Москва 24

18 июля, 2014

Радиоактивные продукты и памятники: чего опасаться жителям города

Поделиться в социальных сетях:

"План города": специальный репортаж "Радиация"

У посетителей многих московских рынков возникают сезонные опасения. Безопасность продуктов – это не только отсутствие вредных химикатов, но и радионуклидов – радиоактивных атомов. Авария на Чернобыльской атомной электростанции в 1986 году, по сути, стала отправным моментом, когда радиационное излучение превратилось из величины абстрактной в явление вполне осязаемое. Прошло уже 28 лет, а как подходит годовщина трагедии, внимание сразу повышается. О том, чего опасаться жителям столицы – в репортаже канала "Москва 24".

По словам заведующей радиологическим отделом Центральной научно-методической ветеринарной лаборатории Ольги Щербаковой, люди хотят удостовериться в чистоте продукции, которую они употребляют.

Из сугубо научного объекта исследования радиация стала предметом пристального внимания домохозяек. Радиация интересует горожан в прикладном понимании: "А нет ли радиации, допустим, в курице?" Потому что по виду не определишь, откуда эта курица к нам приехала.

Сотрудница лаборатории ветврач Светлана Титаренко ежедневно проводит экспертизу продуктов питания, в том числе и на содержание радионуклидов. "Что касается мясной и молочной продукции – на моей практике таких случаев не было. А дикорастущие ягоды, грибы – это сплошь и рядом", – рассказвает она.

Фото: ИТАР-ТАСС

А как же рыба? Гипотетически вполне допустимо, что это водное позвоночное еще 2 дня назад плескалось в мрачных водах реки Припять. Корреспонденты "Москвы 24" пошли на эксперимент: купили рыбу на рынке, доставили форель в радиологический отдел Центральной научно-методической ветеринарной лаборатории. Здесь проверяют продукты питания на содержания цезия и стронция.

Как рассказала Ольга Щербакова, в 2011 году, когда была авария на Фукусиме, люди опасались радиации в рыбе, которая поступала с Дальнего Востока. Они обращались во все лаборатории, где существуют радиологические отделы.

В этой лаборатории проверяют на радиацию даже корм для животных, птиц и аквариумных рыб. Воздействие таких элементов, как цезий и стронций, на живые организмы сокрушительно. "Если большое количество этого съедено, то есть и генетические какие-то отклонения, и возможно возникновение рака", – отметила заведующая радиологическим отделом.

Полученная доза не всегда фатальная категория. Пока решается участь нашей форели, разберемся с радиационным фоном города. "Считается, что до 20 микрорентген – это спокойно. Если больше 20, то необходимо уже обратить внимание, что может быть рядом. Может быть, гранит, который является естественным излучателем радиоактивности", – рассказал заместитель председателя экспертного совета комиссии МГД по экологической политике, заслуженный эколог России Калман Цейтин.

"Если записать упорядочено все, что вокруг нас радиоактивно, мы получим внушительный список. Радиация окружает нас повсюду. Вопрос в получаемых дозах. В малых дозах ионизирующее излучение используется в медицине. Дозу радиации получают пассажиры авиатранспорта. И даже радиолюминесцентные товары имеют радиационный фон. Памятник "солнцу" русской поэзии на Тверской – и тот "в теме"… Дело в том, что "солнце" русской поэзии стоит на граните, а гранит – он излучает повышенный радиационный фон", – добавил он.

Романтические прогулки вдоль набережной вдоль Москвы – реки – это тоже доза радиации. По словам Калмана Цейтина, приборы фиксируют 19 микрорентген в час, в этом ничего опасного нет, и гулять здесь можно.

Но Москва не только прогулочный, но и промышленный город. На его территории более 2 тысяч предприятий, использующих в работе радиоактивные материалы, которые имеют ограниченный срок годности. «Когда этот срок службы подходит – этот источник необходимо сдать. Реально это происходит с теми организациями, которые дисциплинированы. По данным радиационно-гигиенических паспортов в Московской области более 50% источников требуют утилизации», – пояснил заслуженный эколог России.

Фото: ИТАР-ТАСС

Нарушение норм радиационной безопасности – грубое. Фонящие (4,50) отходы имеют самый высокий класс опасности, и утилизировать их нужно соответственно. В 20 километрах от Сергиевого Посада то, что не имеет цвета, запаха и вкуса, оформляют во вполне ощутимые величины – в бочки. Достигается это путем прессования на установке "Суперкомпакт", рассказывает начальник цеха радиационной безопасности НПО "РАДОН" Максим Майборода.

Через этот цех проходит порядка 200 кубов в год. Если измерять в бочках, то это 2 тысячи единиц – неслабо для Москвы и области. Наиболее мелкий мусор иногда сортируют вручную. Работы такие, как заверили специалисты, безопасны. На территорию компании "РАДОН" попадают не только отходы деятельности предприятий. Частные лица тоже обращаются за помощью. Казалось бы по мелочам. Тем более, что 200 микрорентген не отличаются на вкус и цвет от допустимых 20 микрорентген. Но пренебрежение такими мелочами может дорого обойтись для здоровья.

По словам директора центра по международному сотрудничеству с общественностью ФГУП "РАДОН" Сергея Шмелева, на одной из квартир сотрудники компании нашли елочные украшения, разрисованные красками, которые светились в темноте, потому что они были сделаны на основе светосостава радия – радиоактивного вещества.

Вот тебе и Новый год в эпицентре распада радия. Радость детям – веселье взрослым. Памятна на предприятие "РАДОН" и такая вещь, как дружеские 200 микрорентген для гвардии полковника Кузьменко. "В одной из квартир мы обнаружили красивую шкатулку, на которой были нарисованы Кремлевские стены, звезды, салют с надписью: «Гвардии полковнику Кузьменко от однополчан», которая тоже светилась на уровне 200 микрорентген в час", – пояснил Шмелев.

Начиная с 1950-х годов, в правилах на утилизацию радиоактивных отходов предписывалось закапывать материалы в землю так, чтобы на поверхности фон был в пределах 300 микрорентген в час. "Мы закапывали. И как обычно случается в истории человечества, то, что было нормой, стало проблемой", – отметил эксперт.

"Москва в цифрах": На МКАД появились датчики измерения радиации

Как рассказал Калман Цейтин, в районе Каширского шоссе находится завод "Полимер". На этой площадке и рядом находились захоронения, которые с 2002 года вывезены. Депутаты Мосгордумы работают над новым законом "О радиационной безопасности". Требуется дополнительное ужесточение ответственности, в том числе за нарушение норм утилизации радиоактивных отходов.

Пока же в рамках программы "Безопасный город" принимаются меры по предупреждению чрезвычайных ситуаций, развитию гражданской обороны, защиты населения на территории города от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера. А также по обеспечению пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах.

"Вопрос законодательной базы будет рассмотрен в течение этого года по радиационной безопасности. И мы сможем этот вопрос обсудить как на заседаниях комиссии, так и потом вынести на заседание Московской Городской Думы", – заявил депутат городского парламента Иван Новицкий.

Фото: ИТАР-ТАСС

Ну а пока депутаты обсуждают концепцию законопроекта "О радиационной безопасности», из центра компании "РАДОН" в реальном времени следят на радиационной обстановкой в Москве и области. По словам начальника службы радиационной безопасности НРК "РАДОН" Сергея Зайченко, для контроля радиационной обстановки в Москве установлено более 60 стационарных точек контроля в различных местах города. Пристальный электронный контроль осуществляется в Москве 24 часа в сутки и на суше, и у воды.

Возвращаясь к вопросу проверки рыбы. "По результатам измерений удельной активности техногенных радионуклидов исследуемая продукция может быть признана соответствующей нормативам", – пояснила заведующая радиологическим отделом Центральной научно-методической ветеринарной лаборатории Ольга Щербакова.

"Ее можно было есть. Но вся продукция, которая приходит на исследования, она остается в лаборатории, кроме дорогой какой-либо продукции. У нас были бивни мамонта тоже очень дорогие. Они и должны быть в порядке, потому что они возникли еще до того, как человек начал использовать атомную энергию", – отметила она.

Специалисты лаборатории утверждают, что с 2011 года по всей России не зарегистрировано ни одного случая превышения предельно-допустимых норм радиации в парнике(9,25). Так же, впрочем, как и во всей продукции, например, с Дальнего Востока, который ближе всех к Фукусиме. По словам Ольги Щербаковой, много встречается предельно допустимых значений в пробах ягод и грибов из грязных районов, которые остались после аварии на Чернобыльской АЭС.

При этом специалисты утверждают, что не так опасна радиация в городских условиях, как фобии по поведу естественного радиоактивного излучения. Однако, как показывает та же история, трагедии случаются по причине естественной человеческой халатности.

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика