Москва 24

Культура

20 января, 12:51

Дмитрий Каварга: "Обновления убивают рутину и превращают жизнь в постоянный эксперимент"

Художник Дмитрий Каварга – настоящий творец нашего времени, который предпочитает оставаться практически инкогнито, говоря с миром исключительно посредством своих скульптур и инсталляций. Поговорили с Дмитрием о том, что значат работы, для кого он их создает и почему предпочитает жить практически в лесу, вдали от мегаполиса.

"Полиэфирное вещество". Фото: kawarga.ru

Дмитрий, вы профессиональный скульптор, но при этом создаете еще и инсталляции, причем очень необычные. Как долго вы искали свой путь в искусстве?

Я занимаюсь искусством с самого детства, не отвлекаясь ни на что другое. Художественное формирование я получил в среде московских нонконформистов и неоэкспрессионистов. Это была уникальная ситуация: в то время в СССР главенствовал социалистический реализм и лишь небольшое сообщество художников работало вопреки системе в совсем других авангардных направлениях искусства. Как раз в этом кругу я и провел детство и юность. Все было прекрасно, у меня был мощный старт, но затем мне потребовались 10-летия на формирования собственного творческого пути. Впрочем, я и сейчас в поиске…

Что вас вдохновило на ваши работы? Есть ли какая-то отправная точка?

Большую часть жизни я находился на территории живописи, даже не мысля ни о какой скульптуре. Однажды, мне показалось интересным увеличить фактурность масляных красок, тени от мазков придавали картине новые свойства. Тогда это был микроскопический эксперимент, но он стал ключом к порталу.

За несколько лет мои картины превратились в гигантские тяжелые рельефы, а затем от одного пятиметрового рельефа отделилась самостоятельная скульптура. Дальнейшая трансформация была стремительной: скульптура стала интерактивной, мутировала в инсталляцию, роботизированные кинетические объекты, уличные скульптуры, некоторые из которых даже замахнулись на архитектуру.

Работы стали технологичными и мультимедийными, но к холстам и краскам я обязательно вернусь и уже совсем скоро. Мне нравятся обновления — они убивают рутину и превращают жизнь в постоянный живой эксперимент.

"Диффундирование формообразований" 2005 г. Фото: Дмитрий Каварга, личный архив

Каким вы видите будущее ваших скульптур, что можете сказать о скульптуре "Транспортное вещество"?

Уже несколько лет я работаю над большим циклом ландшафтных объектов – мои "биоморфные вещества" взрастают там и тут, в лесах, городах и парках.

Скульптуры этого проекта очень живые и экспрессивные. Например, проект "Транспортное вещество", выставленный в Северном речном вокзале, сделан из деталей утилизированных автобусов. Это пятиметровая инсталляция, напоминающая гигантское фантастическое растение.

Я могу сравнить свои работы с мицелием гигантской грибницы – большая часть скрыта от глаз, но при этом они буквально проламывают почву своими нитями. Они несут в себе дух конкретного места, игнорируя навязчивые идеи рассудочности и упорядоченности. Будущее за свободой восприятия!

Как долго живут ваши работы?

Современные полимерные технологии позволяют создавать очень стойкие к старению работы. Речь о десятилетиях, точнее не скажу, потому что пока не наблюдал процесс их разложения.

Как долго шла работа над инсталляцией?

Работа над скульптурой заняла у меня полтора месяца непрерывной работы и большая удача, что зима немного затянула свой приход. Размеры и технология объекта таковы, что его возможно было создавать только во дворе мастерской. Теперь готовое "Транспортное вещество" простоит внутри Северного речного вокзала до конца января. Тихо и спокойно, под умиротворяющий эмбиент Эдуарда Артемьева и трансляцию "Соляриса" Андрея Тарковского.

"Транспортное вещество" экспозиция Музея Транспорта Москвы в поп-ап пространстве на Северном речном вокзале. Фото: Дмитрий Каварга, личный архив

Дмитрий, также в качестве официального партнера выставки Sculpture Reload выступила компания Porsche Russland. Что вы можете сказать об этом?

Да, этот проект создавался при поддержке брэнда Porsche. Стоит сказать, что изначально был мой замысел создать две скульптуры: одну большую, брутальную и дикую из деталей автобуса, а другую из тонких и изящных фрагментов Porsche. Эти детали сами по себе красивы и совершенны, они уже произведения технологичного искусства, и я рад, что не пришлось ощутить себя варваром, превращающим их в некое абстрактное формообразование… В данном случае, концептуально очень верно, что Porsche незримо фигурирует "за кадром" проекта, концентрируя в себе его сверхидею. Экологичность механизмов, безупречность эстетики форм, скорость – это наш мостик в будущее, которое уже здесь.

Фото: Porsche Newsroom Russia

В чем вы черпаете вдохновение? И что за проект "Каварга-скит" находится в Ленинградской области?

Это может прозвучать несколько странно и немного высокопарно, но меня вдохновляют вызовы, которые предоставляет судьба. Однажды я хотел купить маленький деревянный домик в глухом лесу. Открыл сайт объявлений, выбрал примерное место на карте, нашел что-то подходящее и недорогое на берегу озера. Позвонил продавцу, и в разговоре выяснилось, что он давно ждал кого-то, типа меня и настроен на сотрудничество. Он оказался владельцем 300 гектар земли в тех местах и хотел привлечь к ним внимание, но не знал как. Теперь там находится мой самый большой объект "Каварга-скит", в который я приезжаю как в своеобразный храм искусства, место уединения, концентрации и растворения в природе. Подобную ситуацию невозможно спланировать и реализовать специально.

Повлиял ли на вас и ваше творчество коронавирус?

Пожалуй, не особо, пару лет до его прихода я работал над большим проектом "Токсикоз Антропоцентризма", который лишь набрал свою актуальность теперь. Но надо сказать, что я всегда жил с ощущением некоего катастрофизма – он буквально растворен во мне и проявляется в работах своеобразной тревожностью.

Перед приходом коронавируса в нашу жизнь, я видел жуткие сны, наполненные болью. Ничего похожего мне не снилось никогда, и я подумал, что произойдет что-то ужасное. Так и вышло, как все мы знаем.

Вы коренной москвич, но при этом живете за городом. С чем это связано?

Да, я и мои родители москвичи, но по образу своей жизни я не являюсь активным горожанином и почти не участвую в городской жизни. Все эти бесконечные кафе, автомобили, общественные коммуникации, развлечения и даже выставки – едва ли мне интересны. Большая мастерская на участке земли, заросшим елями и моими скульптурами – вот место для безвылазного времяпровождения.

Но при этом ваши работы все-таки стоят еще и в сердце города. А как вы относитесь к сносу и/или появлению новых памятников?

Снос и установка памятников для меня, как художника, мало интересна. Памятник – это некий символ, визуальная закладка, чтобы коллективно о чем-то не забыть. Но, как правило, это не имеет отношения к искусству, а больше к истории, литературе и т.д. Думаю, время реалистических истуканов и памятников вообще прошло, пора впустить в города современную скульптуру, взаимодействующую с общественным пространством посредством языка искусства, а не литературных символов и штампов.

А каким вы, будучи, по сути, современным философом, видите будущее?

Один мой знакомый писатель сформулировал следующую фразу: "Крах проекта человечество". Она кажется мне очень точной по отношению к происходящему с нами.

Весь этот антропоцентризм – величайшая глупость, дурная порочная бесконечность, в которой мы родились и умрем, не в силах что-то изменить. Человечество напоминает мне плотоядную осу, которая откладывает свои яйца в жирную питательную личинку – нашу природу. Мне думается, что некий инопланетный организм когда-то поступил таким же образом, поместив зерно рассудочности в обезьяну. Она развилась и размножилась, но процесс еще не завершен – нас ждет стадия вылупления и расставание с биологическим носителем.

"Вещество и тело" 2018 г. роботизированная инсталляция "Эволюционное вещество" 2020 фрагмент. Из цикла "Архивация постчеловеческого компоста". Фото: Дмитрий Каварга, личный архив

Ваш любимый материал, из которого вы создаете свои шедевры – это пластики и металлы, их различные сочетания. Почему выбор пал именно на них?

Уже много лет я работаю с различными полимерами и все свои работы делаю с их помощью. Полимерные технологии отравляют организм, но взамен дают возможность воплощать любые идеи и творческие фантазии. Мастерская забита всевозможными аппаратами и емкостями со странными жидкостями. На стенах висят противогазы и защитные костюмы. Вместо того, чтобы просто рисовать акварелью на бумаге – я по собственной воле погрузил себя в этот технологический и дорогостоящий ад. Почему-то мне кажется, что для достижения цели нужно совершать большие усилия и даже жертвы, хотя, конечно же, это очередное заблуждение…

Процесс создания цикла лэнд-арт скульптур "Атлеты неофуктуризма" 2018 г. Фото: Дмитрий Каварга, личный архив

А за какими технологиями будущее?

Я бы выделил 3D печать. Именно это направление стремительно развивается и буквально вплавляется в нашу жизнь во многих сферах. Печать человеческих органов, фрагментов и тел целиком не за горами.

В каких проектах вы бы хотели принять участие? Поделитесь своими планами.

Меня все еще вдохновляет идея создания обитаемых ковчегов для птиц, насекомых и других лесных животных. Несколько таких скульптур я укрепил на деревьях в лесу вокруг своего скита. В ближайших планах создание подобного ковчега для лесного парка Терема в Осташово. Я продолжаю свое отстранение от города, двигаясь в сторону природы. Хочу делать скульптуры для непроходимых болот и непролазных лесов, хочу, чтобы в них селилась живность, росли мхи, чтобы природа растворяла их в себе, как она делает это с нашими телами рано или поздно.

  • Инсталляцию можно посетить бесплатно в зале ожидания Северного Речного Вокзала до конца января 2022 года
  • Porsche полноценно переходит на электромобили, сокращает объемы выбросов CO2, и к 2030 году компания планирует стать углеродно-нейтральной, а также читайте про Taycan – первый электрокар и спорткар Porsche, олицетворяющий собой будущее на сайте Porsche.

На правах рекламы.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать