Москва 24

Культура

26 февраля, 2015

Мифология Первой мировой: об успехе "Батальона" в прокате


В российском прокате уже неделю идет "БатальонЪ", фильм продюсера Игоря Угольникова и режиссера Дмитрия Месхиева, немного странная, хоть и похвальная попытка вернуть в отечественную мифологию Первую мировую войну. Колумнист M24.ru Семен Кваша - об успехе фильма.

Итак, 1917 год, поздняя весна. Фронт разваливается. Солдаты отказываются воевать и братаются с немецкими коллегами. В каждой части — солдатский комитет, и офицеры не могут отдать приказ о, допустим, наступлении, если пьяная красная солдатня его не одобрит. Смертная казнь отменена, поэтому бояться солдатикам нечего. И председатель Временного правительства Керенский придумывает странный ход: создать женский истребительный батальон. Если слабые женщины придут в окопы, то их ждет не эпическое групповое изнасилование, а почет, уважение, а солдаты-мужчины почувствуют стыд. К тому моменту женщины уже воевали, но только санитарками (вытаскивая раненых с передовой, чем и прославился командир первого женского батальона смерти Мария Бочкарева) и в других нестроевых службах.

Фото: Влад Багно

Так оно и вышло. Батальон под руководством унтер-офицера Марии Бочкаревой сначала долго тренируется под Петербургом, извергает из себя пятую колонну, учится стрелять, преодолевать полосу препятствий, не бросать своих и в конце концов отправляется на фронт, где вполне героически участвует в нескольких атаках, с предсказуемыми на этой войне последствиями: кто остался в живых, нам расскажут только намеками.

Как это водится в последнее время, снятый материал был смонтирован одновременно для кино и телевидения, и после проката "Батальона", который обещает быть вполне успешным, мы увидим сериал на телевидении. Несмотря на это, кинопродукт получился ровный и бодрый. Свойственных таким историям сюжетных дыр, неожиданно выпрыгивающих как черти из табакерки героев, абсурдных решений и логических провалов мы тут не увидим. Увидим зато довольно дорогой продукт, со страшными грязными окопами, довольно тонким вниманием к деталям, исключительной игрой Марии Ароновой (она еще получит "Золотого орла"), изображающей монструозного, но справедливого унтера Бочкареву, и почти полноценными ужасами войны.

Фото: Влад Багно

Одна сцена в этом фильме должна принести целый мешок наград художнику и оператору: бой во время газовой атаки, где русские женщины в холщовых противогазах похожи на крыс, а немцы в противогазах с плоским фильтром — на боевых свиней, напоминает одновременно и Гойю, и Босха.

Но внимательно к этому фильму лучше не приглядываться, потому что белые нитки все-таки торчат. Фильм сделан по древнему шаблону, в котором созданы самые почтенные образцы жанра: от "Цельнометаллической оболочки" до "Солдата Джейн", и держится за него с фантастическим упорством. Вместе со сценаристом мы прыгаем по всем кочкам: солдаток бреют, учат ходить строем, превращают в однородную массу. Конфликт в казарме, который разрешается твердостью и начальственной мудростью. Ночная побудка. Проблемы и травмы при тренировке (девушки все время подворачивают ножки, как будто бегают на каблуках). Сомнения, когда все держится на волоске. Отправка на фронт, которая воспринимается как праздник. Попытка поставить на место скептиков. Первый бой — крещение огнем. Кульминация, нет атеистов в окопах под огнем. Выглядит это все немного как учебный фильм: "русские продюсеры учатся снимать военное кино".

Фото: Влад Багно

С другой стороны, классика пользуется успехом: в первый выходной, пришедшийся к тому же на мужской праздник (на День защитника Отечества), картина собрала 227 миллионов рублей. Весьма прилично по нынешним временам. Путину, кстати, понравилось.

И только какое-то неприятное чувство гложет, когда смотришь "Батальонъ". Если бы это было фэнтези, это был бы просто потрясающий фильм. Но это кино про нас, про наших прадедов и про русскую революцию. И хочется все-таки немного большей даже не точности, а осознанности. Ну или она там есть, и это просто такая специальная осознанность, как раз в духе нынешнего времени.

Почему-то в казарме выясняется, что ежели солдатка из крестьян, то она склонна к подлости и дедовщине. А если графиня, то тверда и исполнена чувства собственного достоинства. "Своих", хороших, храбрых в фильме маркируют Георгиевским крестом или медалью с характерным черно-оранжевым полосатым пятном. Плохих, заблудших, потенциальных дезертиров — красным бантом. Солдаты, которые отказываются воевать, — однозначно подлые трусы, дезертиры, шваль и мразь (так и говорится). О том, почему они прекратили воевать (и немцы, кстати, тоже прекратили, это был не односторонний процесс), что вообще такое русская революция и Первая мировая, почему к 1917 году на фронте остались необученные крестьяне и почему они так легко пошли за большевиками, да что там, за всеми, кто обещал мир и землю, — об этом, видимо, надо другой фильм снять. Давно, кстати, пора. А пока что получается, что война тут — главная ценность и мера всех вещей.

Последние остатки настоящего женского батальона, кстати, защищали Зимний дворец в октябре 1917 года. Ну то есть как защищали? Джон Рид, журналист, тусовавшийся с большевиками, писал, что они там забились по углам в истерике, были без единого выстрела разоружены и отправлены в Левашово, где у них были казармы. Трое при этом были изнасилованы, одна застрелилась, написав в записке, что разочаровалась в своих убеждениях.

Семен Кваша

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика