Москва 24

Культура

20 апреля, 2016

Найк Борзов: "Пустота для меня всегда чем-то наполнена"

Фото: Илья Нодия/Предоставлено пресс-службой Найка Борзова

В сидячих залах Найк Борзов не играет никогда. Не так уж часто можно услышать его песни в спокойном режиме, чем-то напоминающем вновь возвращающиеся в моду "квартирные" концерты. Свой новый альбом "Молекула", собранный из камерно исполненных известных песен, Найк презентует 22 апреля в Центральном доме художника, а сегодня отвечает на вопросы обозревателя m24.RU Алексея Певчева.

– Зачем тебе как человеку, не испытывающему упадка вдохновения и сюжетов для новых песен, понадобилось переписывать и переиздавать, известные, пускай и очень достойные, песни, или здесь имеет место какое-то творческое переосмысление?

– Да не было никакого переосмысления. История такая: мы в конце 2014 года начали играть акустические концерты. Тогда я привлек для этого перкуссионистку, которая играет у меня на инструменте под названием кахон. Мне он понравился тем, что похож на старую драм-машинку, на которой ты играешь руками, а не пальчиками набиваешь. Вот с таким моим ощущением мы и придали этим вещам более трансовую сторону с прямолинейными битами. Начали давать такие концерты, и реакция людей на это действие, и наше собственное ощущение привели к тому, что в течение года меня начала преследовала мысль, что это надо записать. И вот в зале Дома культуры города Видное постройки сороковых годов прошлого века мы все это сделали. Антураж там был точно такой, как надо: женщины в красных косынках, кружащиеся в хороводах, общая архитектура, настоящая Лени Рифеншталь. В этом зале специальная акустика, заточенная под то, чтобы там играли оркестры русских народных инструментов или пели артисты без электричества. Наставили в этом зале микрофонов и записали 20 песен. Почему песни старые? Программа концертная, и в основном в нее входят, понятное дело, известные песни. Ну а для того, чтобы не совсем скучно было, я решил вставить и пару новых вещей. Никакого концептуального переосмысления у меня нет... Просто захотели это дело зафиксировать.

Фото: Илья Нодия/Предоставлено пресс-службой Найка Борзова

– Мне показалось, на "Молекуле" ты испытываешь определенную ностальгию по временам unplugged – записей, когда-то очень популярных, но постепенно отодвинутых ремиксами и исполнением в сопровождении симфонических оркестров.

– Можно сказать и так. В основном в unplugged используют всякие барабанные установки и всякие штуки, которые, по большому счету, тоже можно не подключать. Наш кахон и плюс специально подобранная к нему разная дополнительная перкуссия создают ощущение драм-машинки и, как следствие, "техно". Поскольку же все сыграно на таких допотопных инструментах типа гитар, скрипочек, флейт, дудочек и баяна, то здесь появляется то, что условно можно назвать "этно". В связи с этим у нас родилось шуточное название "этно-техно", которое прижилось и даже используется как хэштег. В принципе – да, мне хотелось записать акустическую пластинку и, скажу тебе честно, я думал об этом на протяжении всей своей музыкальной жизни. У меня есть запись 1984 года, это мой самый первый альбом, который не издан, не выходил нигде. Так вот, он именно акустический, называется "Диалог со стеной", на нем и акустическая музыка, и балладки какие-то сумасшедшие. В принципе акустика для меня – это вполне нормально и естественно, некий такой "отступательный" шаг от своего основного направления.

– Ты каким-то образом обозначаешь это направление? Все-таки в массовом понимании ты – поющий поэт, сконцентрированный на пении под гитару в сопровождении группы – максимально четкий и концентрированный метод донесения информации. Тебе не кажется, что дополнительные технические навороты отвлекают слушателя?

– В разные периоды, мне кажется, по-разному. Где-то я увлекаюсь этой техникой, а где-то она абсолютно точно не нужна. Например, последние лет шесть я куда меньше экспериментирую со звуком, меня тянет к куда более простым способам выражения. Меня привлекает красота в простоте, и даже пустота для меня все-таки является чем-то наполненным. Я такими категориями мыслю уже какое-то время. Вспомни мои альбомы "Заноза" или "Погружение", где все вообще сделано на странных драм-машинках, органчиках непонятных и где экспериментов, вроде бы, было прилично. Посмотрим, что будет дальше, я не знаю, куда меня сейчас дальше кинет. Мои альбомы "Избранное" и "Молекула" можно назвать виртуальной чертой, когда один этап сменяет другой.

Фото: Илья Нодия/Предоставлено пресс-службой Найка Борзова

– Понятно, что тебе не обойтись без исполнения "Лошадки" – это твой Satisfaction, от которого никуда не деться. Но не кажется ли тебе, что "Три слова" и "Верхом на звезде" сейчас могут казаться слишком привязанными к тому времени и тому Найку Борзову?

– Ну, эти песни стоят у меня в программе и, как мне кажется, никто не обламывается. Мы начинаем концерты с песни "Три слова", и все всем понятно сразу. Я ни в каких свои песнях до сих пор не хожу вокруг да около, в них все просто и понятно, но тем не менее интересно.

– Чем тебя, предпочитающего все-таки выступления в клубах, позволяющих не воспринимать твою музыку статично, прельстил ЦДХ, ориентированный больше на аудиторию "Несчастного случая" или Леонида Федорова?

– Мне всегда хотелось попробовать в сидячем зале поиграть. Тем более что акустическая программа, несмотря на то что она трансовая, прикольно слушается в удобном кресле. Такое ощущение, что ты сидишь дома и в огромных наушниках слушаешь музыку.

– У тебя сейчас, пожалуй, самый сильный состав за всю историю существования команды: гитарист Илья Шаповалов (Easy M, "Кета", Mash Era, экс-"Токио"), Владимир "Корней" Корниенко (Земфира, "Ночные снайперы", "Ундервуд"), Евгений Джон ("Гитары Stereo", "Бигуди", Easy M, Вася Зоркий,John Tot), барабанщик Евгений Бордан (Krugers, Вася Обломов, Мара). Ты не ревнуешь их к сольным проектам?

– Да, состав мощный и классный. И звучит все благодаря парням круто и интересно. В принципе, несмотря на то что мы ничего нового сейчас не делаем, все подается очень свежо и немножко непохоже на то, что есть. И меня это действительно вставляет.

Фото: Илья Нодия/Предоставлено пресс-службой Найка Борзова

Брось, ну какая ревность! У меня состав из музыкантов, реальных монстров. Поэтому никаких напрягов ни у меня с ними, ни у них со мной нет, мы все играем с удовольствием. Ничего не забывается, все делается вовремя, идеи реализовываются с правильным отношением и подходом. У каждого из них свои сольные проекты, и это прекрасно! Они самодостаточные, реально интересные музыканты, они могут творить, а не только снимать партии, которые для них готовят. И мы творим вместе, это круто.

– Ну а прекрасная девушка на кахоне?

– Это Аня Шленская из группы "Пакава Ить". Когда возникла эта идея, я позвонил Эдику Шуму (диджей, продюсер, – авт.) и спросил: "Есть у тебя классная девушка, играющая на кахоне?" Вот он меня на Аню и навел. Мы с ней сразу сыгрались и сошлись по-человечески.

– В ЦДХ вы сыграете полновесный концерт или акцент на альбоме?

– Мы сыграем полностью программу из 20 песен, вошедших в альбом, от начала до конца. Никаких спецэффектов, дыма, 3D-графики, специальных гостей, одна только музыка – красивая, угарная и славная. Чистое наслаждение.

Дата: 22 апреля в 20:00

Место: ЦДХ

Цена: от 1600 рублей

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика