13 мая, 2014

Взболтать, не СМЕРШивать: Джеймс Бонд против советской контрразведки

Поделиться в социальных сетях:

"Нераскрытые тайны": Что общего между Джеймсом Бондом и СМЕРШ

Джеймс Бонд. Самый известный секретный агент в киноистории. Что общего у этого вымышленного разведчика – аристократа с советской военной контрразведкой СМЕРШ? И что же в действительности представляла собой эта легендарная организация? Телеканал "Москва Доверие" подготовил специальный репортаж.

Чужие среди своих

Август 1943 года. В управление СМЕРШ Ленинградского фронта приходит человек в форме капитана советской армии и признается, что он – немецкий агент. Не успевают контрразведчики прийти в себя, как он продолжает.

"...что он пограничник, старший лейтенант Мокий Демьянович Каращенко, который оказался в плену в первый год во время боев. Который пошел служить к немцам, чтоб попасть к нашим. И у него было задание: выяснить, где начнется операция по снятию блокады Ленинграда", - рассказывает полковник КГБ в отставке, писатель Александр Бондаренко.

Великая Отечественная война, 1941 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Такое задание получил не только Мокий Каращенко. О том, что в районе Ленинграда появились целые группы немецких шпионов, СМЕРШевцы уже знали. С помощью точных разведданных сдавшегося капитана они начинают действовать. Запускается сверхсекретная операция "Возвращение".

"Задача была убедить немцев, что операция по снятию блокады будет проходить западнее Ленинграда, в районе Нарвы, Ораниенбаума. Чтоб немцы перевели войска туда. На самом деле, операция готовилась в районе все тех же Синявинских высот, Невского пятачка, между городом и Ладожским озером", - утверждает Бондаренко.

Чтобы немцы поверили в легенду, капитану пришлось снова вернуться к ним и продолжать игру. Он передавал гитлеровцам документы о передвижениях советских войск. Радиоперехваты противника эту информацию подтверждали. А дозорные фиксировали передвижение техники через Финский залив на Ораниенбаумский плацдарм. Прикрытие было на высшем уровне.

"Везли технику. Как бы технику. Потому что это были фанерные макеты. Это были всякие муляжи, которые туда отвозили так, чтоб немцы видели. Потом ночью возвращались баржи, что-то привозили. И войска так туда как бы переправлялись. И самолеты летали. То есть была создана полная видимость того, что наши войска находились там. Ну и потом в нужный момент, в январе 44-го, когда немцы приготовились к отражению атаки с Ораниенбаумского плацдарма, был нанесен удар в районе Синявинских высот. И блокада была, в конце концов, снята", - рассказывает Александр Бондаренко.

Генерал-лейтенант Иван Устинов. До того, как попал в СМЕРШ, успел отучиться в школе НКВД и поработать на фронте оперуполномоченным. Таких, как он, в этой организации были единицы. Устинов считался опытным военным, хотя ему только исполнилось 23 года.

"Прямо скажем, штаб работал должным образом. И массовые заброски были в агентуру противника. А вторая проблема: не допустить паники и измены Родине. Побеги были, к сожалению, и к противнику. Это вопрос очень сложный. Тем более, что это надо работать с людьми, которые в окопах сидят. На грани смерти, по существу. Сложно было проводить эту работу. Инструктировать их, что делать, если выявится человек, который собрался бежать к противнику или паникует", - говорит Иван Устинов.

Тройная разведка

Сотрудники СМЕРШа действуют на всех фронтах. Внешне они ничем не отличаются от других военных. Форма и навыки соответствуют тем частям, где они служат. Вот только подчиняться командующим своих армий они не обязаны.

"Там, где появился СМЕРШ, - никаких разговоров, никто не задает вопросов, делает то, что требуется. В этом плане права были очень большие. Но в то же время ответственность повышена была очень сильно, в том числе за боевые действия. За все промахи командования, то, что они там допускали, большие утраты техники, личного состава, - приходилось и СМЕРШовцам давать отчет. Доходило до Абакумова, от Абакумова до Сталина", - рассказывает Устинов.

Создание СМЕРШа – идея Сталина. В 43 году после Сталинграда советская армия переходит в наступление. Контрразведка вождю видится другой. Поначалу организацию планировалось назвать "СМЕРНЕШ", что расшифровывалось как "смерть немецким шпионам". Сталин возразил: "А что, у нас только немецкие шпионы?". Историку Олегу Матвееву при подготовке книги к юбилею СМЕРШа в архиве ФСБ России удалось найти некоторые рассекреченные документы. Большинство дел по этой теме по-прежнему закрыто для доступа.

Великая Отечественная война, 1941 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Особые отделы были во всех воинских частях. Но они были двойного подчинения, то есть подчинялись и политорганам, и по линии органов безопасности. В данной ситуации они выводились из-под двойного подчинения. Они были зациклены только на руководителя военной контрразведки СМЕРШ Абакумова, который подчинялся напрямую Сталину. И СМЕРШей создавалось 3 фактически. Вот об этом мало кто знает, что было создано 3 СМЕРШа", - рассказывает Матвеев.

Самый известный – Главное управление СМЕРШ, которое отвечало за сухопутные войска и авиацию. Было еще управление военно-морского флота и отдел СМЕРШ, ответственный за работу НКВД. То есть, как сегодня принято называть, "служба собственной безопасности". Ничего этого в книгах о супершпионе Джеймсе Бонде нет. Хотя аббревиатура СМЕРШ появляется уже в первом романе. Это при том, что автор "бондианы" знал об этой организации не понаслышке. Во время Второй мировой войны Флеминг сам служил в разведке.

Александр Бондаренко считает, что появление СМЕРШ открыло историю советской контрразведки. В буквальном смысле.

"Очень засекреченная организация была. То есть про СМЕРШ мы ничего не знали. Фактически о СМЕРШе узнали сначала из книги Яна Флеминга "From Russia with love", где это карательная организация, которая занимается уничтожением врагов Кремля. И руководит ею простой генерал со звучной русской фамилией Грубозабойщиков. Честно говоря, сколько я ни занимался историей СМЕРШа и военной контрразведки, ни одного Грубозабойщикова я там не видел. Ну а потом уже мы узнали из книги "В августе сорок четвертого". Это фактически первое открытие СМЕРШа для народа оказалось", - утверждает Бондаренко.

"Ш" - значит...

Флеминг описывает СМЕРШ террористической организацией и приписывает ей самые резонансные политические и военные операции, в том числе убийство Троцкого летом 1940 года. То есть за 3 года до появления контрразведки.

Журналист Алексей Богомолов с детства зачитывался романами Флеминга. Об этом мало известно, но писатель в 30 годы бывал в Советском Союзе, работал в Москве репортером новостного агентства "Рейтер".

"Конечно, Ян Флеминг не мог в своих романах упустить такую замечательную организацию, как СМЕРШ. И как английский разведчик, который имел непосредственное отношение к боевым операциям в ходе Второй мировой войны, он должен был знать, что это военная контрразведка, которая просуществовала с 43 по 46 годы. Но в его книгах это не определяется. И он раздвигает рамки СМЕРШа. Например, в "Казино Рояль" в самом конце книги, когда главного врага Бонда убивает агент СМЕРШа, он (вот этот самый агент) говорит, что Джеймс Бонд его не интересует, у него нет приказа убивать Джеймса Бонда. Но он его метит. Он делает ему надрез на тыльной стороне ладони в виде буквы "ш", что значит "шпион". И по этому надрезу его должны были узнать. Ну, конечно, Джеймс Бонд делает пластическую операцию. Но ему очень не понравилось общаться со СМЕРШем, и со временем организация стала его главным противником", - рассказывает Алексей Богомолов.

Великая Отечественная война, 1942 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Флеминг вдохновлен не только загадочностью СМЕРШа. Его воображение будоражит сама Страна Советов. В Советском Союзе ему доводится бывать дважды. Первый раз он приезжает еще в 33 году по заданию редакции освещать судебный процесс над английскими рабочими, которых обвиняют в шпионаже. Существует легенда, что Флеминг пытался за них заступиться. Он пробует попасть на прием к самому Сталину, но получает отказ. Генсек лично пишет ему в ответ, что занят делами государственной важности.

"Не без основания военную контрразведку СМЕРШ считали одним из самых действенных инструментов в борьбе со шпионами. Но СМЕРШ действовал на территории СССР. А за границей действовали совсем другие организации. СМЕРШ за границей не работал. Но Ян Флеминг писал в книжке "Из России с любовью", что СМЕРШ – это правительственная организация, которая насчитывает более 40 тысяч мужчин и женщин, работающих на нее во всех концах света. И всуе ее упоминают только партийные чиновники и профессионалы. А ни одному нормальному советскому обывателю не придет в голову даже вслух назвать это имя. И, в общем-то, он был прав", - говорит Богомолов.

Успех СМЕРШа заключается в том, что генерал Абакумов во многом пошел против системы. По закону сотрудничество с иностранной разведкой – это измена. Абакумов санкционирует освобождение немецких агентов. Те, кто пришел с повинной, избегают уголовного наказания.

Военный эксперт Александр Зданович уверен, что благодаря этому эффективность контрразведки тогда резко выросла. И в трехлетней смертельной борьбе СМЕРШ смог переиграть Абвер.

"Начало войны органы госбезопасности встретили не в самом лучшем состоянии. Сказались и репрессии 30 годов, сказались реформы, которые были проведены. Было призвано в военную контрразведку очень много людей запаса, которые по мобилизационному плану были приписаны для работы в органах военной контрразведки, но ранее в них никогда не работали. Это были работники транспортных органов, работники органов милиции. Я даже встречал факты, когда из органов пожарной охраны люди были. Достаточно сложно в войсках им было работать. А вот начиная уже с 43 года контингент значительно поменялся", - утверждает Зданович.

Мифические демоны

Борис Гераскин никогда не мечтал стать разведчиком. Когда началась война, он служил в армии в погранвойсках. До сих пор помнит, как стартовала его карьера в СМЕРШе.

"Меня неожиданно вызвал командир полка и сказал: "Гераскин, есть приказ о направлении тебя для работы в органы безопасности". Ну, такие порядки были, война. Никто со мной перед этим не говорил, не советовались. Ну, правильно, так во время войны и было: не мы ехали туда, куда хотели, а ехали туда, куда нас расставляла, посылала война. Вот весной, значит, 43 года мне дали 2 дня и сказали, чтобы я немедленно выезжал в Москву", - вспоминает Гераскин.

Великая Отечественная война. Кавказский фронт,1943 год. Фото: ИТАР-ТАСС

В Москве таких новобранцев, как Гераскин, собирают в разведшколе и начинают учить азам работы. Это потом, спустя годы их станут называть элитой армии. А тогда им даже не удавалось доучиться. Их забирали на задание.

"Очень напряженная, конечно, работа была. Очень часто не ездили ни домой, ни ночевать, а спали прямо в кабинетах. А если аресты и обыски – это по несколько дней уходило. А потом надо иметь в виду, что во время войны, конечно, никаких выходных не было. Понятия не было. И больше того – рабочий день официально для оперативного работника до часу ночи был", - рассказывает Борис Гераскин.

На фронтах им нередко приходится брать на себя командование, когда погибают старшие офицеры. Живут, едят и спят вместе со всеми. Ни спецпайков, ни сверхоружия вопреки народной молве у них не было, - утверждают эксперты.

"Деятельность СМЕРШа – она во многом демонизирована, я бы так сказал. То есть существуют некие мифы о стрельбе по-македонски с двух рук. Непонятно, зачем. Еще о каких-то методах борьбы, методах захвата противника. Ведь деятельность СМЕРШа в основном была оперативно-розыскной, без силовой составляющей. То есть их задача-то была не столько бегать за шпионами. Для этого у них существовали подразделения охраны при отделах и управлениях контрразведки СМЕРШ действующей армии", - говорит Олег Матвеев.

В массовом сознании за СМЕРШем закрепился образ карателей. Шлейф репрессий против гражданских и расстрелы солдат без суда и следствия. На деле за работу с местным населением отвечали сотрудники НКВД, а выносить приговоры самостоятельно у СМЕРШа не было полномочий. За годы войны контрразведчики обезвредили около 40 тысяч шпионов, диверсантов, террористов.

"Вы знаете, вот в прошлом году мы открывали памятник, такую часовню небольшую, памятную часовню всем бойцам, погибшим при освобождении Калининграда. Не освобождение даже, тогда он был Кенигсберг. Я рассказывал там об одном человеке, к сожалению, я не могу и сейчас назвать фамилию, идет процесс рассекречивания, но это замечательный человек. Он учитель был средней школы. И под видом бежавшего из Красной армии он был переброшен на сторону немцев. Внедрился в разведшколу. Дал нам порядка 50 агентов: фамилий, кличек, на некоторых фотографии дал, и так далее. И вот он уволился из Красной армии (он же не штатный военный был) и стал в одном из населенных пунктов Калининградской области директором школы. Так вы знаете, ни родственники его, ни, тем более, дети, которых он учил, не знали о его героическом прошлом", - рассказывает Александр Зданович.

Смена вектора

В 43 году после провала в Сталинграде германская разведка усиливает шпионскую сеть. В советском тылу чаще совершаются диверсии, убийства офицеров. Немцы создают предприятие "Цеппелин" - спецотдел для работы в СССР. Их агенты оставались на местах даже при отступлении гитлеровской армии. Меняют они подход и к вербовке советских военнопленных. Теперь стараются брать на службу предателей. Особенно тех, кто перешел на сторону противника, убив своих. Это значит - сдаваться не будут. Это подтверждает и Владимир Галицкий - сам участник боевых действий. Он много лет занимался делами военнопленных.

"Во время войны, любой войны, пленный является очень важным источником информации. Это тот человек, который слышал, видел, может, даже исполнял документы какие-то. И он обычно сразу попадает в военную разведку, а буквально через 10-30 минут он может попасть в контрразведку. Сразу определяется его ценность, важность", - говорит историк спецслужб Владимир Галицкий.

Наступление одного из подразделений 7 -ой Гвардейской армии, 1943 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Вовремя обнаружить потенциальных дезертиров – одна из самых сложных задач контрразведчиков. Младшие агенты в частях – осведомители – должны сообщать в отдел о настроениях солдат. По штату положено 30 осведомителей на батальон. И это, на первый взгляд, цифра внушительная. После боя в лучшем случае выживет половина. Начальнику придется вербовать заново.

"Свои же относились по-разному. Ну, во-первых, как себя зарекомендовал тот или иной офицер, сотрудники особого отдела знали все. Во всяком случае, той воинской части, которую он обслуживал, безусловно. Это не был офицер под каким-то прикрытием", - говорит Олег Матвеев.

Нередко солдаты пользуются этим. Все понимают: при попытке к бегству однозначно - расстрел. А если просто пошутить про побег к немцам или листовки их почитать, то никакого трибунала. Просто ненадежного товарища отправляют в тыл дней на 10. По военным меркам это очень много. Можно избежать опасного наступления.

Чтобы отбить у противника желание принимать дезертиров, СМЕРШевцы порой устраивают устрашающие акции. Изображают, якобы немцам собирается сдаться советский военный. Как только те прекращают огонь и выходят встретить перебежчика, их забрасывают гранатами. Такая инсценировка зачастую устраивалась и для прикрытия настоящего агента.

"Мы везде приобрели агентуру. В их школах. Мы заранее знали, кого они готовят и когда будут забрасывать. А когда забросили, наши разведчики, которые там сидели, они инструктировали, чтобы сразу являлись в особый отдел СМЕРШ. И, действительно, являлись. Такая масштабная была работа, за которую несли ответственность страшным образом. И отчитывались. В боевых условиях надо документы оформлять, писать надо – это невероятно. Бои идут в Сухиничах, здесь, под Москвой. Наш особый отдел располагался в домиках около железнодорожной станции. Беспрерывно ее артиллерия обстреливала, и самолеты сидели буквально над ней и бомбили. И нас бомбили. Соседние дома валятся, а мы все сидим и работаем – пишем", - вспоминает Иван Устинов.

Иван Устинов признается – не все удачно получалось. Противник тоже действовал. Однажды Устинов сам потерял одну из лучших учениц. До сих пор не может понять, как это произошло.

"Она у меня под крышей находилась в порядке подготовки пока, в военном госпитале. Поехал я на заключительную стадию с ней работы. Не доезжая до госпиталя, где-то осталось минут 10 всего, вижу: летит снаряд от противника. И прямо по госпиталю. И если бы машина побыстрее шла, я бы попал под снаряд. Но приезжаю – убили моего агента-женщину. Надо же! Как будто специально знали, что она готовится. А красавица была. Со знанием немецкого языка. То есть перспектива была невероятная у нее", - рассказывает Устинов.

Противники Джеймса Бонда

Кадры из фильма "Путь в "Сатурн":

-Как называется школа?

-Да разве нам скажут? Соображаю, под Минском находится, в лесу.

-Ну, Пантелеев, расскажите нам о ней. Кто с вами работал – немцы?

-Немцы. Русского одного видел. Офицер.

-Из эмигрантов?

-Наш. Ему порядки наши известны.

Популярный советский фильм о разведчиках. В ролях: Михаил Глузский, Георгий Жженов, Валентина Талызина. Зрители и не подозревают, что эта история не выдумка сценаристов.

"Внедрение нашего агента, Александра Ивановича Козлова (псевдоним Следопыт), в разведывательную школы 103-й оперкоманды. То есть этот человек смог стать вторым лицом в этой школе", - говорит Олег Матвеев.

Александр Козлов

"И таких было очень много. Некоторые уже расшифрованы. Такие, как, например, Козлов. Вот, положим, летчику, за энное количество сбитых немецких самолетов присваивали звание Героя Советского Союза. А вот я бы хотел оценить с точки зрения контрразведки. Вот что такое нейтрализованные 50 агентов немецкой разведки? А тем более диверсанты. И вот представьте, что бы произошло, если б этот диверсант, один даже диверсант, подорвал склад с боеприпасами, подорвал поезд с техникой боевой, которая предназначалась для той или иной операции", - рассуждает Александр Зданович.

Случались у СМЕРШевцев и провалы, ошибки. Кого-то из своих агентов могли переоценить. Вражеского у себя недосмотреть. Все без исключения факты они с педантичной аккуратностью отражали в отчетах.

"При подготовке в 44-ом году одной из операций на совещании в штабе фронта появился офицер - командир самоходного артиллерийского полка. Все обратили внимание, что в списках его не было. А он на совещание проник. И когда сотрудники контрразведки обратились к командованию и говорят: "Как же так, у нас есть список, который с вами согласован, и кто должен присутствовать, ну, как-то не обратили внимание, а он уже к этому времени уехал. Даже не уехал, а улетел на связном самолете якобы в свое расположение. Так вот, в свое расположение он не прилетел. Я не готов сейчас говорить, был ли это предатель, либо с самолетом что-то произошло. Но факт остается фактом: именно те части, которые обсуждались в его присутствии, - они понесли наибольшие потери", - рассказывает Зданович.

Возможно, тайны и мифы, которые окружали СМЕРШ еще во время войны, и сделали эту организацию, на взгляд писателя Флеминга, достойным противником Бонда. Хотя преувеличивал и домысливал писатель, конечно, многое.

"У него есть замечательное восьмиэтажное здание на Садовой-Черногрязской улице. Начали строить его до войны. Это было женское общежитие МГБ. В нем на первом этаже находился спецраспределитель и бытовые всякие помещения. А потом в зависимости от званий жили сотрудники. На втором этаже жили сержанты-девушки. На третьем – лейтенанты. На четвертом-восьмом жили полковники – это самые высшие чины. Вот он описывает это, значит. Если внизу это были маленькие комнатки, то наверху это были большие квартиры. Только очень странно, что в это здание у него вмещается примерно 2 тысячи комнат. Я пытался найти на Садовом кольце подобное здание. Нашел, но 2 тысяч комнат там точно нет", - рассказывает Алексей Богомолов.

Писатель Флеминг знал о советских реалиях. И все же он их где-то приукрашивает, а где-то упрощает. Возможно потому, что действительность ему казалась куда менее выразительной, чем то, что нарисовало воображение. Еще во время Второй мировой войны, когда он работал в разведке, будничными отчетами Яна Флеминга коллеги зачитывались, - настолько красочными и оригинальными они были. Тотальная секретность и в кино, и в жизни сыграла со СМЕРШем злую роль. Ни о чем нельзя было рассказывать: ни об успехах, ни о дружбе с контрразведчиками. Они были словно невидимками.

"Когда я ушел в отставку, вот так один на один сам с собой, задавал себе вопрос: "А честно ли ты прожил-то?". Тем более, работая в органах государственной безопасности, карательных органах. "Честно ли ты прожил? Ты где-нибудь что-то сделал не так? Кого-то подставил? Кого-то ни за что арестовали, осудили?" Конечно, обстановка уже была не та. Хотя всякое было", - говорит Борис Гераскин.

Пионеры контрразведки

Мало кому известно, что в Берлине именно СМЕРШевцы первыми обнаружили останки Гитлера и Евы Браун. Челюсть нацистского фюрера до сих пор хранится на Лубянке. Но об этом историки и потомки узнают только после перестройки. Впрочем, ветераны СМЕРШа до сих пор предпочитают хранить молчание о своей работе.

Начальник "СМЕРШ" Виктор Абакумов в Германии, 1945 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Я со многими контрразведчиками фронтовыми был знаком лично, включая заместителя Абакумова Николая Николаевича Селивановского. Я читал очень много отчетов. Видел отчеты по кадровой работе: кого отбирали и как отбирали в эти органы. И должен вам сказать: конечно же, война есть война. И обстоятельства, в которые люди попадают, тоже бывают разные. Но мы не знаем ни одного случая предательства со стороны сотрудников военной контрразведки за период войны. Захватывали, в плену были. После освобождения из плена они не смогли дальше работать в органах государственной безопасности, потому что "законы жанра", скажем так. Если ты был в плену, доказать полностью или расследовать полностью, что с тобой там происходило, естественно, возможностей таких не было", - говорит Александр Зданович.

В советское время о СМЕРШе говорить было не принято. Даже когда Ян Флеминг открыл эту тему, маршалы победы по-прежнему обходили роль контрразведчиков в различных операциях. Между тем, за 2 года войны на счету СМЕРШевцев только одних радиоигр с противником – 183. Это был весьма эффективный способ запутать противника.

"Из тех радиоигр, которые вел СМЕРШ в течение войны, особняком стоят те, через которые противнику доводилась стратегическая дезинформация, которая позволяла обеспечивать наступление целых фронтов. И здесь, конечно, нельзя не упомянуть радиоигру "Загадка", которая велась с помощью зафронтового агента, который якобы здесь имел позиции в наркомате путей сообщения и сообщал немцам о передвижении войск. Во время Курской битвы в ходе радиоигры "Опыт" была получена информация о направлении главного удара противника, потому что этот вопрос очень сильно волновал, - где будет наступление противника летом 43 года", - говорит Олег Матвеев.

"Это, действительно, было очень сильная, эффективная, действенная организация. И, скорее всего, без такой организации обойтись было нельзя. У меня всегда, когда я рассуждаю о таких вещах, двойственное чувство. С одной стороны, кажется, что они вроде бы невинных людей могли отправить в лагеря, под трибунал. С другой стороны, давайте не забывать, что в первые месяцы Великой отечественной войны советские солдаты десятками тысяч сдавались в плен, в том числе добровольно. Было много людей, которых называют предателями и которые по той или иной причине переходили на сторону Германии - или работали на Германию, или становились агентами. Вылавливать этих людей и было задачей СМЕРШа. Агентов, диверсантов. Ну и, естественно, на них возложили и фильтрацию тех, кто возвращался из окружения или освобождался из лагерей", - утверждает Алексей Богомолов.

Жизнь ветеранов СМЕРШ по-прежнему закрыта для публики. И только скупые факты говорят о них как об агентах, чем-то похожих на флеминговского "007".

"Не надо этого делать. Зачем сейчас восстанавливать в памяти то, чего нельзя держать в памяти? Это же секретное дело все! Сделал – из памяти выбрасывай! И у теперешних разведчиков, я думаю, стоит такая же задача. Сделал - забудь!", - говорит Иван Устинов.

Сюжет: Городские истории

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика