Москва 24

Литература

26 августа, 2014

Каникулы на Марсе: Красная планета в мировой литературе

Фото: ИТАР-ТАСС

Но, стоит нам только взять телескоп и посмотреть вооруженным глазом, то мы увидим две звездочки, три звездочки, четыре звездочки… Лучше всего, конечно, пять звездочек! Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе — это науке неизвестно. Наука еще пока не в курсе дела. Асса! (Э. Рязанов. "Карнавальная ночь")

В Голландии идет подготовка к пилотируемой миссии на Марс – Mars One. В рамках проекта из числа желающих будут отобраны 4 человека, которые станут первыми колонизаторами Красной планеты. Они займутся поисками следов внеземной жизни, а так же проведут ряд научных экспериментов. Но произойдет это не раньше 2023 года. Человечество очень давно мечтает покорить Марс, однако сделать это удалось пока лишь силами воображения писателей. Обозреватель сетевого издания M24.ru Алексей Байков вспоминает знаковые книги о Красной планете.

Жанр марсианской фантастики своим возникновением обязан банальной ошибке переводчика. Получилось это так: в 1877 году итальянский астроном Скиапарелли опубликовал результаты своих наблюдений во время Великого противостояния (Великие противостояния Марса – эпохи наиболее тесного сближения Земли и Марса, предоставляющие астрономам возможность детально исследовать эту планету с помощью телескопов, - прим. ред.) и в числе прочего упомянул о том, что видел на поверхности Красной планеты некие canali.

В итальянском этим словом обозначается любое русло, неважно – естественного или искусственного происхождения, то есть сам Скиапарелли как раз оставлял себе некое пространство для маневра. Но когда его книжку переводили на английский, то воспользовались словом canals, уже совершенно четко обозначавшим искусственные сооружения. Так весь мир узнал о том, что на Марсе есть каналы, а раз есть каналы, то значит есть и цивилизация, которая их отрыла. Или по крайней мере была.

Разгорелись дискуссии о том, какая она – жизнь на Марсе, и кто же все-таки мог построить те самые "каналы", и сумеет ли человечество хоть когда-нибудь вступить с этим "кем-то" в контакт и каким образом. В результате сам Скиапарелли тоже оказался очарован теорией "каналов" и в 1890 г.оду опубликовал статью о разумной жизни на Марсе. В 1985 году он же выпустил карту поверхности Красной планеты, на которую нанес более сотни каналов с собственными названиями.

В 1902 году маслица в огонь подлил легендарный Тесла, заявив, что приемники в Колорадской лаборатории уловили неизвестный радиосигнал, который мог быть послан с других планет, в частности – с Марса.

Пока сторонники каналов и марсианской жизни яростно отбивали атаки скептиков, в их собственных рядах наметился раскол. Против Скиапарелли, считавшего Марс развитым и цветущим, выступил американец Персиваль Лоувелл, который заявил, что большая часть поверхности планеты на самом деле представляет собой пустыню, а каналы всего лишь позволяют поддерживать существование жалких остатков некогда великой цивилизации. И, скорее всего, не позволяют, а "позволяли". В общем, все умерли и никого нет дома. Сторонники жизни на Марсе тут же раскололись на "скиапареллистов" и "лоувеллистов".

Война миров

Пока ученые спорили, писатели-фантасты скрипели перьями в поте лица своего, населяя Марс всевозможными существами, разумными и не очень. Одни из них были более или менее похожими на людей, другие напоминали оживших персонажей с картин Босха и ранних сюрреалистов. Разумеется, и среди фантастов тоже появились свои "скиапареллисты" и "лоувеллисты". Первые считали что на Марсе построена высокоразвитая цивилизация, давно обогнавшая земную как в техническом, так и в гуманитарном отношении, и что землянам, конечно же, есть чему у нее поучиться. В основном эту идею разделяли авторы всевозможных утопий, среди которых, в свете последних веяний науки, стало модным помещать идеальное общество не на территорию затонувшей Атлантиды, а на соседнюю планету.

"Лоувеллисты" – сторонники теории "умирающего Марса" (к которым принадлежал, к примеру, Уэллс) полагали, что цивилизация Красной планеты находится в глубоком упадке и давно истощила все доступные природные ресурсы, а это значит, что марсиане будут либо стремиться к захвату Земли, либо станут всячески уклоняться от контакта.

Первым романом "марсианской" фантастики официально считается "Через Зодиак" американца Перси Грега, опубликованный в 1880 году. В нем марсиане описаны как маленькая злобная раса, считающая себя единственным видом разумных существ во Вселенной и ведущая постоянные гражданские войны. Кстати, в "Зодиаке" задолго до Толкиена был придуман вымышленный язык иной расы, ну и за компанию впервые был употреблен термин "астронавт", которым американцы пользуются до сих пор.

Фото: ИТАР-ТАСС

В 1894 году вышел роман Поупа "Путешествие на Марс". Там марсиане были выведены уже более похожими на людей и делились на три расы по цвету кожи: "красных", "желтых" (с принцессой которых у главного героя был роман) и "синих". При достаточно высоком уровне развития технологии на Марсе Поупа сохранялся рыцарский кодекс чести, а войны велись только холодным оружием. При этом марсиане ездили на "эфирных мобилях", были знакомы с антигравитацией, для связи использовали нечто вроде телефона и активно развивали свои психические способности, умели вызывать духов и предсказывать будущее.

Роману Курда Лассвица "На двух планетах" к сожалению, не повезло. Для мирового читателя он прошел незамеченным, потому что вышел в печать одновременно с "Войной миров" Уэллса, для советского – потому что его первый перевод на русский язык совпал с выходом "Аэлиты" Алексея Толстого. А жаль. Даже сложно себе представить, как развивалась бы в дальнейшем фантастика, если бы автором самого читаемого романа о войне Марса и Земли стал Лассвиц, а не Уэллс. Позволю себе лишь высказать смелое предположение, что Риддли Скотт в этом случае вряд ли снял бы своего "Чужого" со всеми сиквелами.

"С человеческой точки зрения, общественный строй марсиан, естественно, казался утопией. Правительства некоторых государств земного шара боялись, что увлечение марсианской культурой вызовет желание коренных социальных реформ и связанные с этим волнения. Земледельческое население было очень обеспокоено угрожающей ему конкуренцией в добывании жизненных средств и возможной необходимостью ликвидировать сельскохозяйственную промышленность. Рабочие же, напротив, приветствовали марсианские достижения, как средство освобождения от угнетающих условий труда, и надеялись на скорые результаты марсианского влияния".
(Первый контакт по версии Лассвица)

Итак, марсиане (самоназвание - нумэ) у Лассвица – это высокоразвитая цивилизация, объединенная под властью одного государства (Соединенных Штатов Марса) и практически забывшая о войнах. До того как воздушный шар с двумя немецкими исследователями не был случайно затянут в марсианский космический лифт, нумэ вели на Земле крайне осторожную работу, направленную на то, чтобы постепенно поднять человечество до своего уровня развития (не у Лассвица ли Стругацкие позаимствовали идею прогрессорства?).

Первый контакт кончился тем, что британский флот начал боевые действия против марсиан, которые в итоге вылились в мировую империалистическую войну за передел колоний. В ответ нумэ попытались объявить Землю своим протекторатом, потребовали всеобщего разоружения и выплаты дани, правда, не кровью и младенцами, а солнечной энергией. Кстати, Россия сопротивлялась гуманным инопланетным захватчикам до последнего и сдалась только после полного разрушения Москвы и Кронштадта. В финале транснациональная тайная организация "Лига Человечества" сумела поставить на марсианских планах жирный крест, украв военные технологии инопланетян и создав тайные вооруженные силы. После ряда чувствительных поражений марсианам пришлось уйти с Земли и подписать мирный договор.

Марсиане Лассвица практически не отличались от людей ни внешне, ни биологически, но обладали высокоразвитым интеллектом и большей, чем у людей, способностью к эмпатии.

Про "Войну миров" Герберта Уэллса и так все знают. Кто не читал книгу, – тот наверняка смотрел фильм с Томом Крузом в главной роли. Там все просто: слизняки-вампиры на боевых треножниках нападают на графство Суррей, воруют людей и выкачивают из них кровь. Такие марсиане, разумеется, не могли вызвать у землян ни малейших этических вопросов, с ними нельзя было вести переговоров и спорить об общественном строе и вопросах всеобщего блага. Их надо было просто уничтожать при первой же возможности:

"Большая сероватая круглая туша, величиной, пожалуй, с медведя, медленно, с трудом вылезала из цилиндра. Высунувшись на свет, она залоснилась, точно мокрый ремень. Два больших темных глаза пристально смотрели на меня. У чудовища была круглая голова и, если можно так выразиться, лицо. Под глазами находился рот, края которого двигались и дрожали, выпуская слюну. Чудовище тяжело дышало, и все его тело судорожно пульсировало. Одно его тонкое щупальце упиралось в край цилиндра, другим оно размахивало в воздухе". (Описание марсианина у Уэллса)

На самом деле очень даже может быть, что никакие не слизняки, а представители вида "человек интеллектуальный" – существа, у которых за ненадобностью атрофировалось все, кроме мозга: и ручки-ножки и пищеварительная система. Почти таких же сегодня изображают карикатуристы в качестве финальной стадии эволюции пользователей компьютеров. Кроме них, при осмотре треножников марсиан были обнаружены останки человекоподобных существ, судя по всему, привезенных захватчиками с собой в качестве "живых консервов" на первое время. Что это за существа и обладали ли они разумом – Уэллс не поясняет. Еще один любопытный факт: марсиане создали технологии, намного превосходящие все то, что имелось у землян, но при этом ни один из их механизмов не использовал колесо.

Когда "Война миров" вышла, читающая Британия однозначно восприняла ее как здоровенный интеллигентский кукиш в сторону Киплинга и плевок в адрес британской колониальной политики. В самом начале Уэллс даже специально указывает правильное направление мысли: "Прежде чем судить их слишком строго, мы должны припомнить, как беспощадно уничтожали сами люди не только животных, таких как вымершие бизон и птица додо, но и себе подобных представителей низших рас. Жители Тасмании, например, были уничтожены до последнего за 50 лет истребительной войны, затеянной иммигрантами из Европы. Разве мы сами уж такие поборники милосердия, что можем возмущаться марсианами, действовавшими в том же духе?".

Между прочим, помимо гигантских "надмозгов" у Уэллса были и другие марсиане. За год до "Войны миров" он опубликовал рассказ "Хрустальное яйцо", в котором описывал марсиан как гигантских бабочек с хватательными щупальцами, но тут он был не оригинален.

Мода на "легких марсиан" с крылышками или удлиненными конечностями возникла после того, как ученые выяснили, что сила тяготения на Марсе примерно в 2,63 раза меньше земной. Первым этот участок застолбил великий французский классик Ги де Мопассан со своим рассказом "Марсианин" (1887), где он описал существ, парящих в воздухе "подобно ангелам на картинке". За ним последовали Жорж Ле Фор и Анри де Граффиньи со своей четырехтомной сагой "Необыкновенные приключения русского ученого". А Уэллс через несколько лет после ошеломляющего успеха своего романа написал еще и статью "Существа, которые живут на Марсе", в которой он в очередной раз перекроил созданный им же ранее образ с учетом последних научных данных. Благодаря открытиям астрономов писатель уже знал, что атмосфера на Марсе менее плотная и более сухая, поэтому марсиан "версии 3.0" он изобразил как вытянутых существ на тонких конечностях с огромными ушами и мощными легкими, а в самом конце предположил, что, скорее всего, они будут с ног до головы покрыты перьями или шерстью.

Особняком от всего этого стоят "Записки о кошачьем городе" Лао Ше (1932) – памфлет , в котором под видом марсианской цивилизации разумных кошек в сатирической форме был выведен Китай первой трети XX века. Ближайший аналог в русской литературе – "История одного города" Салтыкова-Щедрина.

Наш советский Марс

"Марсианский" роман №1 в советской фантастике – это, конечно же, "Аэлита" Алексея Толстого, тут двух мнений быть не может. Марс в нем изображен по всем канонам "лоувеллистов" – умирающая планета, угасающая цивилизация. Миром правят декаденты-аристократы из Высшего Совета, рабочие вкалывают до седьмого пота, но не восстают, поскольку правительство регулярно проводит для них игры, устраивает лотерею с цифровыми колесами и организует коллективные сеансы воскурения хавры – местного легкого наркотика.

Кадр из мини-сериала "Марсианские хроники", 1980

"Мы должны умереть спокойно на порогах своих жилищ. Пусть красные лучи Талцетла светят нам издалека. Мы не пустим к себе чужеземцев. Мы построим новые станции на полюсах и окружим планету непроницаемой броней. Мы разрушим Соацеру – гнездо анархии и безумных надежд – здесь, здесь родился этот преступный план сношения с Землей. Мы пройдем плугом по площадям. Мы оставим лишь необходимые для жизни учреждения и предприятия. В них мы заставим работать преступников, алкоголиков, сумасшедших, всех мечтателей несбыточного. Мы закуем их в цепи. Даруем им жизнь, которой они так жаждут. Всем, кто согласен с нами, кто подчиняется нашей воле, мы отведем сельскую усадьбу и обеспечим жизнь и комфорт. Двадцать тысячелетий каторжного труда дают нам право жить, наконец, праздно, тихо и созерцательно. Конец цивилизации будет покрыт венцом золотого века”.
(Национальная идея по версии марсианской правящей элиты в романе Толстого )

В общем, на Марсе царят тщета и безысходность, и даже прилетевшие с Земли ученый Лось с революционным красноармейцем Гусевым оказываются не в силах что-либо изменить. Эта трагическая концовка настолько обидела читателей, что сиквелы на "Аэлиту" появляются до сих пор с завидной регулярностью. Помимо прямых продолжений, таких как "Возвращение Аэлиты", "И водрузим мы на Марсе красное знамя труда" Чекмарева и головачевских "Магацитлов", советские фантасты еще во времена оные настрочили книжек про успешный экспорт революции и последних достижений социализма с Земли на Марс примерно на небольшую отдельную полку. Пожалуй, самый интересный роман из этой серии – "Марс пробуждается" Константина Волкова (1961).

Были на Руси и свои "скиапареллисты", причем еще до Толстого. Роман Богданова "Красная звезда" (1908) – один из последних примеров классической утопии в русской литературе. Впрочем, не так-то все просто. На Марсе, конечно же, построено справедливое общество с отсутствием частной собственности, равноправием полов и даже с полной свободой сексуальных отношений. Но при этом гуманные местные жители горячо обсуждают весьма насущный вопрос: стоит ли им в поисках радиоактивных элементов сперва колонизировать Венеру или все-таки для начала вырезать под корень население Земли как отсталое и не поддающееся перевоспитанию? Такой вот интересный коммунизм.

Пауки и принцессы – мир марсианского фэнтези

Где-то на стыке между прекраснодушным "скиаппареллизмом" и мрачным "лоувеллизмом" возник весьма специфический и уже чисто развлекательный жанр "марсианской" фэнтези, авторы которого населяли Красную планету меднокожими варварами, скачущими по пустыням на огромных ящерицах, прекрасными принцессами и технологически развитыми обществами с отсталыми формами правления вроде монархии или жреческой теократии. Основоположником и законодателем мод стал, конечно же, Эдгар Райс Берроуз.

Берроуз в буквальном смысле выжал из марсианской темы все возможное, написав в соавторстве со своим старшим сыном целый "Барсумский цикл" из 11 книг. Получился весьма ядреный коктейль из вестерна, рыцарских романов, фэнтези и научной фантастики, до сих пор популярный у читателей, судя по числу переизданий. Там есть буквально все: населенные чудовищами руины древних городов на берегах пересохших океанов, орды варваров с мечами и копьями, безумные ученые со своими гениальными изобретениями, короли, жрецы, пираты и каннибалы, летающие корабли, тайные секты и суперкомпьютеры. Еще есть принцесса, которую буквально в каждой книге кто-нибудь похищает и которую все время надо спасать. В общем, жизнь бьет ключом.

Кадр из мини-сериала "Марсианские хроники", 1980

Главный герой -– простой кавалерист-южанин, "попаданец" и супермен на полставки Джон Картер, благодаря разнице между земной и марсианской гравитацией, получает неоспоримые преимущества перед местными конкурентами в виде способностей прыгнуть выше головы и начистить репу любому местному Шварценеггеру. С таким багажом он, конечно же, всех побеждает, спасает принцессу и становится владыкой Марса – "джеддаком джеддаков". А потом еще раз и еще раз, и еще много-много раз. В общем, читайте все книги "Барсумского цикла" самостоятельно, а если лень – то посмотрите снятый студией Диснея в 2012 году фильм "Джон Картер". Можно разве что отметить пикантную деталь: несмотря на то что большинство рас Барсума похожи на людей, размножаются девы Марса, откладывая яйца, то есть их физиология весьма отличается от человеческой. При этом у людей с марсианами могут быть дети, вот как хотите, так и понимайте, на то она и фантастика.

Что характерно даже после научных открытий середины XX века, "марсианское" фэнтези не утратило свою популярность. В 1965 году Майкл Муркок выпустил свой аналогичный цикл (правда, всего лишь из трех книг) – "Город Зверя", "Повелитель пауков", "Хозяева ямы" – и снова имел успех у читателей.

Уже в наши дни по мотивам "марсианской" фэнтези геймдизайнер Фрэнк Чэдуик создал для компании GDW Games игровой мир "Space 1889", где земляне на эфирных кораблях сумели колонизировать Марс и Венеру в в Викторианскую эпоху. Марс в "Space 1889" мало чем отличается от Барсума у Берроуза – варвары, принцессы, летающие корабли, чудовища и приключения. Еще есть "высшие марсиане" – раса психократов и обладателей загадочных технологий, загадочные артефакты, летучее дерево с антигравитационными свойствами и многое другое.

К сожалению, этому очень удачному сеттингу не повезло, поскольку вышел он примерно за 20 лет до того, как по всему миру началась повальная мода на стимпанк и Шерлока Холмса. Книжки с игровыми правилами, правда, выходят и до сих пор, но сам мир "Space 1889" не известен практически никому, кроме узкого круга любителей настольных ролевых игр. Однако была и одноименная компьютерная RPG, но поскольку вышла она еще в 1990 году, про нее уже давно забыли.

Фото: ИТАР-ТАСС

Уголок сатиры и юмора

За всю первую половину XX века "марсианской" фантастики понаписали столько, что даже ее авторам стал понятен весь уровень абсурда. Естественной реакцией на терриконы книжек про нашествие кровососущих и летающих марсиан стало появление пародий. В рассказе "Послание с Марса" Клиффорда Саймака планета населена разумными лилиями, которые пытаются завоевать землю, посылая туда корабли со своими семенами в качестве подарка от внеземной цивилизации.

У Фредерика Брауна в романе "Марсиане, убирайтесь домой!" (1955) на Землю прилетает раса мелких пакостников, для которой не существует понятия "приватность". Марсиане способны видеть сквозь любые твердые объекты и читать мысли и к тому же – абсолютно неуязвимы. Один из них, шутки ради, взял и уселся на водородную бомбу во время испытаний. В результате на Земле начался кошмар, по сравнению с которым нашествие уэллсовских треножников выглядело детской забавой. На какое-то время люди даже перестали делать детей (а кому охота заниматься сексом, зная, что почти наверняка за тобой подглядывает какой-нибудь марсианин, и не просто подглядывает, а в любой момент может начать отпускать издевательские комментарии?). Когда пришельцы наконец всех достали, то выяснилось, что достаточно очень сильно захотеть, и они исчезнут.

Но лучше всех по всей "марсианской" фантастике разом прошелся автор классической космооперы Эдвард Мур Гамильтон. Пару десятков лет он стриг доллары с гонораров за романы про Звездных Волков и Арфисток Титана, а потом сел и написал замечательный рассказ "Невероятный мир", в котором Марс оказывается населенным всеми порождениями разума земных писателей сразу, из-за чего марсианам живется плохо и землян они, конечно же, люто ненавидят:

– Так вот, значит, почему Марс так дьявольски переполнен сейчас! – воскликнул гневно Ард Барк, сверкнув на Лестера и Хоскинса своими выпуклыми глазами. – И все это по вашей вине, люди с Земли! Не пиши вы столько дурацких рассказов, у нас никогда не было бы такой кутерьмы… – Жукоглазый марсианин указал на гневную толпу позади себя. – Посмотрите на эту толпу, на марсиан всех цветов, размеров и форм! Почему, черт возьми, ваши земные писатели не могут удовольствоваться только одним типом марсиан в своих рассказах? Тогда здесь все было бы в порядке. Но нет, каждый проклятый писака должен выдумать еще более дьявольский сорт марсиан! И на планете становится так тесно от всяких странных типов, что никогда не знаешь о какой-нибудь новой твари: страшное ли это чудовище или только новый сорт марсиан?

Ок Вок, стоявший рядом с Ард Барком, добавил и свое яростное обвинение:

– И почему, черт возьми, вы даете нам такие дурацкие имена? Вот смотрите на меня. Ок Вок — – как вам нравится такое имя? Оно звучит, как предсмертная икота.

К этому же направлению относится и поздний социальный роман Стругацких "Второе нашествие марсиан". Вроде как пришельцы и напали на Землю, но при этом их никто толком в глаза не видел; для большинства населения "марсиане" существуют исключительно в информационном пространстве. Человечество успокаивается и быстро возвращается к привычному, обывательскому образу жизни, не забывая при этом сдавать желудочный сок, за который инопланетные захватчики готовы платить неплохие деньги.

Чудовища и ушельцы

Несмотря на то, что проведенный в 1907 году первый спектральный анализ атмосферы Марса показал отсутствие следов водяного пара, научное сообщество бредило "каналами" до середины XX века. И лишь когда стало ясно, что прямые линии на поверхности планеты – это не более чем иллюзия, созданная неровностями рельефа и дрожанием изображения в старинных оптических телескопах, все наконец успокоились, и поле битвы осталось за скептиками.

Окончательную точку в данном вопросе поставил подлетевший к Марсу американский аппарат Mariner-9, который сфотографировал 85% поверхности планеты с километровым разрешением и никаких “каналов” не нашел. Спустившиеся на поверхность марсоходы немного поездили туда-сюда и выяснили, что вода в жидком состоянии там все-таки была, но вся вышла задолго до того, как на Земле возникла хоть какая-то жизнь – около 4 четырех миллиардов лет назад. Зато льда на Марсе сколько угодно.

Место "каналов" в фантастике второй половины XX века ненадолго занял "марсианский сфинкс" – сфотографированный станцией "Викинг-1" холм в северном полушарии планеты, отдаленно похожий на человеческое лицо. Впрочем, благодаря фотографиям с Mars Global Surveyor стало ясно: человечество снова "повелось" на оптическую иллюзию, вызванную игрой света и тени в момент съемки. Однако фантастам эти приземленные соображения ничуть не мешают.

Первая ласточка новой эры – цикл "Марсианские хроники" Брэдбери , написан уже не про Марс вовсе (хоть в некоторых интервью писатель признавался, что начал писать эти рассказы в подражание Берроузу, потому что у него не было денег на книжки про Барсум) и не про марсиан никаких, а про столкновение двух разных культур, закончившееся смертью одной из них, про упрямство и стремление к конфликтам, про ненависть и готовность к самопожертвованию, благородство и глупость, присущие каждому человеку.

Именно поэтому Марс у Брэдбери такой разный – то это цветущая планета, заселенная человекоподобными существами, то песчаная пустыня, по которой бродят лишь призраки ее бывших обитателей. Конечно же, это не реальная планета, а метафора детства, старости, одиночества, счастья или, наоборот, безграничного отчаяния. Впрочем, философского подтекста в "Хрониках" столько, что литературоведы, разбирая их, исписали целые тома и защитили кипы диссертаций. В итоге именно Брэдбери весь мир считает "марсианином № 1", и если на Марсе когда-нибудь построят город, то наверняка назовут в его честь.

В целом научные открытия второй половины прошлого столетия отразились на "марсианской" фантастике весьма странным образом – вместо разумных существ авторы стали населять Красную планету всевозможными чудовищами и иногда оставлять на ней руины непонятных, давно исчезнувших цивилизаций. Можно сказать, что Лоувелл в итоге окончательно одержал победу над Скиапарелли, если не в научной дискуссии, то хотя бы на страницах фантастических романов.

Так, у Стругацких в романах "Полдень, XXII век" и "Стажеры" на Марсе есть только холодная пустыня, в которой живут ящерицы-хамелеоны и зубастые песчаные пиявки - прожорливые, с гибким змееподобным телом и нападают только справа. Изучая поведение "пиявок", земляне приходят к выводу, что когда-то на Марсе обитали и более развитые существа. Потом выясняется, что "серые развалины", мимо которых они ходили каждый день, вовсе не остатки базы предыдущей экспедиции, а руины неизвестной цивилизации, а Фобос – никакой не спутник, а замаскированная космическая станция загадочных Странников.

Фото: ИТАР-ТАСС

Но в основном в теме марсианских чудовищ отметились не столько писатели, сколько кинорежиссеры. В 1959 году Эйб Мельхиор снял фильм "Злая красная планета" – из космоса возвращается корабль, с которым ранее была утрачена связь. Оказалось, что, высадившись на Марс, земляне столкнулись с ужасным монстром - помесью летучей мыши и гигантского то ли паука, то ли краба. Предшественник "Чужих" едва не изничтожил весь экипаж корабля, а встреченный гуманоидный марсианин дал им напоследок совет: "Земляне, оставайтесь дома, нечего вам на других планетах делать!".

В фильме "Невидимый враг" (1964), снятом Байроном Хаскиным для сериала "Внешние пределы", на Марс улетает экспедиция и исчезает в полном составе. Следующая экспедиция пытается установить причины непонятного исчезновения первой. Астронавты выясняют, что в дюнах Красной планеты водятся "песчаные акулы", готовые мгновенно сожрать любого, кто попадет на их территорию.

У Джона Карпентера в "Призраках Марса" (2001) шахтеры случайно вскрывают древний марсианский склеп, и оттуда вылезают озлобленные на все живое призраки, захватывающие разум людей, от чего те начинают совершать жестокие и кровавые убийства. А в 2013 году Рори Робинсон снял точно такой же фильм "Последние дни на Марсе", только вместо призраков у него там фигурирует бактерия, превращающая людей в зубастых зомби.

Ну и конечно же, в этом месте нельзя не вспомнить про компьютерную игру всех времен и народов – DOOM, действие которой происходит на марсианских лунах, правда чудовища не местные, а появляются из адского портала.
На этом безрадостном фоне относительно светлое впечатление остается от фильма Брайана де Пальмы "Миссия на Марс", где "сфинкс" оказывается базой пришельцев, в которой содержится оставленная специально для землян информация об их общем с марсианами происхождении и космический корабль, на котором можно слетать в гости к своим далеким предкам.

Марс без марсиан

Строго говоря, романы, фильмы и игровые сеттинги, в которых действие происходит на Марсе после колонизации его землянами, к "марсианской" фантастике прямого отношения не имеют. Хотя бы потому, что в них нет марсиан, как таковых, а есть переселенцы и их потомки, а самой планете отводится исключительно роль декорации. Примеров – масса, тут вам и фильм "Вспомнить все" со Шварценеггером в главной роли, и его недавний сиквел, и игры серий "Red Faction" – о вооруженном восстании марсианских шахтеров против эксплуатирующей их труд корпорации, и UFO, в которой пришельцы из других звездных систем устраивают на Марсе промежуточную базу для нападения на Землю.

Пожалуй, что в отдельную категорию имеет смысл выделить те романы и игровые миры, в которых марсианским поселенцам удалось создать свою собственную самобытную цивилизацию и успешно отделиться от Земли. Например, в трилогии Ким Стенли Робинсон ("Красный Марс" (1992), "Зеленый Марс" (1993) и "Голубой Марс" (1996)) на планету высаживаются 100 колонистов: 50 мужчин и 50 женщин, представляющих основные нации Земли. В первом томе они начинают процесс терраформирования и заодно сражаются с агентами партий, выступающих за "нетронутый девственный Марс". Во втором томе, действие которого происходит после 2061 года, люди уже расселились по всей планете, а транснациональные корпорации ведут жестокую борьбу за марсианские ресурсы, от которой страдают прежде всего колонисты. В третьем томе планета уже полностью преобразована и ее населению приходится воевать с Землей за свою независимость.

Фото: ИТАР-ТАСС

Но пожалуй, интереснее всего марсианская "человеческая" цивилизация выведена в сеттинге "Warhammer 40 000", включающем в себя настольный "варгейм", целую библиотеку фантастических романов и более 10 десяти компьютерных игр самых разных жанров. После падения первой человеческой империи (события, известные как "Эра Раздора") жители Марса начали войну с Землей за обладание остатками ресурсов Солнечной системы. Начавшийся голод почти выкосил население обеих планет, а их уцелевшие жители скатились до состояния варварства. Многие технологии были уничтожены или забыты, и марсианам пришлось взяться за сохранение оставшегося. В таких условиях и возникла специфическая марсианская религия – культ Омниссии, Бога-Ммашины, последователи которого, называвшие себя техножрецами, стали утверждать, что в любом, даже самом примитивном устройстве, обитает машинный дух, к которому надо обращаться с молитвой для того, чтобы все работало как надо.

С дальнейшим развитием своей философии, техножрецы пришли к выводу о том, что любое знание само по себе несет божественную искру. Все человеческое они стали воспринимать как нечто порочное, подверженное слабостям разума и плоти. Чтобы подняться над ними и стать ближе к совершенным машинам, сами Механикус начали заменять отдельные части своих тел на бионические протезы и аугметику. Величайшей наградой и завершением пути стало считаться полное слияние с Омниссией, то есть помещение разума внутрь компьютера.

После великой унии Марса с Землей (основанной на признании Императора человечества воплощением Омниссии), Красная планета и ее колонии ("миры-кузницы") превратились в "технологический придаток" разросшегося на всю Галактику Империума. Именно марсианскими техножрецами производятся большинство космических кораблей, оружие для орденов Космодесанта и Имперской Гвардии, могущественные боевые мехи – Титаны и вообще все более или менее сложные устройства. Помимо Марса, Адептус Механикус принадлежат многие тысячи миров-кузниц в других звездных системах.

Алексей Байков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика