26 августа, 2016

Глава TCI Эдуард Ратников: "Мы не завод, а очень хорошая мастерская"

Поделиться в социальных сетях:

Промоутер, привозивший в столицу мировых звезд, рассказал о правилах промоутера, профессионализме и своих мечтах

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

Сетевое издание m24.ru продолжает цикл бесед с ключевыми фигурами отечественного шоу-бизнеса. Героем наших первых публикаций стал продюсер Дмитрий Гройсман, а сегодня представляем вашему вниманию интервью с Эдуардом Ратниковым, главой компании TCI, промоутером, одним из главных организаторов концертов рок-звезд в России.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

Российские шоу Motorhead, Deep Purple, Rammstein, Slayer, Tito & Tarantula, Accept, Limp Bizkit, Korn, Whitesnake, Nazareth, HIM, Molotov, Garbage, Робби Уильямса, Моби, Демиса Руссоса, Сьюзан Вега, Гэри Мура, Криса Ри и других грандов рок и поп-музыки – его полная и неоспоримая заслуга. В заключительной части беседы с музыкальным обозревателем m24.ru Эдуард Ратников рассказал о былых партнерах, промоутерском кодексе и принципах сохранения энергии.

– За годы работы в T.C.I. на российском концертном рынке твоя команда менялась не раз. Кто стоял у основ и как в дальнейшем сложились их судьбы в индустрии?

– Первым моим сотрудником был Петя Смирнов, он самый "старый". Я помню его среди наших переводчиков-студентов, работавших еще на AC/DC, Metallica в Тушино. Он услышал от кого-то, что я набираю персонал для тура Nazareth и пришел в ноябре 1995 года. С ним я делал первые туры и концерты. Так же, в конце 1996 года, я активно сотрудничал с отелем "Аэростар", сетевых отелей в городе в то время почти не было. У них в отделе маркетинга и продаж работала юная девушка с такими живыми глазками, неплохо говорящая по-английски. Однажды она пришла на какое-то из наших торжеств с Nazareth, куда я приглашал партнеров, мы с ней разговорились, и я ее позвал работать в TCI. Ее имя – Таня Дальская. Танечка была моим помощником, наверное, лучшим из всех, и, когда Петя Смирнов уходил на свои "творческие каникулы", Таня была моей правой рукой. Она проработала у меня 9 лет. То, что сейчас делает целая компания с многочисленным офисом, мы делали с ней вдвоем, и нас хватало на все. Поскольку Татьяна не занималась ни продакшном, ни экономикой, не рассчитывала риски и не принимала тяжелых решений, это сказалось на ее дальнейшей карьере после ухода из TCI. Пара успешных проектов быстро накрылась медным тазом после одного неверного шага. Татьяна плохо ушла, к сожалению. И, как следствие, в своем самостоятельном плавании плохо кончила.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Как ты думаешь, насколько решительность и авантюризм, с которыми ты ввязывался в самые немыслимые проекты, сыграли на руку при построении бизнеса в России?

– Мне кажется, слово "авантюризм" не совсем точно отражает все происходившее в то время. Бесстрашие и понимание – мне нечего терять кроме своих цепей. Уверенность в том, что у меня есть два пути – идти на хрен или идти вперед. Я всегда выбирал идти вперед. Не знал, куда идти и что делать, но у меня было большое желание и уверенность, что, если буду упорным, не облажаюсь. Это было абсолютно интуитивно.

Многие вещи за человека решают его индивидуальность, внутренние качества и его жизненные принципы. Всегда следует обращать внимание на то, какими принципами руководствуется человек. Мои интуитивные критерии легли на почву маленьких и более крупных побед. Твердость этих принципов давала не только личную уверенность. Она также вдохновляла людей, которые оказывались рядом и не верили ни во что. Мне было очень трудно с ними. Приходилось долго "мочить, мочить нещадно, тащить за уши и за волосы", и только после этого они следовали моим предписаниям, зато потом гордились результатом.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Тебе часто приходилось идти на компромиссы? Например, с одной стороны, ты человек с определенными музыкальными убеждениями, которые давно сформировались. С другой – промоутер, коммерсант, в первую очередь рассчитывающий на прибыль. Приходилось ли тебе привозить артистов, которые идеологически не близки, но на них точно придут люди?

– Ты знаешь, во-первых, я – профессионал. Конечно же, кого везти, во многом решает мой личный вкус. В то же время я и мои ребята работаем за деньги и стараемся делать все с максимально отдачей. Мне надо кормить людей, оплачивать счета, расходы, а они довольно немалые, поэтому мы делаем самые разные проекты, и зачастую не обходится без потерь.

Делали Vakuum, Modern Talking, Jennifer Lopez, Black Eyed Peas, 50 Cent, сейчас работаем с Pet Shop Boys и так далее. Это проекты, которые не совсем вписываются в наш формат, потому что за первые 10 лет работы компании TCI за нами установился штамп рок-промоутеров. Мы привозили Faith No More, Nazareth, Uriah Heep, Biohazard, Clawfinger, Motorhead, Manowar, Rammsteinи Scorpions и многих других. В то время рок-формат был востребованным, драматичным, более зрелищным и эмоциональным. Поэтому я и старался отдавать предпочтение ему. К тому же, по моему мнению, с ним было интереснее работать. В дальнейшем мне в Сети стали попадаться артисты поп-жанра, которые, кстати, приносили нам всегда неплохую прибыль.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Когда ты привозил героев своей юности – Motorhead, Ронни Джеймса Дио, Manowar – что испытывал: благоговение и трепет, спокойствие от выполненной работы или иное?

– Я испытывал "чувство улыбки". Потому что, в принципе, если ты посмотришь на многих успешных и интересных деятелей того или иного жанра, все они заняты тем, во что не доиграли в детстве. Они имеют дело со своей любимой игрушкой, особенно мужики. Наверное, мне повезло, что я не выбирал профессию (тогда ее еще не было), я ее создавал. Когда произносил фразы типа "пути развития", все ржали. И что теперь? Даже мои родители, когда-то говорили: "Сын, чем ты занимаешься, что это за фигня? Как-то несерьезно. Проектировал бы какие-нибудь заводы или корабли, так нет – занимаешься какой-то хренью непонятной!" Но когда я построил им дом, они взглянули на это с бОльшим пониманием.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

Что касается артистов, мне всегда было приятно видеть их уважение. Многие из них признавались: стандарты качества работы TCI существенно выше, чем в некоторых других странах. Это происходит благодаря тому, что они чувствуют вокруг себя определенную энергию, а это для артиста очень важно. Для многих самое губительное – это рутина. Когда все слишком спокойно, скучно и опасно рутинно…

Я помню, как мы не раз "спасали шоу" Nazareth или Scorpions в том или ином городе, где промоутер был недостаточно ответственный, непрофессиональный и не видел эффективного решения тех или иных вопросов и задач, мне приходилось решать вопросы хирургическим методом. Группа и их персонал видели, чувствовали и понимали это. Артисты любят войну в дороге. Уважают стойких, способных, сильных, не жалующихся, а делающих четко свое дело людей в их команде, и, когда они выходят на сцену, у них состояние более эмоциональное. Это всегда заряжает шоу…

Могу привести пример, который мне понравился. Когда Элвис Пресли в начале 70-х был уже довольно большой комплекции – такой заплывший ленивый кот, его тур-менеджер, видя, что чувака уже ничто не радует, решил добавить куража. Дело было перед важным концертом в Вегасе. Тур-менеджер взял и инициировал какую-то драку, подбежал и сообщил Элвису, что бьют его друга. Элвис сорвался, началась потасовка, ему порвали рубаху, и, когда уже были слышны полицейские сирены, его вырвали из драки и кинули в машину. Элвис в этой рваной рубахой выскакивает на сцену, хватает гитару и начинает шоу. Оно проходит фантастически, энергично!

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

Такие вещи важны для артиста, ведь ему нужны силы каждый вечер, чтобы воспроизводить свое шоу как в единственный и последний раз. Для этого артисту нужен энергетический куражный допинг. Если промоутер это понимает и ловко все устраивает, артист его очень любит. Естественно, промоутер должен не забывать об этих простых вещах, которые он обязан выполнять, быть аккуратным в финансовых вопросах и так далее.

Меня связывает личная дружба со многими знаменитостями, с которыми я работал, но это не значит, что я их дергаю по любой ерунде. Друзьями быть приятно. Но все равно многое решает Его Величество Бизнес.

Когда от Scorpions после стольких лет успешной работы, я слышу: "Ты нам сделал оффер в 1,5 миллиона, а твой конкурент предложил на 200 тысяч больше. Скажи нам, Эд, какой должен быть резон, чтобы мы отказались от этих 200 тысяч? Мы тебя любим, уважаем, но это бизнес, и у нас есть конкурентное предложение от довольно авторитетного и надежного промоутера. Ты же не будешь поднимать свое предложение, мы тебя знаем, потому что ты предлагаешь только то, в чем ты уверен". Отвечаю: "Вы все правильно понимаете, потому что это обернется более дешевым сервисом, завышенной ценой на билет, что вызовет недовольство аудитории и поставит под угрозу количество людей в зале". Я в такие игры не играю.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Как строятся отношения между промоутерами?

– Есть люди, которые делают свое дело честно, качественно и креативно, и я их за это уважаю. Людей мутных, безответственных, хитрых, лживых, а такие среди нашего брата тоже есть, презираю. Я не имею с ним дела и никому не рекомендую. Со многими промоутерами нас связывает личная дружба, но не надо забывать, что "бизнес есть бизнес", и в этой области, и в сфере нашей дружбы мы стараемся вести себя друг с другом аккуратно. Не болтать лишнего, не расспрашивать.

Мы никогда не занимаем друг другу деньги. Потому что, если хочешь поставить под угрозу дружбу, одолжи другу денег. Я, например, вообще никогда не занимал и другим не советую. Есть довольно много безответственных людей, попавших не только в мой черный список, но и в черный список моих коллег. Многие начали прислушиваться и стараются оформлять взаимоотношения "в белую". Многие перестали, слава Богу, бояться правильно оформлять документацию и бороться с недобросовестными партнерами с помощью российских судов. Это, конечно же, пока очень малоэффективно, иногда долгая история не на один год, но это работает! В конце концов мы платим налоги, и в этой стране находимся под защитой государства, пусть наказывает закон и соответствующие органы Российской Федерации. Мы стараемся действовать именно таким путем.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Твоя система работы и общего восприятия мира сильно изменилась. Это происходит потому, что личный интерес к музыке сильно падает или потому, что ярких прорывов, как в 1980-2000 годы, уже не происходит?

– Я не хочу об этом много говорить. Просто следствие возраста. Как слоган рекламный: "С опытом приходит понимание". Мы видим вещи и жизнь уже под другим углом с высоты полученных и прожитых эмоций и опыта. Изменилась не только эта сфера жизни. Изменилось многое, и у меня есть стойкое убеждение, что это следствие жизненных процессов. Мы – продукты аналоговой эпохи, но уже вошли в цифровую, при которой доступ к любой информации стал настолько легким, что не может не накладывать свои изменения буквально на все.

Помнишь первую песню на MYV Video Kill the Radio Star? Было время, когда музыкальным продуктом повелевали и распоряжались только студии грамзаписи. Что происходит в цифровую эпоху? Студия грамзаписи может быть прямо на мобильном телефоне у тебя на кухне или где угодно. С количеством медиа-платформ роль радиостанций стала мизерной. Если радио раньше занимались какие-то интересные креативные люди, то сейчас миром правит маркетология, основанная на сухих, абсолютно банальных цифрах. За всем этим больше нет души, простых человеческих деталей и моментов которые маркетологи сочли ненужными

Мы с тобой руководствовались когда-то чем-то более живым, тем, что нас вдохновляло. Теперь вдохновляться сложнее, потому что наши критерии оценки – это сухие маркетологические цифры.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Тем не менее ты не производишь впечатление человека, который жалуется на ситуацию. Есть что-то, о чем жалеешь?

– Я с тоской вспоминаю о времени, когда пускался в рисковые проекты, потому что сейчас стал мудрее, осторожнее, перестал это делать. Я позволяю своим помощникам вступать в какие-то риски, но каждый раз, когда это делаю, мы теряем деньги. К сожалению, без риска нет успеха, и удача любит смелых.

– Ты упорно не работаешь с российскими артистами, они тебе неинтересны они в принципе?

– Я объясню. Был момент, когда я принял решение не работать с российскими артистами. Это было во времена, когда я еще вкладывал в это массу энергии, души, веры. Меня предавали при первом же удобном случае и после двух-трех раз пыл поубавился.

Да и не встречалось никаких интересных и креативных имен. До появления "Сплина" и прочих подобных ребят было далеко, и я решил, что мы, TCI, работаем только с международными артистами. Стараемся интегрировать наш рынок в международную систему гастрольного бизнеса, поставить наш его на карту для международных артистов. Наши артисты, работающие в очень большой закрытой консервной банке (в лучшем случае у них концерты для эмигрантской публики), пока могут рассчитывать на местечковые выезды по клубам на 500 человек или 1000 мест. Мне это неинтересно.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

Я помню, когда мы сотрудничали в 2009 году с "Океаном Эльзы" и делали их первый российский тур из 20 с лишним концертов. Мы со Славой дружили, ему нравилось то, что TCI – это именно International. В общем, все креативные, технологические решения для их шоу нам тогда пришлось слить. Потому что Слава предпочел более технологичному шоу больше денег себе.

Собственно говоря, это просто показательный случай, когда артист вместо креатива или каких-то интересных решений шоу выбирает: делай попроще, лохи схавают, а бабки мне. Но если они что-то сокращают, то никак не свой бытовой райдер: суперкомфортное проживание в отелях и нахождение в аэропортах с полным перечнем и набором.

Собственно, совокупность всех этих моментов и дает ответ на вопрос, почему TCI не работает с российскими артистами. Как-то не сложилось вначале, ну а потом я понял, что раз исторически не происходит, значит, и нет смысла менять формат. Всех денег мира не заработаешь, да и не надо! Нам достаточно. Мы не завод, не фабрика, мы – маленькая, но очень хорошая мастерская…

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Если вернуться от экономической составляющей к личной. Вспоминая лихие времена той московской тусовки "Хулиганов-80", которой вы с Мишей Бастером посвятили целый роскошно изданный альбом, ты испытываешь определенную ностальгию по тому времени, когда "все было впервые и вновь"? По-большому счету из всех этих веселых рок-н-ролльных беспредельщиков, лишь ты один успешно совместил увлечение молодости и успешный бизнес.

– Ты знаешь, меня не тешит то, как и почему я состоялся. Я знаю этому реальную цену. Многие мои друзья из того времени ушли в небытие, и мне жалко и странно, что такие яркие личности - интересные, прекраснейшие ребята, почти каждый из которых мог состояться, были смыты из этой жизни. Не знаю, возможно, у меня все это было заложено с самого начала, еще со школьных лет и дворовой жизни. Все начинается в семье. Когда тебе родители говорят или требуют что-то – это одно, но формируешься ты только тогда, когда видишь их поступки и отношение, когда они этого не замечают. Ты видишь их поступки и отношение, впитываешь их в себя совершенно незаметно, потому что все самые важные изменения в жизни происходят тихо и незаметно. Просто ты в один прекрасный момент обнаруживаешь, что все-таки, все эти критерии и принципы уже работают в твоей жизни и хранят тебя.

Фото предоставлено Эдуардом Ратниковым

– Есть ли сейчас что-то, что может тебя, пережившего кучу приключения, принимавшего несчетное количество жестких решений и идущего на риск, по-настоящему привести в восторг? Как фестиваль в Тушино, твои туры Motorhead и стадионные супершоу Rammstein.

– Наверное, успехи моей дочки. Дерево я посадил, дом построил. Хотя, знаешь, еще я очень хочу, чтобы ребята из моей компании чувствовали себя максимально комфортно, ответственно, чтобы их не приходилось пинать и перепроверять каждый раз. Пожалуй, я и не знаю, что еще хотеть для полного счастья.

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика