Москва 24

Общество

30 ноября, 00:02

Понарожали тут: неудобные дети у всех на виду

Что можно делать детям в общественных местах, а чего нельзя? Какие действия родителей, выводящих малышей за границы дома, подвергнутся общественному порицанию, а какие нет? Любая тема про маленьких детей в публичных местах рискует стать холиварной в мгновение ока. Что об этом думает журналист и мама четверых детей Анна Кудрявская-Панина, читайте в ее колонке.

Фото: ТАСС/Павел Смертин

Я мама в отпуске по уходу за детьми. Из дома я выхожу не очень часто, если не считать прогулок с малышней или похода с одним младенцем в детский сад за другим. В общественном транспорте я по этой же причине бываю нечасто. Я бы очень хотела бывать "в людях" чаще, больше ездить по Москве. Я бы даже, наверное, смогла смириться со многими сложностями, которые, я точно знаю, ждут меня в этом путешествии. Конкретно с тем, что мне придется рассчитывать только на свои ноги и общественный транспорт, потому что машины у меня нет, и если вылазка спонтанная (а с маленькими детьми долгосрочное планирование – всегда лотерея), то найти такси с двумя автокреслами "на ближайшее время" – задача практически нерешаемая. Я заранее знаю, что даже из подъезда мне будет выйти непросто, потому что пандус для коляски очень неудобный, и каждый раз, выходя на улицу с детьми, я думаю, как бы не упасть вместе с ними со ступенек. Я знаю, что если выйду с коляской-тростью, то в подземном переходе мне, скорее всего, придется нести ее по лестнице на руках, приглядывая за вторым ребенком. Пандусы там удобнее, но рассчитаны тоже не на любую ширину между колесами, да и угол наклона иногда оставляет желать лучшего. Спуститься можно, но проблематично. Я с легким ужасом думаю, как буду входить с коляской и еще одним пешим ребенком в метро: открывать тяжелые двери, спускаться по эскалатору, преодолевать лестницы в переходах между станциями...

Да мне и так, прямо скажем, непросто выйти из дома в большой город во всеоружии. В моем мамском рюкзачке – практически набор супергероя: сменная одежда для каждого, пара памперсов для младшей, большая пачка влажных салфеток, нехитрая снедь для перекуса (пара пакетиков с фруктовым пюре, жидкая кашка, банан, яблоко), вода, носовые платки, несколько игрушек – это обязательная программа. А бывает еще произвольная – в зависимости от ситуации и сезона.

Но эти уже привычные бытовые неудобства меня пугают гораздо меньше, чем то, что самый младший ребенок может безутешно расплакаться, запросить есть, испачкать памперс в самых затейливых местах и ситуациях, а не самый младший – захотеть в туалет или закатить классическую тоддлеровскую истерику, когда что-то, по мнению малыша, пойдет не так.

Когда я читаю под одним из постов-обсуждений ситуации с кормящей мамой в Третьяковке комментарии из ряда: "Ой, ну не знаю, а мне все время попадаются понимающие и внимательные люди – все всегда помогут, никто гадости не скажет", – я неизменно раздражаюсь. Раздражаюсь, несмотря на то, что мне тоже чаще попадаются понимающие люди. И да, я не помню случаев, чтобы мне кто-то в лицо говорил что-то гадкое. Но дело не только в словах. Осуждение и неприятие легко выражаются взглядами, мимикой, цокающим звуком, движением тела. В этих взглядах, вздохах и жестах любая мать, оказавшаяся с младенцем там, где по чьему-то мнению, им (а значит, и ей) не место, легко прочтет весь набор стереотипных суждений, сводящихся к одному, главному: РОДИЛА, СИДИ ДОМА, ПОКА НЕ ВЫРАСТУТ!

Два очевидных фактора заставляют мам с младенцами оставаться дома, в четырех стенах. Первый – отсутствие бытовых и прочих удобств, позволяющих комфортно и свободно чувствовать себя с маленьким ребенком в общественных местах. Второй – повсеместное осуждение и страх сделать что-то, что сочтут неуместным, мешающим, ужасным. Одним словом – общественно порицаемым.

Фото: ТАСС/Александр Щербак

Недавно со мной в автобусе ехала мама с двумя детьми трех-четырех лет. И, о ужас, они не только громко разговаривали и хохотали, они рефреном повторяли кажущуюся только им смешной шутку: "Следующая остановка попуки-каки!" Им было очень смешно. А мне было забавно наблюдать за ними и тем, как они смеются, закатываясь до слез, над полной ерундой. Мальчишки продолжали гоготать, а я разглядывала лица пассажиров. И да, я видела на многих из них именно то выражение, о котором писала выше: о, ужасные, невоспитанные, громкие дети, о, мать-бестолочь, не умеющая воспитать. Искренне улыбался и даже хохотал только один пожилой мужчина, который и нашел для мамы с ребятами свободное место и даже сказал ей что-то ободряющее. Было совершенно очевидно, что вот эта искренняя детская радость от дурацкой шутки мужчину совершенно не раздражала, а даже немного забавляла, как и меня. Я была ему очень благодарна за эту непосредственную добрую реакцию. Жаль только, что он такой был один.

Все или почти все в нашем обществе заточено под здоровых взрослых людей. Как там? Старикам здесь не место? Не только старикам. Детям тоже тут не рады. Точнее, рады в специально отведенных местах. Или будут рады везде, но только сферическому ребенку в вакууме, который не кричит, не истерит и еще много чего "не". И это еще при том, что Москва заметно отличается в лучшую сторону от многих регионов доступной средой для мам с малышами.

Полемика о том, что можно, а что нельзя детям в публичных местах, уже набила оскомину. Мне известны все шаблоны, передергивания и аргументы, которые можно привести в этой дискуссии и "за", и "против". Я терпеть не могу утомивший уже пример про ребенка, который долбит ногами по спинке впереди стоящего кресла. Особенно не люблю, когда лукаво говорят, что дело не в детях, а в родителях, которые не умеют воспитывать или на справедливые замечания реагируют рыком "онжеребенок". Не люблю, потому что, как правило, этим примером пытаются показать неадекватность всех родителей и неуместность всех детей в общественных местах. И не надо намекать на то, что присутствие ребенка превращает женщину в монстра по отношению к окружающим. Это неправда.

Вам встречаются в общественных местах неадекватные взрослые без детей? Полагаю, ответ утвердительный. Они станут лучше себя вести, если с ними будут дети? Ответ отрицательный. А давайте тогда в контексте разговоров о детях в обществе говорить о приличных людях. А не о тех, кто мочится в лифтах, блюет или дебоширит в самолетах, кроет матом кассира в магазине и так далее. Давайте вынесем их за рамки разговора, как и тех, кто называет детей "личинками человека". Любое хейтерство не норма. Поэтому мы не о тех, кто ведет себя как свинья в любых ситуациях, и не о тех, у кого дети вызывают стойкую идиосинкразию.

Фото: depositphotos/vodolej

Так вот, я не знаю ни одной нормальной женщины, которая, выйдя на улицу с детьми, не думала бы об окружающих. Я не знаю ни одной нормальной женщины, которая, заметив, что ее ребенок лупит ногами по переднему сиденью в транспорте, не сделает все возможное, чтобы это прекратилось. Это для меня совершенно очевидные вещи. Но не для всех, как и многое другое.

Спор о кормлении в публичных местах уже стал общим местом любой дискуссии на эту тему. Совершенно бессмысленный, и в рамках этого текста я не вижу смысла к нему возвращаться. На мой взгляд, это один из маркеров отсталости общества, которому дети попросту мешают. Мешают в магазинах, самолетах, на улицах, потому что нарушают своим присутствием устои взрослого мира, в котором материнская грудь не средство пропитания, а сексуальный объект, в котором писающего под кустики ребенка и маму, допустившую это, подвергнут большему остракизму, чем подвыпившего взрослого, делающего то же самое (и, возможно, совсем не в кустиках). Где матери кормить ребенка, менять ему подгузники, допустимо ли сводить его в кустики в центре города (или не в центре)? И чего этим матерям не сидится дома, едут везде с младенцами, это же вредно (о, трогательная забота о чужих детях), летают еще в самолетах, ходят по торговым центрам, дети у них невоспитанные, орут, валяются на полу, встают ногами на сиденье!

Сотни вопросов, тысячи упреков, миллионы людей, одетых в белое.

Однажды моя подруга, очень эмпатичная и адекватная женщина, сказала мне, что раньше она вообще не задумывалась об этом – ее не задевали ни изредка встречающиеся кормящие женщины, ни мамы, меняющие подгузник малышу на лавочке в парке, ни плачущие в магазине или громко разговаривающие в транспорте дети. А потом она стала часто встречать заметки в прессе на эту тему, читать посты в соцсетях и комментарии к ним. И призналась мне, что растерялась. Может, и правда, что-то с детьми в публичных местах не так? Может, и правда, матерям плевать на всех, кроме себя и детей? Почитаешь одних, согласен со многим. Пробежишься по аргументации других – и она убедительна. И подруга спросила меня, что я думаю по этому поводу.

У меня нет цели убеждать или переубеждать кого-то. Нет. Это неинтересно и в целом бесперспективно. А подруге я ответила так.

Когда я вижу кормящую грудью на улице/в кафе/да где угодно женщину (а если честно, у нас в стране я встречала подобную ситуацию считанные разы), я не испытываю никаких чувств. Ребенок хочет есть – мама кормит. Точка. Никакого дополнительного контекста в этой картине нет.

Когда я вижу маму, меняющую подгузник младенцу (вот только не надо про меняющую на столике в кафе – это такая "чудесная" сказка: все рассказывают со слов очевидцев, но никто сам не видел) где бы то ни было или ведущую тоддлера писать в кустики, я понимаю, что она так делает, потому что у нее не было выбора. Да, именно так. Или, скажем, это лучшая или оптимальная альтернатива из всех возможных здесь и сейчас.

Когда я вижу истерящего ребенка, я сочувствую его родителям, потому что это им сейчас уворачиваться от испепеляющих взглядов и помощи доброхотов из серии "а я сейчас заберу эту девочку/этого мальчика". Когда я встречаюсь с шумными детьми в транспорте (смотри выше), мне забавно и интересно наблюдать за ними. Нет, я не люблю всех детей на свете. Только своих четверых. Но к присутствию чужих детей в моем "общественном" мире я отношусь как к погодному явлению. Его нельзя отменить или запретить. Его можно только пережить. С зонтиком, солнцезащитными очками, легким матерком или улыбкой.

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

Я не первый раз провожу это сравнение, но оно, на мой взгляд, очень точное. Если осознать, что дети – это по своей сути люди с ограниченными возможностями и особыми потребностями (а это так и есть – и физически, и психологически), то все встает на свои места. А их родители не супермены, они как раз – обычные люди. И поверьте, выходя из дома с детьми, я думаю не только об их или своем удобстве, но и о вашем. И мысль "не доставлять неудобства окружающим" прочно сидит в головах многих мам. Но иногда у них не бывает выбора или времени, или сил, или всего этого.

И знаете что еще. Мы часто в жизни делаем то, что нам не очень-то и нравится. Потому что это наша ответственность. Вымыть посуду или вынести мусор, выгулять собаку или почистить кошачий лоток. А иногда нам приходится терпеть неудобства или неприятные ощущения. И есть не только личная ответственность. Существует и коллективная, общественная. В том числе ответственность не только за себя, но и за других. Да, дети в первую очередь – сфера ответственности родителей. Но они часть общества. А чтобы общество существовало и развивалось, ему нужны новые члены, и за их интеграцию несут ответственность – со всеми вытекающими неудобствами и "придется потерпеть" – другие его члены, более опытные, взрослые.

И все чаще мне кажется, что вот это острое неприятие детей вне стен их домов и специальных учреждений, желание сегрегировать, ограничить в правах – это инфантилизм и неготовность делить ответственность за кого-то с другими. Одним словом, как ни парадоксально это прозвучит, нежелание взрослых взрослеть.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика