02 октября, 2014

Режиссер "Квартета И" - о кризисе современной пьесы и пользе юмора

Поделиться в социальных сетях:

Спектакль "Квартета И". Фото: m24.ru

В 1993 году Сергей Петрейков вместе с сокурсниками Ростиславом Хаитом, Леонидом Барацем, Камилем Лариным и Александром Демидовым организовал "Квартет И", лелея мечту нести в массы интеллектуальный юмор. Шутки выпускников ГИТИСа имели успех. Петрейков написал пьесы для спектаклей "День радио", "День выборов", "Быстрее, чем кролики" и "Разговоры мужчин", а также сценарии к фильмам с участием артистов "Квартета".

Сейчас Петрейков - режиссер спектаклей "Квартета И" и художественный руководитель Другого театра, который он открыл в 2005 году.

В интервью M24.ru Сергей Петрейков рассказал о том, кто такой "нормальный зритель" и почему театры обходят стороной современную драматургию.

- В сентябре в Другом театре состоялась премьера спектакля "Лунин, или страна рабов" с Дмитрием Певцовым в главной роли. Спектакль исторический и отличается от того, что обычно играют в вашем театре. Почему решили включить его в репертуар?

- С одной стороны отличается. А с другой – мы ставим современную драматургию, это наше непреложное правило. Что касается этой пьесы, то ее написал Эдвард Радзинский – драматург по многим параметрам современный. Как-то на банкете он обмолвился, что есть неопубликованные пьесы, которые неплохо было бы поставить в Другом театре. Тема для будущего спектакля оказалась очень актуальной. Я помню эту пьесу еще по спектаклю в театре на Малой Бронной.

Фото: ТАСС/Митя Алешковский

- В чем актуальность этой пьесы?

- Она о декабристе Лунине, который одно время примыкал к одному из декабристских кружков и даже заявил, что готов, если понадобится, убить государя. Но после Лунин разочаровался, вышел из кружка, служил адъютантом великого князя Константина, который должен был стать императором, если бы не отрекся в пользу Николая. Лунина арестовали, он пробыл десять лет в ссылке, писал письма сестре. За них Лунина упекли в тюрьму, где его и задушили. Нам эта история показалась злободневной.

- Дмитрий Певцов, сыгравший Лунина, не входит в основной состав труппы Другого театра?

- В нашем театре нет постоянной труппы. Каждый раз приглашаем артистов на проекты. Когда мы с режиссером Александром Огаревым обсуждали, кто может сыграть эту роль, то я подумал о Певцове.

- Отсутствие труппы – случайность или продуманный ход? И как считаете, для театра это преимущество или недостаток?

- Так сложилось, что в Другом театре нет постоянно закрепленных актеров, режиссеры приводили своих артистов. И это плюс. Любой репертуарный театр пытается избавиться от балласта в виде незадействованных актеров, но по законодательству это не возможно. У нас же с каждым актером заключается договор. Например, если спектакля с участием Евгения Стычкина больше нет в репертуаре, то у актера нет никаких прав претендовать на трудовую пенсию, он может рассчитывать только на деньги, которые получает, играя в спектакле.

- Создавая Другой театр вы сказали, что хотите вернуть в театр "нормального зрителя", ставя современную драматургию. А потом отметили, что цель не достигнута. Почему?

- Основная задача – стимулировать появление этой новой драматургии. А сейчас наш театр, как и Театр. doc, "Практика" - маргинал, находящийся на обочине основного театрального процесса, который прекрасно обходится без современной драматургии. В сотый раз ставят Бомарше, Островского, Шекспира. И зритель без современного прекрасно обходится. Более того, не чувствует разницу, посмотрев спектакль по произведениям Бомарше и Радзинского. Сейчас театр практически не формирует заказы на современную драматургию и ее, соответственно, почти не существует.

Фото: m24.ru

- Почему театры игнорируют современную драматургию?

- Может быть, в связи с отсутствием современности. Мы живем в безвременье. Время остановилось, мы его не чувствуем и не слышим. Поэтому драматурги не знают о чем писать. А может, чувствуют, что скоро этот период закончится, на смену ему придет что-то новое. Вот они и не хотят размениваться на сиюминутное.

- Но, тем не менее, пишут. Какие на ваш взгляд пьесы достойны внимания?

- У нас идет спектакль "Про баб" по пьесам Екатерины Нарши и Михаила Барановского. Взяли пьесу Шендеровича, спектакль называется "Апокалипсис для флейты". Вышло смешно, умно, тонко, лирично, в некоторых местах трагично. Про человека, который считает себя пришельцем из космоса и ставит земной цивилизации окончательный диагноз – "не получилось". Играем спектакль "Валентинов день" по пьесе Ивана Вырыпаева. Много хороших спектаклей. И все равно, мне кажется, они не делают погоды в Москве.

- Зритель их не понимает?

- Понимает. Спектакли не для узкой аудитории. Но маленькие театры, как наш, тонут в море культурной информации.

- Что нужно маленькому театру для уверенности?

- Яркие острые драматурги. Когда Радзинский написал пьесу "44 страницы про любовь", ее поставили в 120 театрах Советского Союза, а потом пьеса пошла по всей Европе. А сейчас пьесы не дают такого резонанса.

- Может, нужна поддержка извне? Например, государственная. Или экспериментальные театры в ней не нуждаются?

- Поддержка, прежде всего финансовая, никогда не помешает. Она бы позволила приглашать еще больше хороших артистов, покупать костюмы, оборудование. Но принципиальная вещь – тема для спектаклей. Драматурги должны почувствовать ее и свою востребованность. Зритель хочет слышать "про сегодня".

- Кто такой "нормальный зритель" в вашем понимании?

- Образованный, культурный, знающий, что в театр нужно красиво одеваться, а во время спектакля отключать мобильный телефон. Это зритель, понимающий, что театр – не только зрелище, но и место, где могут зацепить за живое, подтолкнуть к размышлениям.

"Квартет И". Фото: m24.ru

- Давайте вернемся в прошлое. Зачем потребовалось создавать Другой театр? Ведь у вас был успешный проект – "Квартет И".

- Другой театр – это продолжение "Квартета И". В нашем театре пьесы пишем уже не мы, как это было в "Квартете И". Ставим не обязательно комедии, приглашаем молодых режиссеров.

- А с чего начинался "Квартет И"?

- Мы все учились на одном курсе ГИТИСа, на эстрадном факультете. У нас был выбор – разбежаться по другим театрам или попробовать сделать что-то самим. В какой-то момент в голову пришла идея организовать собственный театр. Мы поняли, что юмор востребован. Возможно, работая в другом жанре, мы бы и не добились такого успеха, а тут заняли свою нишу и преуспели. Пока есть что сказать, мы будем говорить.

- Вам отводилась роль режиссера и сценариста?

- Изначально работал в качестве режиссера. Драматургией начали заниматься несколько позже, первой самостоятельно написанной работой стала пьеса "День радио". До нее мы лишь редактировали пьесы.

- Вы сами никогда не играли на сцене?

- Нет. Не хотелось.

"Квартет И". Фото: m24.ru

- Экранизация спектаклей – определенный риск. Не возникало опасения, что фильмы "День радио" и "День выборов" не будут так же популярны, как их сценические аналоги?

- Конечно, мы рисковали. Сейчас сняли фильм "Быстрее, чем кролики" и его прокатная судьба была менее успешная, чем у остальных фильмов с участием "Квартета И". В картине нет бесконечного абсолютного юмора, там больше размышлений о смысле жизни, к которым не все зрители готовы. Но нам было интересно пробовать себя в новом жанре.

Кстати, спектакли "День радио" и "День выборов" нам нравятся больше, чем фильмы. А в фильмах "О чем говорят мужчины" и "О чем еще говорят мужчины" мы отошли от спектакля "Разговоры мужчин".

- Почему юмор "Квартета И" так привлекает зрителей?

- Юмор вообще сам по себе всегда привлекателен. Но в добавок ко всему юмор "Квартета И" относительно интеллигентный, культурный. Вот мы говорим две фразы про Джойса и надеемся, что зрители понимают, о ком речь. Пусть они его не читали, мы тоже не читали. Но знать о нем нужно.

- Вы продолжаете сотрудничество с "Квартетом И"?

- Я режиссер постановок.

- Какой премьеры ждать в ближайшее время?

- Мы пишем пьесу, которую я поставлю, - "Снимается кино 2", потому что пьеса "Снимается кино" есть у Радзинского. Но это не продолжение. У нас другие герои.

- Расскажите о новых спектаклях в Другом театре.

- В этом сезоне у нас премьера детского спектакля "Джельсомино в Стране Лжецов" по сказке Джанни Родари. Есть пьеса Шендеровича, которую, возможно, мы поставим во второй половине сезона. Она по мотивам произведения Макса Фриша "Бидерман и поджигатели".

- Какие пьесы вы никогда не поставите в своем театре?

- Плохие: глупые и дилетантские. И пока у нас установка – не ставить классику, потому что она идет почти во всех театрах. Но ситуация может измениться. Помнится, Любимов писал, что в 1950-е годы классика шла единично, играли советскую драматургию. Если классику будут давать реже, я, возможно, возьмусь за Шекспира и Чехова. Но пока это не предвидится. Только подумаешь: "Хорошо бы поставить "Три сестры". Раз – и в восьми театрах уже играют эту пьесу.

Алла Панасенко

Сюжеты: Взгляды , Интервью с людьми искусства

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика