Москва 24

30 апреля, 2014

Брасс-оркестр MOSBRASS: "Под нашу музыку танцевали полицейские"

Поделиться в социальных сетях:

2 мая на фестивале шагающих оркестров в парке "Музеон" выступит молодой брасс-оркестр MOSBRASS. В интервью сетевому изданию M24.ru музыканты оркестра Антон Катырин и Леонид Семирухин рассказали о танцующих детях, живом птеродактиле для гастролей и выступлениях под водой и на велосипедах.

Фото: предоставлено пресс-службой

MOSBRASS - это 11 человек. Кто в оркестре чем занимается?

Антон: Написанием музыки занимаются все по очереди. Какую-то темочку, песенку приносит один человек, потом все вместе ее перерабатываем…

Леонид: Или иногда мы просто начинаем джем, и в нем рождаются мотивы, которые потом становятся темами. Затем мы это развиваем, каждый привносит что-то свое.

Что такое джем

Музыкальная импровизация на определенную тему. Музыканты играют без подготовки и не договариваются друг с другом.


Какие инструменты задействованы в оркестре?

Леонид: Две трубы, три тромбона, два саксофона (один тенор, второй альт), сузафон на басу, конги.

Антон: Тимбалес и ударная установка.

Достаточно много незнакомых мне названий. Собственно, о незнакомом: думаю, с понятием "брасс" знакомы не все.

Леонид: В большом оркестре брасс - это секция медных духовых инструментов. Brass по-английски - "латунь", отсюда и название – медная духовая секция. Брасс-бэнды – это музыкальные коллективы, в которых преимущественно преобладают медные духовые инструменты.

Фото: предоставлено пресс-службой

Название вашего оркестра связано с Москвой?

Леонид: А то!

Антон: Хотелось бы соврать, но не получится. Название основывается на имени нашего города, потому что мы изначально планировали выступать в Москве. И не просто в клубах, а именно в городе - на улицах, бульварах. Собственно, это один из плюсов брасс-движения. Ты можешь играть вне зависимости от электричества, в любой точке планеты.

Леонид: И вообще, получилось, что первое наше выступление как раз на улице случилось, на бульваре… На каком, Антон?

Антон: На Чистопрудном.

Как давно это было?

Антон: Четыре или три года назад, наверное.

Леонид: Это было не мероприятие, мы просто вышли и стали играть.

Антон: Ну да, как и все наши уличные выступления. Они заранее практически не планируются, а уж место тем более не задумываем. Туда приходят люди без приглашения, просто прохожие. Люди стоят, аплодируют и не понимают, что происходит, откуда взялась музыка. Здесь же ничего не было только что.

А как же проблемы с полицией?

Леонид: Ну пару раз было, но в итоге все закончилось тем, что полицейские сами танцевали и радовались.

Как зрители реагируют на спонтанные выступления?

Антон: Телефоны сразу достают, начинают снимать.

Леонид: Кто-то плачет, кто-то смеется – все по-разному.

Фото: официальная страница группы во "ВКонтакте"

У вас недавно вышел первый альбом. Какой он?

Антон: Там много энтузиазма.

Леонид: Энтузиазма, потому что каждая репетиция для нас – это откровение. Мы словно братья, как одна большая семья, и уже не можем себя представить без репетиций. Мы приезжаем просто играть для друг друга. Пока мы играем, джемим, рождаются композиции.

С альбомом отдельная, конечно, история. Мы очень долго его писали, потому что в Москве брасс-движение только сейчас набирает обороты, и очень мало студий, которые умеют правильно записывать медные духовые инструменты, потому что самое классное в брасс-музыке – это звук. Этот медный яркий звук, который бьет сразу в сердце. В итоге, конечно, мы очень довольны альбомом, довольны, что он вышел, это как наш первенец.

Антон: А я бы сравнил это с первой ступенью ракеты. Первая ступень уже отошла, и мы можем отправляться в стратосферу и готовиться к еще более крутому полету.

Леонид: Кстати, надо сказать, работа над альбомом очень много времени занимала, и мы немножко притормозили с новыми композициями. Как только мы сдали в тираж диски, наши наработки, которые уже были, прямо обрели форму. Мы на презентации, например, сразу три новые композиции представили.

И меня слова Антона навели на мысль, что да, действительно, первая ступень уже отделилась, и мы летим дальше. У нас стали возникать новые эксперименты по форме, музыкальные идеи, которых в этом альбоме нет, например.

Обложка альбома напоминает комиксы.

Антон: Собственно, мы об этом думали и очень долго спорили. 11 человек – всегда сложно о чем угодно договориться.

Леонид: С оформлением была очень интересная история. Мы долго искали художника, который бы нам сделал обложку. В итоге нашли художника в Германии, и он сказал: "Да, я все сделаю". Остается буквально неделя до тиража, он ничего не присылает. Я спрашиваю, где работа, отвечает, что сейчас пришлет. Остается пять дней, все, надо в типографию сдавать…

Обложка дебютного альбома MOSBRASS

Представляешь, мы искали художника полгода, нашли его – и он пропал. К счастью, подвернулся Миша, который замечательнейшую обложку сделал буквально за несколько дней. Ругался, правда, что на эту работу месяц нужен минимум.

А что в итоге с тем художником? Не объявился?

Леонид: И уже не объявится никогда.

Насколько сегодня востребована та музыка, которую вы играете?

Леонид: Жаловаться нам не на что. Клубы обычно полностью забиваются. Есть люди, которые постоянно ходят, уже лица узнаешь.

Понимаешь, мне кажется, сейчас в России, в Москве по крайней мере, идет зарождение брасс-движения. Появляется новое течение в музыкальной культуре. Получается, что формируется тусовка: на концертах видишь людей, на фестивалях видишь этих же людей. Публика всегда очень поддерживает, и это чувствуется. Ведь концерт, на самом деле, это не когда музыканты играют для публики. Публика всегда равноценная часть любого концерта. Вместе это образует определенную энергетику.

Как у вас складываются отношения с другими музыкальными жанрами?

Антон: Если мы говорим о брасс-музыке, это лишь форма подачи любого направления. Мы исполняем музыку в разных направлениях. Если говорить конкретно про MOSBRASS, в нашем репертуаре присутствуют песни с каким-то налетом латины, drum and bass, хип-хопа, фанка, и много еще чего. Это нормально.

Фото: официальная страница группы во "ВКонтакте"

Мне очень интересно играть в брасс-ансамбле, потому что ты абсолютно не связан рамками направления. Это похоже на квест: выразить какую-то композицию, музыкальную мысль с помощью своего инструмента, явно уходя за тривиальные рамки восприятия. Если это будет хип-хоп, то это будет совсем не такой хип-хоп, который сыгран битмейкерами. Если это фанк, то это совсем не такой фанк, как созданный бас-гитарами и гитарами.

Многие музыканты любят записываться с живыми оркестрами. Вам кто-то предлагал сотрудничество?

Леонид: Мы недавно с RasKar-ом записали вместе трек, если про рэп говорить. Он позвонил, мы поговорили и сделали песню. Сами, честно говоря, пока не думали в этом направлении, потому что мы пока не успеваем переварить…

Антон: ...Свое еще не успеваем. Мы, если что, открыты для предложений. Если нас услышат музыканты, то мы готовы.

Музыка – основное занятие вашего коллектива?

Антон:У нас в составе есть два профессиональных музыканта, которые действительно занимаются только музыкой, играют в разных составах и живут этим. Но в основном, конечно же, мы такие разночинцы, разных совершенно профессий и зарабатываем в основном не музыкой.

Леонид Семирухин. Фото: официальная страница группы во "ВКонтакте"

А как насчет необычных профессий?

Антон: Ну, если не считать того, что у нас есть педагог…

Леонид: А это, кстати, можно было бы отметить: учитель немецкого языка.

Антон: Есть инженер, строитель, и, между прочим, водитель эскалатора.

Ваш ближайший концерт состоится буквально на днях. 1 и 2 мая в “Музеоне” пройдет фестиваль шагающих оркестров.

Антон: MOSBRASS будет выступать 2 мая, но мы не говорим: "Приходите 2 мая на MOSBRASS", – нам самим очень интересно посмотреть, что будет 1 мая. Будут интересные команды.

Будут только брасс-оркестры?

Леонид: Да, исключительно.

Антон: Это уже второй фестиваль. В прошлом году он в июле был. Мы столько раз упомянули слово "брасс", может его лучше заменить? Хотя очень сложно заменить "брасс" русским выражением "духовой оркестр". Духовой оркестр до сих пор воспринимается как оркестр военных музыкантов или как классический оркестр.

Фото: официальная страница группы во "ВКонтакте"

Если оркестры шагающие, то где вы будете шагать?

Леонид: Все пространство “Музеона” превратится в точку, где собираются брасс-бэнды. Каждый бэнд выступит не только на сцене, но и на набережной.

Антон: И тут как раз проверочка небольшая. Электрогитары не смогут уйти со сцены. Поэтому фишка в том, что участвуют только ударные и духовые.

Леонид: В прошлом году музыканты разных оркестров устроили между собой джем. Тогда начался такой праздник, все были в экстазе – и группы, и публика. Дошло до того, что фестиваль уже кончился, а музыканты продолжили джем с публикой. Администрация парка подходила к организаторам и говорила, что парк уже закрываться должен. В итоге музыканты стали эту скандирующую-аплодирующую толпу выводить потихоньку из "Музеона"

В этом году все смещается на Крымскую набережную, которая не закрывается на ночь, поэтому в этом году мы можем пообещать посетителям, что никто не будет заканчивать эту историю, пока зрители сами этого не захотят.

Не сложно ли играть на ходу?

Леонид: Скажу только, что 2 мая брасс-бэнды будут выступать даже на велосипедах.

Антон: Первый опыт, по-моему, вообще на планете.

С брассом все-таки ассоциируется энергичная, жизнеутверждающая и позитивная музыка. Есть ли в таком жанре место лирике?

Леонид: Она не то чтобы позитивная, она драматичная, в широком смысле этого слова. Там всегда пульсирует нерв. И только тогда ты можешь сказать: "О да, это брасс, это грув, это качает, это круто". И ты не можешь стоять на месте. Это может быть лирическая композиция, может быть грустная, очень грустная, но даже в этом случае тебя всего забирает.

На вашем сайте опубликован райдер. Он достаточно стандартный: микрофоны, жилье, закуски. Ничего экзотического не простие?

Антон: Мы ребята простые, экзотической еды нам не надо.

Леонид: Но если организатор нам не может предоставить птеродактиля, мы сразу отказываемся играть.

Антон:: Или хотя бы микрофон для птеродактиля.

Леонид: Да, в последнее время мы его носим с собой. Антон, достань птеродактиля.

Антон: Да, справляемся (изображает крик птеродактиля).

Антон Катырин. Фото: официальная страница группы во "ВКонтакте"

Кому бы вы советовали слушать вашу музыку?

Леонид: Ноль с плюсом.

Антон: Да, не меньше.

Леонид: Кстати говоря, для нас всегда это определенный индикатор. Если дети танцуют или двигаются в такт и в ритм, значит, композиция – класс.

Антон: Но как-то мы еще шороху для пожилых людей в Сокольниках навели. Нас пригласили сыграть на площадке, где традиционно собираются люди старшего возраста. Они плясали.

Наверняка вам как нестандартному бэнду приходилось выступать на необычных площадках?

Антон: Для нас это давно уже норма. Бульвар любой московский уже минимум дважды был нами занят.

Леонид: Под водой еще не играли.

Антон: Под водой мы не играли, просто барабан всплывает, мы пробовали (все смеются). На лодке мы даже играли.

Леонид: Играли и не один раз. Второго на велосипедах будем играть.

Откуда вы впервые услышали про брасс-музыку?

Антон: Мы вообще в XXI веке живем.

Леонид: Надо отдать должное группе "Пакава Ить". Я совершенно точно помню это ощущение. Постоянно ходили на их концерты. И в какой момент мы выходим с концерта и понимаем: надо собирать брасс-бэнд. В этот момент родилась уже не то что мысль или мечта, а уже стало понятно, что мы не можем ее не материализовать.

Фото: официальная страница группы во "Вконтакте"

А у вас как вообще с музыкальным образованием?

Леонид: Да почти нет его ни у кого.

Антон: У кого-то есть. У тебя – джазовый колледж, у кого-то училище за плечами, у кого-то – школа по классу аккордеона. У меня, например, как и у нескольких господ из нашего великолепного ансамбля, - вообще ноль.

Как же вы тогда учились играть?

Антон: Я вот руками учился. Мне повезло больше всех - пришлось играть на ударных, а вот как они учились на своих дудках играть и как они эти закорючки воспринимают и играют по нотам, для меня до сих пор загадка.

Антон: Кто-то играл на саксофоне, а теперь играет на ударных.

Леонид: А кто-то на нервах...

Антон: Продолжает играть.

Екатерина Кадушкина

Сюжет: Интервью с людьми искусства

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика