Москва 24

Культура

02 апреля, 2015

Фотограф Джесси Фроман: "Курт Кобейн – это прекрасный цветок"

Джесси Фроман. Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

В универмаге "Цветной" 2 апреля открывается выставка "Курт Кобейн: Последняя фотосессия". Снимки лидера Nirvana в круглых очках, в пальто с леопардовым принтом и с облупившимся лаком, сделанные Джесси Фроманом в 1993 году, стали каноническими.

Корреспондент M24.ru пообщался с Джесси Фроманом и узнал, как ему помогла удача, почему Курт Кобейн похож на цветок и чем может поразить Вуди Аллен.

Джесси Фроман. Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

– Джесси, расскажите о фотосессии Кобейна, кадры с которой вы представляете в Москве. Быстро ли удалось наладить контакт с Куртом в день съемки?

– Да, Курт оказался очень дружелюбным и открытым. Наверное, потому что был под кайфом. (смеется)

Обычно, когда люди приходят ко мне на съемку, я стараюсь уделить немного времени общению, сделать так, чтобы героям было комфортно, чтобы они смогли мне открыться. Однако с Nirvana этого не получилось. Курт приехал на три часа позже, так что нужно было срочно приступать к съемке. Менеджер группы заявил, что скоро им нужно будет ехать на репетицию – у бэнда был концерт в тот вечер.

Короче, вместо пяти часов, изначально отведенных на фотосессию, у нас осталось минут тридцать. И времени на то, чтобы присесть, выпить чашечку кофе и немного пообщаться, не осталось.

– Но обычно вы делаете нечто подобное?

– Да, всегда. Тут просто обстоятельства помешали.

Я стараюсь выделять время на общение с героями своих съемок. Важно узнать, что они любят. Конечно, ты можешь быть знаком с их карьерой, но во время фотосессии важно другое: нужно узнать, допустим, как человек держат руки, голову. И получить через такие мелочи идеи для фотосессии.

– Как же удалось наладить контакт с Куртом, если времени на неформальное общение совсем не было?

– Думаю, мы просто поймали одну волну. К тому же, я старался применять некоторые психологические навыки.

Плюс, несмотря на то, что у меня было мало времени, я постарался расслабиться и хорошо выполнить свою работу. Сделать вид, будто у меня в распоряжении - все время мира.

В свою очередь, очень спокойным был и Курт. Наверное, опять же, потому что был под кайфом. Я постарался раскрыть все грани его личности, в том числе "вытащить" наружу его беззащитность, какие-то глубоко личные черты.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

– Как вы пришли к "своему" образу Курта?

– Любая фотосессия – это сотрудничество. Я смотрю на своего героя, что-то предлагаю, а что-то, в свою очередь, предлагает он. Впрочем, иногда то, как человек сам себя воспринимает, может не совпадать с образом, который сформировался у меня самого.

Однако фотография может презентовать зрителю лишь одну идею. Снимок – это не видео и не личная встреча, у него всего два измерения. Так что в итоге фотография становится как бы застывшим образом человека в конкретный момент времени – причем, по сути, отражает при этом именно идею фотографа.

– Все-таки фотографа, а не самого героя снимка?

– Да, фотографа. Но идея фотографа все равно развивается и приобретает законченный вид в процессе сотрудничества. Например, человек приходит и говорит: "Я хочу выглядеть наивно и много улыбаться". Или, напротив, заявляет, что не будет улыбаться. Соответственно, от подобных пожеланий я затем отталкиваюсь, выстраиваю вокруг них свое видение.

Я как скульптор – стараюсь найти интересную позу, поиграть с жестами, ракурсами.

Интересно, что не всегда обязательно давать героям какие-то строгие указания. Порой достаточно, например, включить громкую музыку, чтобы позволить человеку почувствовать себя так, будто он находится на вечеринке. Он будет интуитивно принимать соответствующие позы. А чтобы создать какой-то другой образ – более спокойный, – можно, напротив, выключить музыку и говорить шепотом.

Важно, что я никогда не пытаюсь "слепить" из человека что-то, чем он на самом деле не является. Наверное, можно было бы придумывать каждый раз что-то невероятное и при этом выпускать потрясающе успешные фотографии. Но зачем делать это, если в получившемся образе герой не будет чувствовать себя комфортно?


– А что насчет реквизита? Например, у того же Кобейна были очки, шапка, сигарета и так далее.

– Ну да, он же курил, так что… (смеется)

– Да, но от кого исходила инициатива использовать подобные вещи? Вы сами просили Курта, допустим, закурить?

– Курение – одна из тех вещей, за которые можно зацепиться, чтобы создать образ. Такая небольшая деталь, часть целого. Так что да, кажется, это я попросил его закурить. Я так делаю иногда: "Вы курите? А может, зажжете сигаретку в кадре?"

С Куртом все было очень естественно, без какого-то напряга или игры. Например, у меня была бутылка воды, а он хотел пить. Я дал бутылку, а потом сказал: "Стой так, с бутылкой" и поймал кадр.

Иногда, кстати, если ты придумываешь людям, которых снимаешь, какое-то занятие, они начинают чувствовать себя более расслабленно и спокойно.

Разговор по телефону, сидение на диване или в машине – все это дает пространство для свободы. Помогает героям почувствовать себя на фотосессии комфортно и легко выражать себя.

– На выставке некоторые снимки Курта помещены рядом с фотографиями увядающих цветов. Это ваш способ дать людям понять, что Кобейн был достаточно ранимым человеком?

– Конечно. Мне нравится этот контраст. Цветы прекрасны, но они увядают. Жизнь, смерть…

К тому же, Курт, хотя и не стремится выглядеть красивым, на самом деле был невероятно красив. Прекрасен. Как и его музыка. По крайней мере, для меня это именно так. А цветы прекрасны изначально, даже когда увядают – так что отлично отражают мою мысль.

Цветы – это визуальное отображение того, кем являлся Курт. Обычно, впрочем, я не дополняю ими выставку. Сделал это специально для проекта в Москве.

Фото: M24.ru/ Владимир Яроцкий

– Ваш снимок Курта Кобейна в очках, в которых отражается фотозонтик, стал каноническим – и не только потому, что был сделан во время его последней фотосессии…

– Мне кажется, хорошие снимки получаются просто благодаря какой-то магии. Иногда тебе просто везет. Это я и называю волшебством. Я говорил Курту: "А давай ты наденешь эту шапку, а давай накинешь это пальто..." И в какой-то момент он просто напялил на себя все сразу.

Совпало сразу несколько вещей: мода, открытость и свобода Курта, удача – благодаря которой я увидел, как светоаппаратура отразилась в его очках, и решил, что это будет интересным элементом, придающим новый смысл.

Кроме того, получилось так, что фотосессия в итоге стала последней для Кобейна. Плюс, у него вообще было не очень много фотосессий. По сути, этот снимок в очках мог стать всего лишь одной из сотен среднестатистических фотографий Курта. Ничего особенного. Думаю, мне просто очень повезло.


– Значит, главный "ингредиент" хорошего портрета – это удача?

– Пожалуй. Нет никакого "рецепта" успешной фотографии. Впрочем, думаю, важно поймать в герое нечто личное. Нужно заметить или узнать о человеке, которого ты снимаешь, нечто особенное, такое, чего обычно не видят другие.

Это может быть что-то очень простое – его манера надевать куртку или зажигать сигарету. Что угодно.

А иногда стоит просто поиграть со светом - особенно если герой фотосессии не очень фотогеничен. Свет делает снимки интересней, дает возможность сакцентировать внимание на каких-то интересных сторонах личности человека.

Нужно иметь свой стиль и стараться придерживаться его. Причем всегда: не важно, сколько у тебя времени на съемку, кого ты снимаешь, в каких условиях и так далее.

– Планы выпустить книгу с фотографиями Кобейна родились давно?

– Нет, я вообще не собирался ее выпускать.

Мне всегда казалось, что одна фотосессия – не важно, кого – не достойна целой книги. Может, если бы я снимал Курта Кобейна и Nirvana в течение целого тура или на протяжении несколько лет, идея с книгой и была бы интересной. Но у меня была всего одна фотосессия, причем ужасно короткая.

Я думал, ну да, я сделал интересные фотографии, их можно представить на выставке, напечатать в журнале. Но не более того.


– Что же поменялось?

– Два года назад я познакомился с одним известным креативным директором. Он начал уговаривать меня выпустить книгу. Сначала я активно отнекивался. Но потом мы сделали пробный макет проекта и разослали его по издательствам, чтобы узнать, будет ли идея пользоваться успехом. Оказалось, что издатели были очень заинтересованы в выпуске подобной книги.

Потом к проекту присоединились известные журналисты Джон Сэвидж и Гленн О’Брайен. Благодаря им в книге можно не только увидеть фотографии, но и прочитать о фотосессии, контексте снимков, истории Курта Кобейна и Nirvana в тот период (1993 год - примечание M24.ru).

Думаю, меня привлекло именно то, что появилась возможность выпустить не фотоальбом, не фан-бук, а книгу о фотографии.

– Вы снимаете и знаменитостей, и пейзажи, и рекламу, и фэшн, и натюрморты. Недавно я беседовала с вашим коллегой Альбертом Уотсоном, тоже очень разноплановым автором, который, однако, известен в основном своими снимками звезд. Он сказал, что иногда даже люди, с которыми он работает на протяжении длительного времени, знают только об одной из сторон его творчества. Наверное, с вами – та же история?

– Было бы круто, конечно, если бы зрители были знакомы со всеми моими работами. Но это, пожалуй, невозможно. Даже Альберта Уотсона, в общем-то, мало кто знает, а он намного известней меня.

Абсолютно нормально, на самом деле, если люди знакомы только с одной стороной творчества фотографа. В любом случае, если зритель смотрит на снимки, и они ему нравятся, это уже отлично.

Чем хороша нынешняя выставка? На нее придут поклонники Курта Кобейна и Nirvana, посмотрят фотографии, может, кто-то из них подумает: "О, а я хочу увидеть другие снимки этого автора". Так же работают и книги. Это возможность презентовать свою работу широкому кругу зрителей.

Как бы там ни было, я абсолютно не переживаю по поводу того, что кто-то не знает моих работ, не видел мои снимки цветов или природы. Вполне возможно, что они посмотрят фотографии Курта и заинтересуются другими работами. А если нет – тоже не страшно.


– Насколько тяжело все время заниматься разными съемками, не концентрироваться на чем-то одном?

– Вообще не тяжело, я бы даже сказал, просто отлично.

Постоянно снимать звезд утомительно. Приходится общаться с их менеджерами и прочими людьми, которые контролируют тебя и указывают, что делать. Иногда кажется, что им вообще не нужен фотограф – эти люди будто бы и сами точно знают, какой их знаменитостям нужен макияж, какая одежда, какой ракурс и так далее.

Так что иногда круто "разбавить" фотосессии знаменитостей, например, съемкой тех же цветов. Цветы не будут указывать мне, что делать! (смеется) А когда я какое-то время снимаю цветы, мне снова хочется вернуться к людям. Пофотографировать симпатичную девушку, интересного парня или великого музыканта.

Мне нравится так работать – постоянно чередуя разные виды творчества, возвращаясь от одного объекта съемки к другому.

– Звезды, как и их менеджеры, часто бывают грубыми и требовательными?

– Все разные. Иногда бывает удивительно – ожидаешь от какой-то персоны "звездности", может, даже агрессии, а он оказывается милейшим человеком. Например, меня в свое время очень удивил Вуди Аллен.

Я думал, он будет не очень дружелюбным, закрытым, неконтактным. Мне представлялось, что через минуту съемки он скажет, что вообще больше не хочет фотографироваться. Но все оказалось ровным счетом наоборот!

Когда я снимал Вуди Аллена, он был очень заинтересованным в процессе, разговорчивым, дружелюбным. Я горжусь одной из фотографий с той фотосессии.

Иногда бывает тяжело, иногда нет. Случается, что со знаменитостями даже удается подружиться. Например, я действительно хорошо лажу с Ленни Кравицем. На следующей недели у нас, кстати, с ним снова будет фотосессия.


Выставка снимков с последней фотосессии Курта Кобейна открывается 2 марта на -1 этаже универмага "Цветной".

Увидеть работы можно будет до 15 апреля. Вход свободный.

Nirvana – культовая рок-группа, популляризаторы гранжа - поджанра альтрока.

Легендарный музыкант и лидер рок-группы Курт Кобейн был найден мертвым в своем доме 21 год назад. Согласно общепризнанной версии, 5 апреля 1994 года он выстрелил в голову из ружья, предварительно введя себе несовместимую с жизнью дозу героина. Его тело было обнаружено электриком спустя несколько дней после наступления смерти.

Кобейн входит в так называемый "Клуб 27" – список рок-музыкантов, при странных обстоятельствах погибших в возрасте 27 лет.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика