27 марта, 2014

Комьюнити бабушек и мам: урбанисты "Архполиса" о развитии города

Поделиться в социальных сетях:

Директор Центра территориальных инициатив "Архполис" Олег Гончаров и урбанист и преподаватель "Архполиса" Свят Мурунов о том, чего не хватает современному городу, почему создавать офисы и торговые центры скучно и об арт-парке "Никола-Ленивец".

Арт-резиденция "Никола-Ленивец". Фото: страница парка на Facebook

Предлагаю начать с терминов. Не все понимают, что такое городская среда. Что вы вкладываете в это понятие?

Свят Мурунов: Надо начинать с понятия город. В нашем представлении город – это общественное пространство. Городская среда – это комплексное понятие, которое включает в себя все это общественное городское пространство, и складывается из частных домовладений, личных территорий, общественных пространств, инфраструктурных решений, городской мебели и более мелких деталей.

Олег, у вас есть что добавить?

Олег Гончаров: Я бы добавил, что это еще и люди.

Свят Мурунов: Нет, городская среда - это пространство. Люди – это уже атмосфера, сообщество, сценарий, который наполняет городскую среду. В данном случае городская среда - пространство, какие-то здания.

Олег Гончаров: Чтобы не запутываться, оставим это понятие. Но мне кажется, что среда средой, а город населяют люди, и то, как они живут, вокруг чего объединяются, какие интересы преследуют, как вместе умеют взаимодействовать – важно. Ради этого, в том числе, города и создавались.

Как думаете, почему в последнее время возросло внимание к урбанистике в России? Например, лет 7-10 назад об этом практически ничего не знали.

Свят Мурунов. Фото: страница "Архполис на Facebook"

Свят Мурунов: Индустриальный период развития нашей страны закончился. В эпоху индустриализации города создавались не потому, что люди хотели жить вместе, а потому что нужно было построить заводы и “заселить” их людьми, которые будут там работать.

То есть вот заводы, вот социальная инфраструктура, вот жилье: тут вы работаете, тут живете, а тут отдыхаете. Сейчас мы переходим в постиндустриальный период, который характеризуется тем, что человек - это главное. Это меняет и самого человека.

У людей появился запрос на качественную среду, рекреации, инфраструктуру, внутридворовую территорию, на качественно другие отношения между людьми, с властью и иные виды деятельности. Мы теперь не стоим у станка, а сидим в офисах.

А где учиться урбанистике, если, конечно, ей вообще учат? Ведь нет специализированных учебных заведений.

Олег Гончаров: Мы создали программу “Новые лидеры территориального развития”, потому что не дождались компетентной образовательной практики в этом направлении. Можно учиться вместе с нами, хотя мы и сами учимся. Есть программы у Высшей школы экономики, есть школы урбанистики, институт “Стрелка”.

Олег Гончаров. Фото: предоставлено пресс-службой

Свят Мурунов: Урбанистике можно научить только погружаясь в саму территорию, в ее проблемы, общаясь с бизнесом, властью, сообществами на местах. Задача не получить новых менеджеров или архитекторов, а передать комплексные компетенции.

У нас во всех вузах, к сожалению, отраслевой подход. Отдельно учат архитекторов, социологов, отдельно обучают арту, управлению. Нет ни одного курса, где бы человек получил комплексное представление о том, что такое территория.

Что делать простым жителям столицы, которые не довольны, например, тем, что у них в подъезде облезлые стены, а детям негде гулять?

Свят Мурунов: Простым людям нужно иметь свою позицию и инструмент ее выражения. Стоит объединяться в неформальные самореализующиеся сообщества. Когда вы начинаете самоорганизовываться, формируете дворовые комьюнити, где есть бабушки, мамочки, подростки, взрослые мужчины, то внутри вашего сообщества создается качественный запрос - что вы хотите.

Фото: ИТАР-ТАСС

Можно просто договориться – давайте не гадить в подъезде, проводить субботники, попросить бабушек, которые сидят на лавочках, следить за порядком. Технология простейшая. Понятно, что когда это сообщество станет больше, тогда можно будет разговаривать с управляющей компанией района. Например, требовать деньги на благоустройство двора, предлагать свои идеи.

Тотальная проблема нашей страны в том, что человека в системе управления городом нет. Урбанистика продвигает гуманистический подход. Мы хотим, чтобы фокус был на человеке, его желаниях и комфорте.

Кстати, о городских инициативах. Олег, вы сами придумали и запустили дизайн-завод “Флакон” на месте бывшей промзоны. Почему решили, что это нужно городу?

Олег Гончаров: Идея родилась из двух историй. Первая – мы хотели сделать девелоперский проект и понимали, что вокруг уже есть более успешные коммерческие проекты. Устраивать очередные офисы или торговые комплексы уже было неинтересно. Вторая история – “Флакон” – место, где мы решили объединить творческих людей, чтобы каждый мог бы заниматься своими проектами.

Мы пригласили людей, которые, может быть, не являются суперквалифицированными художниками, но хотят развиваться. Сделали первое пространство для таких них и начали договариваться, чтобы они приходили на взаимных условиях и начинали жить и расти вместе с нами. Это и творческие студии, и рекламные агентства и многое другое.

Дизайн-завод "Флакон". Фото: ИТАР-ТАСС

Почему “Флакон” появился не в центре города, который считается наиболее привлекательным для москвичей?

Олег Гончаров: С одной стороны, мы не выбирали, так случилось само собой. С другой - у нас не было снобизма, хотя мы сами живем и работаем в центре. Мы полюбили это место (“Флакон” находится в СВАО – M24.ru). Я думаю, любую территорию можно изменить и раскрутить, сделать ее привлекательным и экономически осмысленным проектом, не важно, где она расположена.

Вы сейчас работаете над “Артелью” в арт-парке “Никола-Ленивец” в Калужской области. Как она создавалась, что там сейчас происходит?

Олег Гончаров: “Артель” только создается. Мы привлекаем на территорию людей, которые проявили себя в таких областях, как творческие проекты по производство малых архитектурных и интерьерных форм, туристические сервисы, малое сельское хозяйство.

“Никола-Ленивец” находится в 200 км от Москвы, это арт-парк и творческий кластер. Там большие поля, высокохудожественные инсталляции и проекты современного искусства.

Это не городская среда, а среда между городом и деревней, и мы решили, что заниматься там можно не просто отдыхом, а своим делом, которое тебя развивает и привязывает к этому мету в хорошем смысле. Поскольку дело связано с предприимчивостью людей, то мы назвали проект “Артель”.

Что такое артель

Артелью называют добровольное объединение людей для совместной работы или любой другой коллективной деятельности. Отличительной чертой являются общие доходы и круговая порука (общая ответственность). Артели бывают сельскохозяйственные, строительные, торговые и творческие.


Мы заинтересовали людей, и они пришли со своими проектами. Например, появились ребята, которые готовят в “Николе” мастерские, начали заниматься ремеслом. Пришли люди, с которыми мы занимаемся микросельским хозяйством. Это когда территория воспринимается не как то, что надо вспахивать тракторами и заливать удобрениями. Человек работает на своем небольшом клочке земли, смотрит, обучается и затем понимает, что земля начинает его кормить, хотя было затрачено не очень много средств. Ты имеешь небольшой клочок земли и конкретное дело на нем, а твоя жизнь становится гармоничнее, интереснее, веселее.

На какой стадии “Артель” находится сегодня?

Олег Гончаров: Проекты такого рода как "Никола-Ленивец" развиваются и строятся лет 10-15. Мы начали заниматься территорией два года назад. До этого парк существовал в формате художника Николая Полисского, который первым пришел на это место с арт-экспериментами, и два дня в году там проходит фестиваль “Архстояние”.

Арт-резиденция "Никола Ленивец". Фото: Страница парка на Facebook

Сейчас это поля и деревни. Мастер-план проекта не закончен, там обозначены основные зоны и территории, которые мы начинаем развивать. В “Артель” уже можно приехать: там есть гостевые дома. Также мы сотрудничаем с Калужской областью и федеральным агентством по туризму, опираемся на государственно-частное партнерство. То есть государство помогает нам строить дороги, проводить коммуникации.

На что вы ориентировались, когда разрабатывали проект? Может быть, в Европе или в России есть похожие места?

Олег Гончаров: Честно говоря, мы ориентировались на самих себя. Мы, конечно, знаем об европейских проектах, но нам более близко то, что сейчас создается в Юго-Восточной или Южной Америке.

Мы очень любим “Инотим” - парк в Бразилии, который за десять лет стал из ландшафтного парка одним из апостолов современного искусства. Нам интересны принципы, по которым он развивался и как влиял на территорию вокруг себя, но в части “Николы” мы не берем его в качестве примера.

“Никола-Ленивец”. Фото: страница парка на Facebook

Как думаете, в “Николу-Ленивца” будут ездить жители Москвы или Петербурга? Все-таки он находится в провинции.

Свят Мурунов: Уже ездят, это стало трендом. Люди хотят иногда уходить из городов, но не заниматься дауншифтингом и уезжать на Бали или в Индию.

Вдохновляясь на природе, занимаясь физическим или умственным трудом, ты можешь возвращаться и создавать проекты в городской среде и наоборот, приносить из города какие-то устойчивые бизнес-процессы в деревню.

Олег Гончаров: Это возможность дать горожанину качественно новый дополнительный сценарий.

Все мы вышли из земли - горожанин не может реализовать в городе все свои потребности, а создание такой качественной агломерации, как "Никола Ленивец" оживляет и сельские территории, дает возможность запустить их в новом формате.

Какие архитектурные решения нужны городу в первую очередь?

Свят Мурунов: Городская среда находится в очень фрагментарном состоянии. Есть участки, где она точно есть. Например, многие любят приводить в пример ЦПКиО имени Горького. Но если мы понимаем под Москвой всю территорию города, то уровень проблем зашкаливает. Это и проблемы периферии, городских улиц, большого количества заборов, промзон.

Воробьевы горы. Фото: ИТАР-ТАСС

Олег Гончаров: Но есть и плюсы. Я недавно был на Воробьевых горах, сейчас там почти ничего нет. Я вижу там тысячи, десятки тысяч людей, которые просто приходят, а могли бы и денег больше оставлять, и получать полезную информацию, узнавать о культуре. Нам как команде интересны точки, где нужно что-то добавлять, инициировать.

В какие места вы бы советовали горожанам отправляться на прогулку?

Свят Мурунов: Я люблю гулять по сложным районам Москвы, промзонам и мечтать, во что они могут превратиться. Очень старую часть города, которая фрагментарно сохранилась внутри Садового кольца. Можно зайти во дворик и найти десятки разнообразных архитектурных стилей.

Олег Гончаров: Кроме промышленных зон, мне нравятся набережные, парки. В районе Патриарших прудов часто можно увидеть, что люди водят экскурсии по старым домам. Москвичи начинают создавать неформальные сообщества, знакомя себя и других с городом. Это хорошая тенденция.

Екатерина Кадушкина

Сюжеты: Взгляды , Интервью с людьми искусства

Поделиться в социальных сетях:

Читайте также

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика