Москва 24

Город

19 мая 2015, 14:41

"Камерный театр": как полицейские следят за порядком в метро

Фото: M24.ru/Александр Авилов

15 мая столичный метрополитен отмечал свой 80-летний юбилей. В 1935 году почти одновременно с машинистами, билетными кассирами и дежурными заработали и милиционеры особого управления – на Московском метрополитене. Раньше им приходилось полагаться только на собственный опыт и оперативность коллег, но теперь им в работе помогают камеры видеонаблюдения.

О том, можно ли отличить спешащего пассажира от хулигана и почему нельзя повесить камеру куда угодно, M24.ru в рамках спецпроекта "Лица порядка" рассказал начальник оперативного отдела УВД московского метро Андрей Мохов.

Видеонаблюдение в метро

В столичном метрополитене установлено 5,8 тысячи видеокамер, не включая вагонные. К ситуационному центру полиции подключены три линии метрополитена: Сокольническая, Кольцевая и Калининско-Солнцевская, видео с которых идет в режиме прямой трансляции. На остальных линиях видеокамеры записывают, и при необходимости ролик полицейские могут взять в депо.

За первый квартал 2015 года с помощью камер было раскрыто 101 преступление, в основном это грабежи и убийства, причем в расследовании помогло как видеонаблюдение УВД на метрополитене, так и городские камеры.


Правонарушения

– Какие станции метро вы видите в режиме онлайн? Как вы пользуетесь этой информацией?

– Полиция может в реальном времени видеть станции трех линий: Кольцевой, Сокольнической и Перовской. Записи других камер доступны нам в виде архива. Мы используем это видео для выявления, предотвращения и раскрытия преступлений и правонарушений.

– Вам хватает тех камер, которые находятся в вашем распоряжении?

– Система видеонаблюдения разрабатывалась не МВД – изначально камеры устанавливались для нужд метрополитена. Не все станции имеют необходимое нам количество камер и они не везде удобно расположены, а перевесить существующие камеры или поставить дополнительные не всегда возможно.

Андрей Мохов. Фото: M24.ru/Александр Авилов

– Почему?

– Многие станции, особенно центральные – это памятники архитектуры, здесь куда угодно шуруп не вкрутишь.

– Можно изменить угол обзора аппаратуры, чтобы засечь притаившегося злоумышленника?

– Нет, потому что камеры – стационарные. Устройства системы "Безопасный город" – вот это как раз поворотные фокусируемые камеры. В метрополитене таких пока нет. На некоторых станциях, где это было возможно, установили аппаратуру купольного типа. Но в основе своей почти все камеры не поворотные.

– Тогда каким образом вы следите за человеком? Он вышел из кадра – и все, след потерян?

– Мы используем статичные камеры по маршруту вероятного перемещения. То есть, если человек пошел от камеры вправо, то мы можем предположить: он двинулся или на соседнюю платформу, или на выход в город, или на переход. Естественно, в этих местах тоже есть камеры. Сотрудники ситуационного центра подключаются к ним и, если представляется возможность, отслеживают лицо в пассажиропотоке. Но это касается явных нарушений общественного порядка. Например, если случилась драка или какой-то пассажир резко куда-то побежал.

– Но ведь люди могут "рвануть" с места и без злого умысла, просто спеша забежать в поезд.

– Да, может быть, этот человек просто торопится. А может быть это – предполагаемый преступник. Если сотрудники становятся свидетелями неадекватного поведения, когда один или несколько человек выбиваются из общего потока, они это замечают.

Стопроцентно отследить таких людей не всегда реально. Кое-где могут помешать другие пассажиры. Быстрым взглядом зацепить приметы не всякий может, тем более на удаленном расстоянии, можно только силуэт рассмотреть. Но если впоследствии использовать архив видеоизображения, найти такое лицо вполне возможно. Мы так уже раскрывали преступления.

Фото: M24.ru/Александр Авилов

– Вы сказали о видеоархиве. Скажите, камеры работают постоянно? И как долго хранятся записи?

– Камера работает в круглосуточном режиме, информация хранится трое суток. Например, мы знаем, что вы зашли на "Парке культуры" в 7.00. Имея эти данные, мы проследим ваши перемещения и выясним, где вы вышли.

– То есть камеры в любом случае меня заметят?

– Пока у нас нет интеллектуального видеонаблюдения, как таковые вы не отметитесь. Видеокамеры просто запишут вас, как и всех остальных.

– Где именно установлены камеры?

– Для начала вас видят у входа в метро. Например, вы заходите на "Трубной". Спустились по первой лесенке – встретили камеру. Следующая будет смотреть вам в затылок, а третья – в лицо. То же самое в кассовом зале и вестибюлях. На некоторых эскалаторах есть камеры – они смотрят как вниз, так и вверх. Устройства расставлены так, что, за редким исключением, вы в любом случае попадете в зону видимости.

Даже если идти вплотную с толпой других пассажиров, может зафиксироваться шапочка или другой характерный предмет. Но все равно, когда зайдете в вагон, у вас 98-процентный шанс попасть "под прицел". Зайти в метро и выйти из него, вообще не попав под видеонаблюдение, невозможно. Вас по-любому где-то сфотографируют.

– Как вы находите конкретное лицо среди миллионов пассажиров?

– Для нас главное – иметь отправную точку: время или место. От этого мы и отталкиваемся. Зная, как перемещался пострадавший, можно обнаружить преступника рядом с ним, если тот попал в зону видимости камер.

– Может быть, конкретный пример?

– Без деталей расскажу. Граждане пришли к постовому и передали ему предмет, который якобы нашли. Через какое-то время в другом отделе милиции регистрируют преступление – как раз кражу этого предмета. Заявитель указал на трех подозреваемых. Мы стали просматривать записи камер виденаблюдения и нашли этих трех человек рядом с пострадавшим, хотя самого преступления видно не было.

Глупость этих троих была в том, что они принесли тот предмет. Они хотели украсть только сумку, а ее содержимое было им не нужно. И они избавились от него таким вот непрофессиональным способом. Придя в полицию, они сразу попали в зону внимания. Когда они пришли с этим предметом в отделение, их заявление и приметы остались. Сначала мы позвали их для опроса, а потом предъявили обвинение. Оказалось – межнациональная группа, профессионально занимались кражами.

– Кражи вообще трудно раскрыть?

– С ними сложнее бороться, так как они имеют скрытый характер. Если человек, у которого воруют, не замечает этого, то оператору, естественно, увидеть кражу практически невозможно, только если наудачу.

– Как же быть в таком случае?

– Кражи часто совершаются ранним утром или поздним вечером, когда и так немногочисленные пассажиры клюют носом от недосыпа или возвращаются с работы подшофе. Они засыпают на скамейке, и их обирают. Такие преступления раскрываются с помощью архива. Камеры в вагонах хорошие, расстояния не такие большие, лица видны очень хорошо. Бывает, пассажир соседнего вагона видит, как обворовывают спящего, и сообщает.

– Возможно отыскать преступника, обладая такой скупой информацией?

– Найти его реально, потому что сейчас стало меньше случайных преступников. Такими видами преступлений занимаются люди, неоднократно нарушавшие закон. Это часто делают наркозависимые, мигранты и находящиеся в тяжелом положении граждане, которые по тем или иным причинам зарабатывают себе на хлеб незаконным путем.

– Кого проще найти – неопытного вора или профессионала?

– С одной стороны, с неопытными бороться проще, потому что они не обладают навыками конспирации. С другой стороны, профессионалов можно искать по агентурным данным или по сведениям уголовного розыска, по их предыдущим контактам, местам жительства и пребывания, через членов семьи, друзей и любовниц. Нам также помогают городские службы. Мы отправляем видеозаписи в другие органы, и они делятся с нами своей информацией. Так совместными усилиями решаем задачи.

Чрезвычайные происшествия

– Какие основные задачи стоят перед полицией в метро в дни массовых мероприятий? Например, на 9 мая.

– Когда в городе проводятся культурно-зрелищные, спортивные и политические мероприятия, мы концентрируем свое внимание на близлежащих станциях. К примеру, 7 мая весь центральный примыкающий к Красной площади узел был "зарежимлен" (на репетиции парада был введен особый режим безопасности). Основная задача наших операторов – следить, чтобы вестибюли не перегружались из-за столкновения идущих навстречу друг другу потоков.

Фото: M24.ru/Александр Авилов

– Как вообще образуются людские заторы в метро?

– Кто-то из пассажиров не слушает объявления по громкой связи, кто-то прессу не читает, телевизор не смотрит. Эти граждане не знают об изменении режима работы станций. Поэтому иногда происходит перегруз в вестибюлях и на переходах.

– Что делать, если где-то скопилось чересчур много пассажиров?

– Чтобы оперативно реагировать на резкое осложнение обстановки, у нас с ситуационным центром метрополитена существует взаимный регламент работы. Сотрудников службы безопасности и полиции оперативно перемещают на проблемный участок, чтобы снизить напряжение. Мы перекрываем движение и, используя мегафоны и громкую связь на станциях, разъясняем гражданам причины пробки и призываем их пользоваться наземным транспортом или другими линиями.

– Когда было ЧП на "красной" ветке в 2014 году, что входило в обязанности сотрудников полиции?

– Да, в прошлом году на Сокольнической ветке произошло возгорание места соединения силовых кабелей: был пробой изолятора, и кабель задымился. Из-за этого центральная часть линии встала. Случилось это, как назло, в час пик. Пассажиры стали скапливаться на платформах, многие заволновались. Нам было неудобно перебрасывать полицейские наряды, ведь они перемещаются вместе с пассажирами. Но мы стянули сотрудников с ближних станций, они перекрывали путь гражданам, работали с мегафонами.

На улице нам помогали городские службы, призывая пересаживаться на наземный транспорт. Сейчас система замены транспорта отработана: если в метро проблемы, в этом месте в кратчайшие сроки появляются автобусы с буквой "М", которые курсируют между станциями.

– Как видео помогает вам в таких случаях?

– Без видео мы слепы-глухи. По-старинке работали как: сказали нам, что осложнение на станции метро "Парк культуры", вот мы все силы и бросили туда. Пока они доедут, оказывается, что там уже справились, и надо наряды в какое-то другое место перебрасывать. Приехали 50 человек, из них пятеро остались, а 45 поехали в другое место. Сейчас мы видим ситуацию и распределяем силы оптимальным образом: 5 человек сюда, 5 человек сюда, 5 человек сюда. Все, вопрос решен.

– Операторы, которые сидят за камерами, сами сигнализируют о возникших трудностях?

– Здесь нам опять же помогают операторы метрополитена. Сотрудник реагирует на появление незаконных торговцев, попрошаек, бомжей. Называют нам станцию и номер камеры. Наш оператор подключается к этой камере и смотрит. Однако нарушители стали хитрее: стоят в "темной" зоне и их не видать.

Нередко нам сами граждане звонят с помощью колонны экстренного вызова, сообщают о проблеме. Мы отправляем наряд и берем под наблюдение этот участок. Как правило, такие нарушители сами сворачиваются, завидев полицейского. Приметив их, сотрудники звонят постовому и просят обратить внимание: такое-то лицо, одет так-то. Если появится, его задержат, проверят и выяснят, что он делает в подземке.

Фото: M24.ru/Александр Авилов

– Камеры круглосуточно работают? Увидят ли они того, кто проникнет в метро в ночное время?

– Камеры на станциях включены постоянно. У нас же в метро ночью все спать не ложатся, проводятся технические работы. Под видом сотрудников тоже могут нехорошие люди проникнуть. Например, мы знаем, что зачастую раскраской вагонов занимаются вандалы, работающие при этом в метро. Или же они говорят сообщникам, как проникнуть ночью в подземку.

– Как их вычислить?

– Интернет помогает. Потому что раскрасить и не сфотографировать, в Instagram не сбросить – это бессмысленно. Зачем раскрашивать, если нельзя потом никому показать? Так и находили некоторых любителей, а кое-кого брали прямо на станции. Был случай: на Бутовской линии легкого метро человек ночью раскрасил вагон, а с утра он с видеокамерой стоял, встречал поезд. Его с этой видеокамерой и взяли.

– Мешает ли что-то камерам выполнять их служебный долг?

– На некоторых станциях есть помехи. Например, яркие светильники. На некоторых камерах у нас была полная засветка – луч был направлен прямо в объектив, и оператор видел только силуэты. Такие камеры стараемся передвигать, чтобы свет падал хотя бы немного боком, иначе в аппаратуре нет никакого смысла.

– А как еще вывести камеру из строя?

– На моей памяти не было умышленной порчи камер видеонаблюдения. Хулиганить – хулиганили, пытались стукнуть по камерам, которые низко расположены, чтобы им "шею свернуть". В первое время, когда только заработали колонны экстренного вызова, камеры на них залепляли жвачками. Но работники ежедневно обходят установки, проверяют их работоспособность и чистят их. Камеры нужно регулярно протирать, так как мы приносим пыль с улицы, технической грязи полно.

Беседовали Софья Бассэль и Сергей Блохин

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать