Сын одного из первых режиссеров ТВ – о том, с чего началось "Останкино"

В этом году ТВ-центр "Останкино" празднует свое 50-летие. Именно в эти дни новый современный телецентр начал работу в полную силу. Валерий Богачев, сын и помощник одного из первых останкинских ТВ-режиссеров Герасима Богачева, рассказал обозревателю портала Москва 24 Алексею Певчеву про то, как осветители однажды разыграли председателя Госкомитета по телевидению и радиовещанию СССР, как спасли Элтона Джона от съемочного крана, а также о нестандартной встрече с народными артистами Николаем Крючковым и Михаилом Жаровым.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

— Как ваша жизнь оказалась связанной с Останкинским ТВ-центром?

— Мой папа, Богачев Герасим Иванович, 40 лет проработал на советском телевидении, то есть все началось еще до моего рождения. Он окончил операторский факультет ЛГИТМИКа. Отец с детства интересовался фотографией, и, так как его отчим занимал высокое положение, у него не было никаких проблем ни с оборудованием, ни с пленкой, ни с проявкой. Он учился у Москвина, который работал с Эйзенштейном, и окончил вуз с отличием в 1958 году, за девять лет до открытия Останкинского телецентра. Операторских вакансий в Москве не было, так что он решил, что может поработать осветителем, точнее − художником по свету. Вообще, до "Останкино" было два телецентра — на Шаболовке и теперешнее ДК МЭЛЗ, или Телетеатр на “Электрозаводской”. Вот там-то отец и работал до открытия "Останкино".

В 1960-е годы и даже в 1970-е почти все сотрудники советского телевидения работали параллельно − и в "Останкино", и на Шаболовке, и в телетеатре, если это Москва. В общем, на момент открытия "Останкино" появились операторские вакансии, и отец приступил к работе вторым оператором. В основном он работал в литературно-драматической редакции, хотя его как специалиста в области студийной съемки, особенно в отношении света (у него был дома целый шкаф с книгами, посвященными оптике, физике, химическим процессам на пленке), привлекали к множеству других проектов. В те годы все люди, работавшие в системе советского телевидения, имели весьма высокую квалификацию. Это видно по тем программам, которые сохранились до сих пор. В плане подготовки сюжетов, сценариев, постановки, режиссуры это очень высокий уровень телевидения. Советское телевидение котировалось весьма высоко.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

— Принято считать, что люди, сейчас работающие в коридорах "Останкина", обладают завышенным самомнением, причисляя себя к высшей касте. Как обстояли дела в первые годы работы?

— Везде царила очень веселая, дружественная, творческая, доброжелательная атмосфера. Все были открыты к новым идеям, но главное − друг к другу и коллегам. Однажды "ветераны осветительского цеха" решили пошутить над Лапиным (в то время председатель Государственного комитета по телевидению и радиовещанию при Совете министров СССР), с которым вообще-то шутить не стоило ни под каким видом. Они пошли к нему с заявлением, что выполняют работу не просто осветителей-светоустановщиков, а действуют на высокохудожественном уровне, так что им полагается особый статус наряду с операторами и режиссерами и это какая-то новая категория. Лапин спросил: "Как она может называться?" Они говорят: художник по свету. В то время осветители и вторые операторы получали неплохие деньги − 250 рублей, но руководство сделало им новую категорию с зарплатой 500 рублей. И самое главное, что у них после этого появилось больше возможностей для работы в творческом плане.



Видео: YouTube/pustinnik50

Конечно, они смотрели разные зарубежные программы и фильмы. Существовал специальный договор между Госкомитетом и кинотеатром "Рига", по которому там для сотрудников телевидения и их семей проходили закрытые просмотры западных фильмов и программ. Показывали Бертолуччи "Последнее танго в Париже", Ларри Пирса "Инцидент", Масаки Кобаяши "Харакири" и много других фильмов, не шедших больше нигде, даже в кинотеатре "Иллюзион". Отец работал с замечательным режиссером музыкальных программ Евгением Александровичем Гинзбургом, который делал бенефисы и музыкальные программы, ориентируясь на некоторые западные образцы, которые там все равно возникали несколько раньше. Но это было не копированием, а адаптацией к нашим реалиям, актерам и прочему. Бенефисы по первому времени были немножко аляповатые, но через пару-тройку лет они адаптировались в этом материале и стали делать свои программы очень высокого качества. Так, например, бенефис Людмилы Гурченко получил ряд престижных международных телевизионных премий.



Видео: YouTube/great6971

Про этот бенефис я бы хотел сказать особо. В 1979 году, когда приступили к работе над ним, у всех на слуху была фраза Валентина Иосифовича Гафта: "Всех нас один вопрос тревожит: без мата Гурченко не может?" Так вот ни одного резкого слова никто на съемочной площадке от нее не слышал! Съемки начались, но тут руководство сказало: "В 1980 году у нас 35-летний юбилей Великой Победы. Давайте делать музыкальную программу на материале советских военных песен". Так и сделали. В итоге просто выдающаяся съемка.



Видео: YouTube/franya2020

— Над какими основными проектами работал ваш отец, оператор Герасим Богачев?

— Он участвовал фактически в 70% съемок всех ТВ-спектаклей, снятых на советском телевидении. Первой его съемкой, еще на “Шаболовке”, стал черно-белый спектакль по Герцену "Былое и думы". Были спектакли "Шагреневая кожа" по Бальзаку, "Мартин Иден" Сергея Евлахишвили с удивительным Юрием Георгиевичем Богатыревым, "Комедия ошибок" с Олегом Далем, по Лермонтову "Страницы журнала Печорина".



Видео: YouTube/Segelss

И, конечно, одна из последних выдающихся работ этого ряда − восхитительный "Фауст" Михаила Михайловича Казакова, который еще в середине 1970-х обсуждал замысел с коллегами, в частности с отцом, запросто приходя в нашу скромную двухкомнатную квартиру в хрущевской пятиэтажке, где я периодически встречался с ним после уроков в школе.



Видео: YouTube/Absheron1

А еще, разумеется, это "Кабачок 13 стульев" − выдающийся проект, который даже издан на лицензионном видео. Как я уже говорил, официально он работал в литературно-драматической редакции, но ничто не мешало ему работать в "Вокруг смеха" и новогодних "Огоньках". Участвовал отец и в работе над "Девятой студией" Валентина Сергеевича Зорина. Слава богу, недавно появилась в интернете эта съемка в рамках многосерийного художественно-публицистического телевизионного фильма "Америка 70-х". В контексте советского ТВ это было событие − так непредвзято и разносторонне осветить американскую жизнь.



Видео: YouTube/smart21cart

— Насколько часто идеология тех лет торжествовала над творчеством? Как часто сотрудникам советского ТВ приходилось идти на компромиссы, робко отстаивая право протащить что-то действительно интересное?

— У отца был прямой и принципиальный характер. В связи с его особым отношением к свету у него было одно шутливое прозвище − Раб лампы, а другое, вполне серьезное, − Рембрандт. И ради результата он шел на все. Ограничения были разные, но в принципе вполне обоснованные, и каких-то совершенно невероятных, несуразных запретов в его области практически не было. Культура тех лет была глубокой и адекватной, поэтому многие программы тех лет сейчас смотрятся очень революционно и открыто, и даже возникает некоторое недоумение по поводу того, как это проходило цензуру.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

— На съемках программ отца вам наверняка не раз приходилось неформально пересекаться с известными на всю страну людьми?

— В 1970-х годах на ТВ шла знаменитая телепрограмма "Театральные встречи" с участием Леонида Утесова, Михаила Жарова, Николая Крючкова и тогда еще молодежи − Ширвиндта, Державина, Миронова. Декорации выставлены, свет, камеры, пора начинать. Захожу в гримерную к Жарову и Крючкову. Они мне: "Валера, привет! Ты из школы пришел?" − "Да". − "Слушай, ну вы в школе уже, наверное, выпиваете, покуриваете?" − "Нет, что вы, ну разве вина немножко". − "Отлично! Нам сейчас идти сниматься, мы вдвоем выпивать не можем, нужен третий. Давай коньячку выпьем. Ты не волнуйся, с нами можно: мы тебе чуть-чуть, капельку в крышечку нальем". Как я не отнекивался, но они достали фляжку армянского коньяка хорошего советского розлива, ну и так впервые я приобщился к крепким напиткам в компании с народными артистами СССР Михаилом Ивановичем Жаровым и Николаем Афанасьевичем Крючковым.



Видео: ok.ru/Елена Гусева

— В "Останкино" снимали не только ТВ-программы, но и кино. Правда ли, что Тарковский работал здесь над одним из эпизодов "Соляриса"?

— Это происходило в 1972 году. Снимали эпизод сцены научной конференции, которую демонстрирует Анри Бертон в исполнении неподражаемого Владислава Вацлавовича Дворжецкого, во время его визита на дачу к Крису Кельвину (его играл Донатас Банионис). Тарковскому был нужен архитектурный антураж в стиле хай-тек под Ле Корбюзье, которого тогда в Советском Союзе было мало. Останкинский телецентр архитектурно строился на международном уровне, поэтому там были соответствующие интерьеры. Я пошел посмотреть, что происходит, и первое, чему был страшно поражен, − все участники съемочной группы были одеты в строгие, очень дорогие зарубежные костюмы. Особенно меня поразили платиновые с черным камнем запонки Тарковского, небрежно выпущенные из-под рукавов пиджака. Я кому-то поднес кофе, и вдруг он говорит: "Ты подвижный парень. А не мог бы ты сняться у нас, но не в студии, а на открытом пространстве?" − "Конечно, могу". − "Но нужно будет бегать по лужайке под дождем, и дождь будет из брандспойта". Я заплакал и почему-то отказался, но на Тарковского это так подействовало, что после этого он приглашал меня на разные просмотры и на премьере "Зеркала" в 1975 году представил меня: "К нам стоит огромная очередь, чтобы у нас сняться, и мы вынуждены многим отказывать. А этот парень отказал нам сам".



Видео: YouTube/wwwForLeaderCom

— Как был оснащен ТВ-центр? Судя по масштабам задуманного, оборудование там было самое передовое?

— Оборудование было в основном зарубежное: Philips, Ferenzei, Thompson и Sony. Все самое лучшее. И видеопленка, и видеомагнитофоны, и монтажные пульты − самые лучшие образцы. Русская техника котировалась с еще дореволюционных времен, но на тот момент наше производство в области ТВ-техники еще не было так развито. Кстати, была на ТВ программа "Это вы можете" с участием разных изобретателей, из которой так же, как и из журнала "Техника молодежи", на Запад ушла масса изобретений. Западный мир серьезно обогатился изобретениями из СССР, и этого никто не отрицает.

С Sony связана одна забавная история. Когда началось освоение их видеомагнитофонов, из Японии приехала делегация с целью помочь коллегам. Японцы после Хиросимы и Нагасаки были особенно внимательны к уровню радиации. И вот, когда они зашли на территорию Останкинского телецентра, эти их датчики начали очень активно мигать красным светом. Они молча развернулись и пошли обратно. За ними бежали с просьбой вернуться, но они даже не повернули головы. По началу радиационный фон в "Останкино" был достаточно высоким. Думаю, что со временем эту проблему решили. А тогда работать в "Останкино" было мечтой каждого. Это было как из СССР во внешнее пространство. Ну и, конечно, на заре Останкинского ТВ-центра там работала только элита, начиная с уборщицы и заканчивая режиссерами. При этом главным был не уровень зарплаты, а возможность реализовывать самые невозможные идеи на самом высоком уровне.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

— Правда ли, что впервые цветное вещание было осуществлено в процессе трансляции хоккейного матча? И как оно развивалось дальше?

— Я могу немного путать, но, с большой вероятностью, это случилось во время первой Суперсерии СССР−Канада в 1972 году. К нам приехала канадская передвижная студия, снимавшая в цвете. С этого момента началось более интенсивное развитие общественного цветного телевидения. У нас были свои разработки, но даже к концу 1970-х годов параллельно существовали цветные и черно-белые программы, потому что для некоторых программ нужна была именно ч/б-эстетика. Цветной пленки хватало, но при этом и в кино "Восхождение" Шепитько или "Андрей Рублев" снимались на ч/б.

— С популярной западной музыкой на советском ТВ было не очень. Но, кажется, одним из наиболее ярких моментов, стал приезд Элтона Джона?

— Это случилось в 1979 году, за год до московской Олимпиады. Стартовала культурная программа подготовки этого события, и к нам с гастролями приехал сам Элтон Джон со своим перкуссионистом Реем Купером, и за ними везде ходила толпа народа. Музыканты приехали в "Останкино" примерно на час, ответили на разные вопросы, а Элтон Джон спел несколько песен. Я даже двигал для него красный рояль "Стейнвей", а Элтон Джон подписал мне свою пластинку. С западной стороны снимали американцы с СВS − Fox. Но нужен был план с операторского крана, и тут наши операторы вдруг почему-то испугались. Стали шутить, что боятся: дескать камера может упасть вдруг на Элтона Джона, хотя этого ни в коем случае не могло случиться. Отец сказал: "Хорошо, тогда сниму я". И эти кадры есть в американском фильме.



Видео: YouTube/Philip Anness

— Какие программы, на ваш взгляд, максимально отображали уровень советского ТВ?

— Их очень много. Назову "Клуб путешественников", "В мире животных", "Что? Где? Когда?", "Веселые ребята", "Международная панорама", "Очевидное-невероятное", "Кинопанорама", "Утренняя почта" и другие, о которых помнят до сих пор.



Видео: YouTube/nostalgia

— Считается, что новая ТВ-эпоха началась с программы "Взгляд". Насколько правомерно считать, что эта эпоха постепенно была побеждена эпохой экономической и коммерческой?

— Начисто изменились приоритеты и критерии. Свой последний день на ТВ отец отработал в "Останкино" в октябре 1993-го, в дни штурма телецентра он уходил с работы не через главный вход, а через подземный тоннель. Есть в этом что-то знаковое. Очень скоро любой ТВ-проект стал рассматриваться в первую очередь с точки зрения бюджетов. Это случилось на глазах у тех, кто делал это телевидение и кто его смотрел, то есть какие-то сущностные проблемы, явления культуры и истории, их значимость и смысл перестали иметь значение. Телевидение, впрочем как и государство, и общество, потеряло стратегические цели, направленные на развитие, и какие-то культурные инновации. Уже существовали какие-то серьезные технические, творческие, и драматургические наработки, но процесс остановился. Качество продукта перестало играть какую-то существенную роль.



Видео: YouTube/1993 history

— Обладая такими связями и опытом на ТВ, пробовали ли вы пробить на нем какой-то свой проект?

— Однажды мы с друзьями-политологами и экономистами пришли с проектом новой программы к продюсеру, с которым работал еще мой отец. Пришли не просто так, а имея концепцию и бюджет. Деньги эти использовать без нас было невозможно, а вот наш сценарий просто забрали, так сказать − "прихватизировали". Очень скоро эту программу успешно протащили в эфир совсем другие люди. У меня и сейчас есть ряд интересных проектов для телевидения, в частности программа, посвященная истории, социологии и экономике отечественного и мирового кинопроката. Но пока не решаюсь ее кому-то предлагать и показывать во избежание подобной ситуации.

— Смотрите ли вы ТВ сейчас и можете ли выделить какие-то программы, в чем-то схожие с теми, что делали энтузиасты первых лет?

— Очень высокий творческий, интеллектуальный и постановочный уровень у телеканала "Культура". Там есть очень верный тон. У телевидения как отдельного жанра есть огромный потенциал, который никогда не может быть исчерпан. Мои детство, отрочество и юность пришлись на годы, когда там работали выдающиеся люди. Это была атмосфера творчества и уровень любого персонала, любого человека − стажера, осветителя, монтировщика, оператора, редактора и режиссера − был высочайшим. Это были требования того времени, того государства и той страны. В интернете у людей есть стратегические цели и задачи, но это самодеятельность, хотя любители очень часто бывают лучше профессионалов.



Видео: YouTube/aiv67

— Согласны ли вы с тем, что интернет однажды заменит телевидение, ведь в отличие от ТВ в нем можно делать практически все, полагаясь лишь на собственный вкус и технический опыт?

— В зависимости от того, как исторически сложится ситуация. От смены социальной, исторической, политической и культурной коньюнктуры. По большому счету телевидение вполне может дополнять интернет или любой другой вид общественных коммуникаций. Все они имеют право на существование, и у них есть большой потенциал. Интернет заменит телевидение, если оно перестанет выполнять свою историческую миссию. Если же оно при всем своем огромном потенциале и уникальной истории найдет какие-то новые культурные и технически интересные ходы, нас ждет еще немало открытий.

Алексей Певчев

Материалы по тегам

Яндекс.Метрика