09 января, 00:05

"Собака лучше тепловизора". Как спасатели-кинологи ищут пропавших без вести

Поделиться в социальных сетях:

Единственная в Москве кинологическая группа по поиску людей базируется на окраине района Солнцево. В начале года Собаки спасатель-кинолог Дмитрий Ященко рассказал порталу Москва 24, какие породы лучше подходят для поиска людей, когда служебные собаки уходят на пенсию, и вспомнил, как в лесу на него с псом охотилась рысь.

Дмитрий Ященко и его бордер-колли Бард. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

– Дмитрий, когда вы решили стать кинологом?
– С детства. Я всегда любил собак. Первая у меня появилась в первом классе. Щенок с улицы пришел за ногами гостей, и мы его оставили. С ним я ходил на площадку ДОСААФ для собак. Потом работал в милиции, потом в Погранвойсках и везде был связан с собаками.

– Где задействуют собак вашей кинологической группы?
– Наши собаки занимаются поиском людей, причем именно живых. Мы работаем на техногенных катастрофах – ищем выживших под завалами. Также ищем заблудившихся в лесу людей. Работа "в поле" носит сезонный характер. Зимой практически никто не теряется. В результате за всю зиму мы можем выезжать три-четыре раза.

Остальное время тренируем на базе собак, готовим их к аттестации. Читаем учебную литературу, выезжаем на кинологические соревнования. Сезон же проходит с мая по ноябрь. Когда люди начинают в лес ходить на прогулки, вызовы нарастают. Пик приходится на грибной сезон. Максимально в этом году нам приходилось делать пять выездов в сутки, чаще один-два выезда.



– Вам, наверное, приходится работать в основном в ТиНАО? В границах МКАД люди-то не теряются.
– Еще как теряются! Измайловский парк, Битцевский, Тропарево − теряться ухитряются везде. “Лосиный Остров” – это наше родное место, там бывал каждый. Однажды, когда мы искали бабушку на “Лосином острове”, нас там гоняла лосиха с лосенком.

– Расскажите какой-нибудь недавний случай спасения из вашей практики.
– В сентябре в лесу под поселком Шишкин Лес в ТиНАО потерялся дедушка. Лес был буреломный, я давно такого не видел. Площадь поиска небольшая, но пяти метров невозможно пройти по прямой. Раз в несколько часов нам удавалось выйти с ним на связь, он то включал телефон, то выключал. Поэтому мы понимали, где дедушка находится, но не смогли пробиться к нему ночью по бурелому.

Сильно переживали, ночью температура упала до плюс пяти, человек промокший. Многим за глаза этого хватит, чтобы к утру не проснуться. Помогло, что дедушка был одет правильно – в плащ грибника из непромокаемого брезента. На следующий день прилетели “Ангелы” [отряд спасателей-волонтеров. – Прим. портала Москва 24] и с вертолета дали нам точную точку. Дедушке сказали сидеть на месте. Мы прямо по навигатору пришли в конкретную точку, а там никого нет. Начинаем кричать – никто не отзывается. Мы звонить – трубку никто не берет.

Измайловский парк, Битцевский, Тропарево − теряться ухитряются везде. “Лосиный Остров” – это наше родное место, там бывал каждый.
И тут собака четко повела носом в нужную сторону. Мы пошли за ней. Буквально через 150 метров нашли нашего дедушку под бревнышком. Он был в сознании, у него ничего не было сломано. Выяснилось, он решил отползти, потому что на старом месте было бревнышко неудобное. А в условиях такого бурелома 150 метров – очень далеко. Не было бы собаки, пришлось бы опять вызывать вертолет, чтобы они новую точку срисовывали.

По всей России около 350 аттестованных кинологических собак. Сюда входят не только работники поисково-спасательных служб, но и собаки по спасению на водах, собаки по поиску тел погибших, по горно-лавинной службе, по минно-розыскной службе. Если говорить только о поисково-спасательных службах, это около 200 расчетов. В Москве кинологическая группа по поиску людей одна. Вместе с кинологами на дежурство заступают семь подготовленных собак, еще пять спасатели готовят им на замену.

– В чем преимущество поисковой собаки перед поисковыми гаджетами?
– Если говорить о работе в условиях обрушений, есть ситуации, когда собака лучше технических средств покажет, как расположен человек под завалами. Лучше тепловизоров, которые реагируют на тепло, лучше видеоэндоскопов [зонд для осмотра труднодоступных мест. – Прим. портала Москва 24. Собака лает, и кинолог понимает, где у пострадавшего располагается голова. Это помогает извлечь его из-под завалов и не нанести дополнительный урон.

– Был ли случай, когда собака оказалась эффективнее человека?
– В Талдомском районе нашли трехлетнего малыша, который ушел в лес на глазах у всей деревни. Когда спохватились, собралось много народу и начали прочесывать лес. Когда приехала дежурная смена кинологов, поиски шли уже давно. Кинологи еще даже не дошли до поисковой группы, когда собака закрутилась, понюхала воздух и в канаве нашла спящего ребенка. А этот квадрат уже проверили. Цепь через него прошла, смотрели, кричали, но ребенка не обнаружили. Растительность закрывает, а дети, как правило, на оклик не реагируют – наоборот, затаиваются и засыпают.

Дмитрий Ященко и его бордер-колли Бард. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

– Самое опасное – это работать на местах техногенных катастроф?
– Необязательно. В лесах тоже разные случаи бывают. Как-то раз в глухом районе Калужской области мы искали склад немецких боеприпасов, чтобы их уничтожить. Пока мы их искали, заметили, как за нами с дерева следила рысь. Но напасть не решилась, нас было много. Однажды зимой, когда искали человека, мы со спячки подняли кабана. Хорошо он решил дать деру. А если б развернулся на нас, то закопал бы на месте. Хотя охотники и говорят, что он был несильно крупный, но мне он был по колено. Не знаешь, где какие сюрпризы тебя ждут.

– Часто ли гибнут служебные собаки?
– На моей памяти гибель собаки была всего одна. 13 лет назад собака погибла на показательных выступлениях. Во время спуска с крыши что-то пошло не так. Собака отцепилась от страховки и ушла вниз. А вот травмируются нередко. В поисково-спасательной службе я начинал работать с 40-килограммовой овчаркой. Она прекрасно работала в лесу, но на завале постоянно травмировала себе лапы, потому что была очень тяжелой. Хорошо, когда собака весит от 15 до 20 килограммов.

Дмитрий Ященко и его бордер-колли Бард. Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

– Какие собаки лучше подходят для поиска людей?
– Универсальные. Условия работы на завалах и в лесу – разные. Упертые норные терьеры типа ягдов и фоксов прекрасно себя чувствуют на завалах. Но с их короткими лапками и небольшим ростом в лесу при густой растительности ничего не причуют, а во-вторых, просто устанут.

Дети, как правило, на оклик не реагируют – наоборот, затаиваются и засыпают.
У оптимальной собаки средний рост, средний вес. Она не очень маленькая и не очень большая. У собаки не должна быть слишком длинная шерсть. Например, пушистая колли не сможет передвигаться по лесу, потому что репья всю ее облепят. Если у собак короткая шерсть, тоже плохо: в лесу крапива и кустарник.

Сейчас по штату за мной закреплен 10-летний бордер-колли Бард. На смену ему я готовлю щенка венгерской овчарки муди Трой. Ему только исполнился год. Допуск к работе он у меня получит летом.

– А что будет с Бардом после службы?
– Большинство собак у нас личные, на службе они состоят по договору. Года через полтора Бард передаст эстафету молодым и станет обычной собакой. Я его буду постепенно выводить из службы. Уже в 2018 году постараюсь его задействовать лишь на наиболее сложных участках работы, где молодые собаки сомневаются. Приведу его на место завала, чтобы "профессор" дал свое заключение. У молодежи сил много, а опыта не хватает, а у него опыт огромный.



Носатов Иван

Поделиться в социальных сетях:

Читайте также

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика