона в отрыве от конкретной правоприменительной практики. А ее особенности таковы, что чем жестче и изощреннее написан очередной антипиратский акт – тем сложнее претворить его в жизнь.


С этим в полный рост столкнулись к примеру блюстители авторских прав во Франции, когда выяснилось что в государственном бюджете совершенно нет средств на претворение в жизнь небезызвестного закона HADOPI (он же – «закон трех ударов», так как им предусматривалось полное отключение пользователя от интернета после троекратного предупреждения за пиратство).

По произведенным самими же французами подсчетам, только на отслеживание сотни компьютерных игр во всех известных сетях файлообмена пришлось бы тратить ежегодно около 400 тыс евро. Создание специального агентства или полицейского департамента обошлось бы еще дороже и все эти расходы неминуемо придется закладывать в конечную стоимость легальных копий контента, что привело бы еще большему снижению продаж. А избирательное применение закона по точечным целям никогда не могло всерьез испугать его потенциальных нарушителей.

В Москве открылся суд по защите авторских прав

Может быть, и в самом деле настало время прислушаться к тем, кто говорит, что существующая система копирайта устарела и выдвигает различные предложения по ее реформе. Вот лишь некоторые из них:

  • Продавать пользователю не сам контент, а сервис. Сделать так чтобы легальная продукция всегда оказывалась более доступной и удобной в использовании чем "пиратская". В конце концов, можно и раздавать бесплатно, создав легальные файлообменные сети и онлайн-кинотеатры, а прибыль получать с показов рекламы.

  • "Мэнский эксперимент" - предложение властей британского острова Мэн, так и не получившее достойного развития, но при этом весьма широко обсуждавшееся интернете. В 2009 году Рон Берри, советник администрации по вопросам электронного бизнеса, выступил с идеей ежемесячного "налога на скачивание", выплачивая который любой житель острова смог бы использовать файлообменные сети и прочие источники бесплатной информации, не опасаясь преследования. Сумма выплаты предполагалась довольно символическая и доступная любому англичанину - евро в месяц. Собранные средства затем распределются между правообладателями, вопрос лишь в создании эффективного механизма такого распределения.

  • Наконец вместо практикующейся сегодня продажи "ограниченной лицензии воздух", можно продавать пользователю неограниченное пожизненное право использования, включая возможность создания любого числа копий для личных целей (например, одного и того же музыкального файла для прослушивания дома, в автомобиле и в карманном mp3-плеере) и право на легализацию файлов взятых из любых источников. В принципе сегодня по подобной схеме уже работают iTunes и Steam.

  • А еще существует и даже работает принципиально иная схема взаимоотношений автора и потребителей – краудфаундинг, позволяющий окупить расходы на создание произведения уже в процессе работы над ним, а затем сделать его всеобщим достоянием. Именно так была снята к примеру фантастическая комедия Iron Sky.

В любом случае, из цепочки от автора произведения до его конечного потребителя должны быть по максимуму устранены многочисленные посредники – "правообладатели", то есть те, кто делает сегодняшнюю систему торговли контентом столь громоздкой и неудобной. Существующая система копирайта необходима не авторам, а корпорациям, а потому они будут держаться за нее до последнего, отстаивая привычную для себя картину мира. Правда война против технического прогресса и интернета с каждым годом все больше напоминает героическое сражение Дон Кихота с ветряными мельницами, но им не привыкать.

Алексей Байков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика