07 декабря, 19:16

Главная / Статьи /

Рецензия на диснеевский фильм "Щелкунчик и четыре королевства"

Самый несуразный фильм года: "Щелкунчик и четыре королевства"

культура кино weekend

07 декабря, 19:16

Поделиться в социальных сетях:

Детское или семейное кино – дело серьезное, иногда куда серьезнее, чем фильмы, именуемые как "взрослые" или "умные". Взяв за основу сценария разом сказку Гофмана и балет Чайковского, продюсеры фильма "Щелкунчик и четыре королевства" обрекли себя на сложнейшие творческие поиски.

Фото: nutcracker.disney.ru

Вопреки общему убеждению, у студии Disney, упорно поддерживающей имидж тотально успешной компании, регулярно случаются провалы. "Щелкунчик и четыре королевства" – показательный пример: за две недели в американском прокате картина собрала всего $50 миллионов при бюджете в $120 миллионов. Англоязычные критики фильм разгромили, хотя к Disney они традиционно благосклонны.

Изначально над фильмом работал режиссер Лассе Халльстрём, последний его фильм – колоритная кулинарная трагикомедия "Пряности и страсти". Студийные боссы посмотрели его версию "Щелкунчика" и потребовали переделывать. Лассе Халльстрём сказал, что занят. На помощь позвали неплохого постановщика Джо Джонстона (это он снимал "Октябрьское небо" с юным Джейком Джилленхолом). В титрах два режиссера, и их разные стили в фильме явно спорят друг с другом.

Видео: YouTube/Disney Россия

Фильм получился ну очень странный, вообще непонятно, о чем он конкретно. Даже классический сюжет сохранился не весь. Главная героиня Клара, у которой, кстати, недавно умерла мама, при помощи родственника Дроссельмейера (его играет Морган Фримен, чью роль порезали после обвинения актера в домогательствах, что фильму, впрочем, не помогло) попадает в волшебный мир. Там все еще живет Щелкунчик (афроамериканец Джейден Фовора-Смит), и он вновь поучаствует в бою солдатиков против мышей.

А кстати, почему милейшие грызуны – это вообще враги? Вот это единственная, по факту, относительно свежая мысль, которая пришла сценаристам в голову. Знакомая ситуация здесь перевернута: мышиная орда по-прежнему воюет с армией подвижных оловянных солдатиков, но симпатизируем мы как раз хвостатым, а не ужасающим дуболомам, которые живо напоминают о деревянных вояках Урфина Джюса из сказок Волкова (интересно, кстати, откуда взялся этот мотив в американском мультфильме? В их "Волшебнике из страны Оз" ничего такого не было).

Дальше "Щелкунчик" продолжается, как совершенно не приходящее в сознание фэнтези о спасении мира непонятно от чего. Клара встречает антропоморфных игрушек, которых магическим образом оживили. Но не всегда понятно, кем они были до превращения: есть вот Сахарная Слива (Кира Найтли), и она вроде бы была просто кукла, но при этом волосы у нее сделаны из сладкой ваты. Сахарная Слива быстро захватит власть, до поры притворяясь премьер-министром при наследной королеве. Позади нее иногда маячит человек, похожий почему-то на ледышку (у него с лица свисают мини-сосульки), и прочие странные личности.

Фото: nutcracker.disney.ru

Занять приличного зрителя смогут разве что удивительные геополитические аналогии, из которых мы не будем делать никаких далеко идущих выводов. Вот четыре королевства. Почему их четыре? Нет четкого ответа. Может, это четыре стороны света. Первое королевство, в котором оказывается героиня, выглядит как город, который строили по образцу и подобию Покровского собора: в смысле, гигантская крепость с разноцветными пряничными и еще золотыми куполами. Видимо, метафорическая златоглавая Русь – это север. Но что тогда обозначает полупустынная страна с гигантской роботизированной куклой и заброшенным парком аттракционов – загадка. У меня есть робкая версия, что это Америка (запад), но вряд ли. Кстати, в кукле живет некая женщина (Хелен Миррен) с потрескавшимся лицом по имени матушка Имбирь (черт побери, ну почему Имбирь? Это Трамп?) Впрочем, остальные два королевства не показывают совсем.

Может, и трех режиссеров было бы мало, чтобы снять нормальное кино по Гофману. Как и любая сказка, перешедшая в хрестоматию и классику, ее чрезвычайно сложно разложить и разобрать. Его лирика времен эпохи романтизма наивна, меланхолична, но чем-то бесконечно мила. Это комплексное впечатление тщетно пытался передать Андрей Сергеевич Кончаловский в своем крупнобюджетном англоязычном провале под названием "Щелкунчик и Крысиный король 3D" 2010 года, где невинная история вырождалась в очень страшную антиутопию с аллюзиями на холокост (в "фабриках дыма" массово сжигали детские игрушки) и ассимиляционными программами (Крысиный Король мечтает о тотальной "крысификации"). С другой стороны, например, "Гофманиада", долгострой Союзмультфильма, сделанный при помощи кукольной анимации, который в этом году тихо вышел в небольшой прокат и так же неслышно уйдет в небытие после 17 лет в производстве, довольно точно ухватил суть гофмановской литературы, в том числе и из "Щелкунчика". Про наш советский мультфильм 1973 года и так все понятно. В общем, Гофман, кажется, совершенно не терпит размашистого подхода, его надо делать застенчиво и аккуратно.

Фото: nutcracker.disney.ru

А вот Халльстрём и Джонстон попытались причесать психопатичную гофмановскую историю под свои расплывчатые нужды довольно лихорадочно. Оба в итоге потонули в сложнейшем символизме. С великим наследием Чайковского они тоже не понимают, что делать: да, в фильме есть вставные балетные сцены, но они совершенно не дышат внутри большого костюмированного глупого фильма. Даже обещанной рождественской сказки обнаружить не успеваешь, настолько быстро главная героиня пробегает по выдуманной под нее вселенной, функционирующей по так и не объявленным законам.

Впрочем, есть в картине и просветление, но лишь одно, в самом финале. На титрах показывают симпатичный балетный номер, и там вдруг есть и воздушная легкость, и ненавязчивая сюжетность, и просто гофмановская магия. Вот билет на балет, а в кино билетов нет.

В прокате с 8 декабря.

Егор Беликов

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика