04 мая, 2016

"Неотлитые в бронзе": какие памятники могли бы стоять в Москве

Поделиться в социальных сетях:

В столице решили воскресить проект скульптора Веры Мухиной и установить рядом с парком Горького памятник подводникам. Маяк в виде водолаза художница предложила установить в городе еще в середине прошлого века, но проект так и не осуществили. Предполагалось, что памятник будет иметь высоту 80 метров и расположится около Балаклавы. Проект пролежал "в столе" почти 80 лет. Только в этом году 5 мая уменьшенную копию монумента установят на Пушкинской набережной. Колумнист m24.ru Алексей Байков решил вспомнить историю наиболее интересных несостоявшихся памятников, которым по разным причинам не суждено было появиться на улицах Москвы.

В Москве за годы ее существования было установлено великое множество самых разных памятников и монументов. От величественных, вроде "Минина и Пожарского", до скромных, как "Дорогу утятам" у Новодевичьего пруда, от солидных, как Карл Маркс на Театральной, до курьезных, как миниатюрный памятник студенческой "зачетке" в парке у метро "Марьино". Историю любого из них можно узнать в наши дни буквально двумя кликами в интернете.

Куда интереснее те памятники, которые на улицах Москвы по разным причинам не появились. От многих из них зачастую не оставалось ничего, разве что где-то сохранился рисунок, где-то эскизный макет, навеки застрявший в мастерской скульптора. И все же история этих бронзовых, мраморных и гранитных "неудачников" не менее , а может и более важна для понимания самой логики развития представлений властей и жителей города о том, каким должно быть монументальное искусство. Отвергнутые памятники точно так же несут на себе "печать времен" как и те, что были установлены.

"Памятник мировому страданию" И. Шадра

Фото: wikimedia.org

Задуманная еще в 1916 году при поддержке Горького монументальная композиция памяти жертв Первой мировой войны, которая должна была стоять на Братском кладбище в районе нынешнего метро Сокол. Но сбору денег и развитию проекта помешали известные события. Что любопытно – после революции к идее вернулись уже с прицелом на небезызвестный "план монументальной пропаганды" и решили придать памятнику новый смысл: "апофеоз человечества, шедшего через море ужасов и крови, эксплуатации и насилия, поднимая все новые восстания, к пирамиде равенства, братства и свободы". Но в итоге от строительства все равно отказались, теперь уже по банальной причине – из-за нехватки денег.

Памятник А.В. Кольцову, скульптор С.В. Сырейщиков

Принятый Совнаркомом в 1918 году "план монументальной пропаганды" подразумевал, что большая часть установленных памятников будет выполнена из временных и дешевых материалов: гипса, дерева и бетона. Памятники, полюбившиеся местным жителям и Советам, впоследствии предполагалось переводить в "постоянные", то есть ставить заново, но теперь уже из бронзы и гранита. Именно такая судьба и ожидала гипсовую статую Кольцова, установленную на Театральной площади 3 ноября 1918 года. На ее торжественном открытии в числе прочих выступил Есенин, впервые прочитавший на публике свое стихотворение "О Русь, взмахни крылами". Отснятая во время этого события хроника считается сегодня самой старой из известных нам киносъемок поэта.

Как установить памятник в Москве

К сожалению, перед тем как заняться отливкой Кольцова из бронзы, Сырейщиков решил навестить своих родителей в Воронеже. Там он подхватил сыпной тиф и умер – типичная история времен "той единственной Гражданской". Желающих продолжить его работу не нашлось. Гипсовый памятник разломали, а его место вскоре занял гранитный Маркс работы Л.Е. Кербеля.

"Спартак" Марии Страховской

По одной версии эта фигура должна была встречать въезжавших в город со стороны Рогожской заставы в рамках "плана монументальной пропаганды". По другой – она предназначалась для оформления "Красного стадиона" - главного спортивного центра страны, который до сталинского "Стадиона народов" в Измайловском парке и Лужников, в 1920-х годах собирались строить на Воробьевых горах. Для него же создавался и "Самсон" А. Бабичева.

Статуи Дворца Советов: девушки-республики и Ленин с котиком

Фото: stroi.mos.ru

Циклопический архитектурный ансамбль, который должен был стоять на месте прошлого и нынешнего Храма Христа Спасителя и служить высотной доминантой всего московского центра, разумеется, не мог обойтись без скульптурного оформления. Причем распространяться оно должно было не только на сам Дворец, но и на весь окружающий район.

В частности оформлением площадки перед станцией метро "Кропоткинская", которая, если бы московская "стройка века" была завершена, должна была также называться "Дворец Советов", собиралась заняться Вера Мухина. Перед входом на станцию она планировала разместить 15 бронзовых девушек, символизирующих союзные республики. Сохранилась только одна модель из этого проекта – узбечка, несущая на плече кувшин. Как должны были выглядеть остальные 14 республик – мы уже не узнаем.

Главная скульптура Дворца Советов большинству более или менее известна хотя бы по картинкам. Фактически это Дворец должна был служить постаментом для стометровой статуи Ленина работы С.Д. Меркурова. Менее известны проекты, подготовленные для "Дворца Советов 2.0", который задумали строить в 1956 году, то есть спустя три года после смерти Сталина. Разумеется, уже в куда более скромных масштабах.

Первоначально площадку под новое строительство хотели расчистить рядом с Кремлем, потом все-таки одумались и решили перенести его на Ленинские (Воробьевы) горы поближе к новому зданию МГУ. Разумеется, скульптурный конкурс объявили одновременно с архитектурным, так что речь фактически шла именно о "сооружении памятника Ленину – Дворца Советов". Причем заявки предложили присылать не только состоявшим в Союзе Художников профессиональным скульпторам, но и простым трудящимся.

Предложения и эскизы посыпались как из рога изобилия, в диапазоне от банальных до безумных. Вот, к примеру, одно из них:

1. В центре фойе соорудить архитектурную группу в человеческий рост с картины художника Серова "Ходоки у Ленина".

2. На площади у здания Дворца Советов выше правительственной трибуны я полагаю изобразить 2 скульптуры - В.И.Ленина и Н.К.Крупской.

3. Изобразить скульптуру В.И.Ленина с котиком на руках, установить её в сквере или на аллее вблизи Дворца. Фото есть в архиве ИМЭЛС в Горках (1922 год).

Памятник Ленину на одноименных горах


Проект нового Дворца Советов постепенно угасал. В какой-то момент "наверху" решено было разделить оба конкурса и сооружать здание дворца и памятник Ленину отдельно друг от друга. Потом стало ясно, что на новый советский Парфенон денег не хватит и придется обойтись Дворцом Съездов в Кремле. Но вот идея украсить площадку у бровки Ленинских гор монументом в честь вождя революции прожила еще добрых семь лет.

Первые этапы конкурса проводились в 1957-1958 годах. В отличие от практики установки монументов характерной для времен "культа личности", процесс утверждения постарались сделать максимально демократическим. Проекты публиковались в журналах, изготовленные скульпторами модели выставлялись на архитектурных и художественных выставках, а в их обсуждении могли участвовать все желающие.

Фото: lenin.tilda.ws

На первом этапе первую премию общего и профессионального конкурсов не получил никто. Вторая досталась группе скульпторов Кибальненко и Бондаренко и архитекторов Бегунца и.Гришина, собиравшимся установить Ленина на высоком постаменте с угловатыми формами, а у его подножия изваять статую рабочего с флагом. Третью премию получил проект скульпторов Кербеля и Посядко, архитекторов Голощапова и Власова, предложивших превратить бровку в незавершенное подобие античного амфитеатра а постамент оформить в виде обломка ионической колонны. С ними ее разделил проект Исаевой, Таурита и. Черкасского, в котором предполагалось полное архитектурное, скульптурное и ландшафтное преобразование участка от набережной до постамента будущего памятника.

Отдельного внимания было удостоено предложение Коненкова, к тому моменту уже ставшего заслуженным мэтром советской монументалистики. Его проект получил целых 190 отрицательных отзывов, что стало своеобразным рекордом. Коненков планировал "украсить" бровку целой скульптурной композицией, центром которой должен был стать собственно вождь мирового пролетариата, стоящий на земном шаре. Вокруг него толпилось еще 150 статуй : рабочие, крестьяне, известные писатели и художники и даже персонажи русских сказок. Слева должна была стоять соперничающая со статуей Ленина по высоте то ли колонна, то ли шпиль, то ли обелиск. Для полноты восприятия добавим, что все фигуры, включая Ленина, Коненков собирался сделать позолоченными. Один искусствовед весьма метко обозвал все это "аттракционом, не имеющим ничего общего с монументальной скульптурой".

Второй этап конкурса проходил в 1962-63 годах и по его итогам проект был передан в разработку авторскому коллективу, состоявшему из скульпторов Бабурина, Головницкого, Кибальникова и Томского и архитекторов Белопольского и Воскресенского. Что у них в итоге получилось – неизвестно, поскольку уже на раннем этапе работы решение об установке памятника было отменено. Из непринятых вариантов, пожалуй, интереснее всего выглядел проект скульптора Цигаля и архитектора Павлова, предложивших ставить не статую, а гигантский бюст, выраставший из неотесанной гранитной глыбы. Своими формами и постамент и его окружения явно намекали на Долину Царей в Гизе и пирамиды ацтеков, а Ленин в таком исполнении отчетливо смахивал на Сфинкса.

"Мечты на полке" - неосуществленные проекты Веры Мухиной

Фото: m24.ru/ Анастасия Самсонова

Два года назад Третьяковка организовала выставку эскизных проектов автора "Рабочего и колхозницы". К сожалению время, а вернее – жесткое обрубание "сверху" всех расплодившихся в начале века чересчур модернистских направлений в изобразительном искусстве и архитектуре и сведение всего и вся к "понятному массам" соцреализму – оказалось безжалостно к скульптору и всем этим макетным статуэткам так и не суждено было стать монументами. И лишь силой своего воображения мы можем представить ту или иную из них стоящей на московских улицах в полный рост. Но, как говорится, "увы":

"Пламя революции" - памятник умершему в 1919 году Свердлову. Вот этот как раз мог бы и "проскочить", благо представлялся на конкурс как раз в годы активной реализации "плана монументальной пропаганды", когда на улицы города попадало в виде гипсовых и бетонных "времянок" еще и не такое.

Причина по которой проект Мухиной был отвергнут, скорее всего заключалась в том, что скульпторша решила начисто оторваться от малейшего портретного сходства с оригиналом. При взгляде на любую из фотографий Свердлова становится понятно почему : типичный русский интеллигент, худой и с утонченными чертами лица. Ничего монументального. Вместо того чтобы пытаться вылепить из него героя, Мухина решила воплотить в бронзе определение, которое в свое время дал Свердлову Ленин: "наиболее отчеканенный тип профессионального революционера". И изобразила – то ли одетого во взметнувшийся к небу алый плащ, то ли в пламя полуобнаженного Прометея с яростными скифскими чертами лица, указующего пальцем на зрителя почти как на известном плакате "Ты записался добровольцем?" Проект был не понят до такой степени, что долгое время о нем не писали даже искусствоведы в посвященных творчеству Мухиной исследованиях.

"Спасение челюскинцев" - эта скульптурная группа должна была стоять на Стрелке в том месте , где сейчас крутит баранку Петр работы Церетели. К сожалению, из-за того что Мухина многократно переделывала проект, мы так и не узнаем как должна была выглядеть вся композиция целиком. Первые два варианта макета не сохранились, от третьего до нас дошла фигура бога северного ветра Борея, знакомая всей стране благодаря картине Нестерова "Портрет В.И. Мухиной". От четвертого – осталась статуэтка летчика, стоящего на носу корабля.

Фото: m24.ru/ Анастасия Самсонова

"Пантеон авиаторов" на Поклонной горе, задуманный Мухиной после трагической гибели Валерия Чкалова, представлял собой гигантский купол, в нишах которого должны были помещаться урны с прахом погибших летчиков, а в центре – огромный бассейн, посредине которого располагалась завершающая композицию статуя падающего с небес Икара, одним своим крылом уже коснувшегося воды. Другой почти неизвестный проект Мухиной - гранитный обелиск "Памятник героической авиации" с вырастающими из основания бронзовыми крыльями, также мог быть частью композиции пантеона, хотя позднее предлагался на конкурсы уже как отдельный монумент.

Установленный в Нижнем Новгороде памятник Горькому самой Мухиной виделся в Москве на Манежной площади причем в составе единой скульптурной группы вместе с героями книг писателя. У подножия постамента скульпторша собиралась разместить тело Данко с горящим сердцем в руке, а на подходе к памятнику с камня должен был взлетать Буревестник. Потом сама же Мухина пересмотрела идею проекта, и по итогам конкурса для Москвы был избран памятник Шадра, а ее Горький в значительно упрощенном варианте уехал в Нижний Новгород.

Несостоявшиеся памятники войны

И. Голосов. "Памятник-музей обороны Москвы" В высшей степени странная архитектурно-скульптурная композиция, эстетика которой возможно выглядела уместно во времена сталинского мегаампира и совершенно чудовищно смотрелась бы в наши дни. На фоне стилизованного куска кремлевской стены стоит низкий ступенчатый постамент, своими формами напоминающий Мавзолей, на нем – фигура воина, поражающего дракона, чуть правее – копия Царь-Пушки. Напротив должна была вырастать угловатых форм муфтированная башня-обелиск с вечным огнем на верхушке. Поскольку Голосов умер в январе 1945 года, не дожив нескольких месяцев до Победы, его проект благополучно канул в Лету.

"Арка героев". Задуманный в 1942 году памятник защитникам Москвы в виде циклопических размеров триумфальной арки, его автор - Л. Павлов планировал разместить, ни много ни мало, на Красной Площади. Проект был отмечен в журнале "Литература и искусство", но до воплощения в камне дело, по понятным причинам, так и не дошло.

Запертый в музее Церетели

Наш самый главный, если не по качеству работ то, как минимум, по их количеству и по известности ныне живущий скульптор-монументалист, сумел поставить производство памятников буквально на поток. Похоже, что в скором времени в России не останется ни одного города, в котором не стояла бы хоть одна скульптура работы Церетели. Он буквально засевает своим искусством всю страну и весь мир, и если город начинает отнекиваться от установки очередного памятника под благовидными предлогами вроде "нет денег" - то скульптор попросту дарит ему свое очередное творение.

Фото: ТАСС/Руслан Шамуков


И все же далеко не все из того, чем Церетели собирался в свое время украсить московские улицы, там, в итоге оказалось. Во дворике Музея современного искусства на Петровке можно полюбоваться на коллекцию его памятников, не нашедших своего места в столице или убранных оттуда по самым разным причинам. Тут стоят и "Лужков с метлой-фонарем", и персонажи фильма "Мимино" и фигуры из цикла "Горожане", памятники Андрею Сахарову, Нико Пиросмани и Теодору Руссо.

Бронзового Бродского, которого скульптор нарядил в совершенно чудовищное одеяние, "сшитое" наполовину из лагерного ватника, наполовину из профессорской мантии, москвичи в свое время очень просили не устанавливать: "Мы хотели бы попробовать последнее средство достучаться до Вас – прислать Вам это обращение. Пожалуйста, Зураб Константинович, нас Очень-Очень Достали ваши бронзовые монстры. Спасите, пожалуйста, наш город от них. Больше – некому". Рядом с Бродским перебирает отсутствующие струны проигравший конкурс вычурный Высоцкий, по иронии судьбы вставший на вечную стоянку буквально в нескольких десятках метров от официально установленного памятника работы Распопова.

Но Церетели не унывает – ведь на один отвергнутый памятник у него приходится по три установленных. В самое ближайшее время он готовится осчастливить Москву фигурами Цветаевой, Людмилы Гурченко, Шаляпина, Майи Плисецкой и героини песни "Катюша".

Примус Рукавишникова

Фото: ТАСС/Николай Галкин

А эта история уже почти из разряда анекдотов. Конкурс на оформление Патриаршьих прудов скульптурами персонажей "Мастер и Маргарита " Рукавишников выиграл еще в 1998 году. По замыслу автора в состав группы должны были входить фигуры самого Булгакова, Мастера и Маргариты, Коровьева, Кота Бегемота и идущего по воде Иешуа. А рядом должен был располагаться фонтан, оформленный в виде регулярно упоминавшегося в романе бытового прибора – примуса. Почему-то именно примус и вызвал максимальное неодобрение местных жителей, которые начали забрасывать управу письмами против установки "памятника дьяволу". В итоге городские власти, скульптор и "Булгаковский дом" сошлись на том, что скульптурная группа все-таки появится на Патриарших, но не в составе единой композиции а рассредоточенная вдоль туристической тропы. И что никакого примуса там не будет.


Между тем, скандал, случившийся вокруг памятника, по признанию самого скульптора помог ему пережить те несколько лет, которые он просидел вообще без официальных заказов – любители оригинальных сувениров и меценаты регулярно покупали у него бронзовые примуса самого разного размера.

Сюжет: Городские байки Алексея Байкова

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика