Москва 24

17 августа, 00:44

Главная / Истории /

Что стоит знать о подмосковной усадьбе Быково

Быково: отзвучавшая усадьба?

Поделиться в социальных сетях:

Подмосковное место с удивительной судьбой – исторический урбанист, научный сотрудник "Музея Москвы" Павел Гнилорыбов знакомит нас с усадьбой Быково.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

История распорядилась так, что свобода давалась русским сословиям сверху. Аристократы получили долгожданное завоевание на 99 лет раньше, чем крестьяне. Речь идет о знаменитом манифесте "О вольности дворянской". Петр I начал с помощью дворянства, слоя, на который опирался, строить европейскую страну, а Петр III дал возможность своим слугам отдохнуть и насладиться сделанным.

За полвека – от Петра до Петра – в России появились промышленность, флот, свои путешественники, свои фельдмаршалы, свои художества, свои наука, литература и своя архитектура. Получивший вольность русский дворянин рассеялся по стране и стремительно стал заполнять обширные просторы содержанием. Кто-то имел образование, кто-то слепо копировал соседей, но Россия получила новую единицу культурного ландшафта – дворянскую усадьбу. Только в Московской губернии их было свыше восьми сотен. Многими восхищались иностранные путешественники, а соотечественники падали от такого размаха в обморок.

Тут рождались философские сочинения, вынашивались идеалистические планы, строились заводики и сочинялись баллады. В начале XX века стремительно ускорившаяся Россия начала скучать по екатерининскому времени так, что даже издавала ностальгический журнал "Столица и усадьба" – о времени, когда еще нет железных дорог и телеграфа, соседний помещик – друг, а иногда враг, а лучший повар, которого переманили из столицы, обошелся в бешеные деньги. Русские усадьбы достойны лучшей участи. Их тысячи, и они жаждут хозяина и восстановления. Наш рассказ – об усадьбе Быково.

Населенный пункт не сразу превратился в красивую усадьбу. Но когда Екатерина II после очередного дворцового переворота взошла на престол, она наградила этими землями Михаила Михайловича Измайлова. Ему на тот момент было 40 лет. Когда 13 лет спустя императрица посетила его скромную усадьбу, то на Екатерину Великую впечатление произвести не удалось.

Измайлов пригласил Василия Баженова, чтобы тот прочно взялся за его земли. Баженов хотел построить усадьбу на холме, но его не было, и десятки крестьян таскали землю в плетеных корзинах. Так появилась возвышенность и три водоема – вот откуда брали почву, все пруды искусственного происхождения.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Все бы ничего, но Баженов и Измайлов были связаны не просто отношениями заказчика и исполнителя. Михаил Измайлов стал чуть ли не главой строительного комплекса Москвы конца XVIII века, он возглавлял Экспедицию Кремлевского строения. Баженов и Казаков – его соработники, если не подчиненные.

При Михайлове разыгрывается трагедия с постройкой Царицына, которое Екатерина так и не приняла, с перестройкой Кремля, когда разобрали стены, и превращением его в римский форум. Москва не дала перекроить себя по канону классицизма. Но Москва позволила возвести дивные усадьбы в предместьях, вдали, не у себя, но на пороге. Быково – это маленькая копия Царицына, часть большого нереализованного в столице плана.

От Баженова осталась беседка на острове – храм Цереры. Церера – богиня урожая, ее всегда изображали с фруктами, снопами. К сожалению, не сохранилось баженовское здание Эрмитажа, где общались с гостями, музицировали. Была даже комната-аквариум, где одна из стен была прозрачной и позволяла наблюдать за рыбками.

А в 1789 году Баженов, как принято считать, или Казаков, как тоже думают многие, строит удивительнейшую церковь Владимирской Божией Матери. Элементы русской готики заставляют говорить о том, что равного по силе архитектурного сочинения в Подмосковье просто нет. Лестница овальная, а сам облик храма очень подходит для любой из стран Западной Европы. Пишут, что архитектурные массы здесь вихрящиеся, изломанные. Колокольня, кстати, поздняя, но очень хорошо стилизована. Не возникает ощущения разлома времен, разных стилей. Здесь фактически два храма: верхний, летний, Владимирской иконы Божией Матери, и нижний, под лестницей, зимний – Рождества Христова. Над храмом две башенки – одна для часов, другая для колоколов.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Церковь эту Измайлов посвятил умершей жене, Марии Александровне Нарышкиной. Можно понять чувства 58-летнего мужа. Он пережил супругу на двадцать лет. У них не было детей, и Михаил Михайлович сделал своими наследницами племянниц, Авдотью и Ирину. Он дал девушкам прекрасное образование и сделал самыми завидными невестами своего времени. Но прямых мужских наследников у Нарышкина не было – усадьба перешла в руки Воронцовых-Дашковых.

Баженовский дворец, к сожалению, не сохранился. На его фундаментах – новый, построенный в 1856 году швейцарцем Бернаром де Симоном. Тогда люди не очень понимали ценность усадьбы, которой исполнилось чуть больше семидесяти лет. Иван Илларионович Воронцов-Дашков, крупнейший государственный деятель, богатейший землевладелец, умерший только в 1916 году, поместил на дворце герб с девизом SEMPER IMMOTA FIDES (вечно непоколебимая верность)...

В середине XIX века был украшен не только английский замок с причудливыми кариатидами. Владелец усадьбы выписывал из Франции черные розы, они росли в особой аллее. Камины, орган, солнечные часы и телескоп в особой башне – четыре фасада дворца, как четыре времени года, но тот, что с парадным балконом, грамотно ориентирован на парк и низменности.

В 1890-х годах усадьбу продали инженеру Ильину, который много заработал на железных дорогах, часть земель он отдал под дачи. Его племянником был известнейший философ Иван Ильин. В главной церкви мыслитель обвенчался в 1906 году со своей женой, Муромцевой, двоюродной сестрой жены писателя Ивана Бунина. Здесь бывал и Столыпин, когда в селе Быково открыли приют для крестьянских детей, оставшихся без родителей.

Потом здесь находился детский дом, орган выломали, трубы валялись в парке, дворец стал туберкулезным санаторием – круг замкнулся. Сейчас здание пустует, хотя сохранились чудесные интерьеры. "Сколько заброшенных поместий, запущенных садов в русской литературе, и с какой любовью всегда описывались они! В силу чего русской душе так мило, так отрадно запустенье, глушь, распад?" – писал Иван Бунин.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Но Быково можно спасти – в последние месяцы там работает много волонтеров, мы сняли об этой усадьбе фильм для проекта "Архитектурные излишества". В былом великолепии увидим и парк, и остров, и замок.



Гнилорыбов Павел

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика