Москва 24

Вещи

08 сентября 2014, 17:14

Блошиные рынки Москвы: столичные развалы на европейский манер

Узнать историю города и даже страны можно не только на выставках и в музеях. Историю хранят в себе вещи, ставшие символами той или иной эпохи: тройной одеколон – начало XIX века, граненый стакан – начало XX века, авоська – 1930-е годы. Встретить и приобрести подобные и более редкие вещицы сегодня можно на блошиных рынках. В столице за последние несколько лет появилось сразу несколько интересных таких мест, работающих по праздникам или выходным. Покупать красивые ретро-вещи - общемировой тренд, и Москва не отстает от других мегаполисов мира. В День города 6 сентября большой блошиный рынок впервые прошел на Страстном бульваре.

M24.ru пообщался со столичными организаторами и участниками блошиных рынков, которые рассказали о связи старьевщиков и социальных служб, европейских развалах, а также редких вещах, которые можно там найти.

Фото: Алексей D-mind Рязанов

Света Богданова (шоу-рум бижутерии Aurora Borealis, блошиный рынок Cat&Fox)

"Когда я училась в Париже, то часто ходила на блошиные рынки. Мне понравилась их атмосфера, и со временем я сама стала коллекционировать вещи. Мы поучаствовали в нескольких блошках в Москве и решили сделать свое мероприятие, приближенное к камерным парижским рынкам. Первый рынок прошел у нас в ноябре прошлого года. Что примечательно, участники блошек ничего не выкидывают. Например, у ребят, уезжавших с рынка, остался ненужный чемодан, который они предлагали купить. В итоге мы выторговали его буквально за 350 рублей. Блошиный рынок – это, пожалуй, самое демократичное место во всем мире. Есть рынки, которым все равно – старые это вещи или новые. Там можно найти, например, прошлогоднюю коллекцию модного бренда. На нашем рынке Cat&Fox вещи должны быть не моложе 20 лет, это винтаж и антиквариат. К винтажу относятся вещи старше 20 лет, а к антиквариату – старше 50 лет.

На Западе профессиональные продавцы на блошином рынке – это люди, у которых есть договоренность с социальными службами. Служба забирает ненужные вещи из дома в коробки, и они сразу отправляются на рынок. Поэтому бывает так, что продавец сам не знает, что за вещь он продает. У нас же люди либо свой скарб притаскивают, либо берут вещи родственников. Например, бабушка, которая торговала рядом со мной, рассказывала о вазе, купленной ее отцом, и показывала шляпу, которую ее мама приобрела во времена НЭПа, в 1920-е годы. Есть, конечно, и коллекционеры, которые перепродают вещи. И у них есть определенная направленность, например, предметы интерьера или украшения, одежда. То есть люди разбираются в тех вещах, которыми торгуют. Есть справочники для коллекционеров, есть специальные сайты, которые занимаются поиском клейма. Если, например, бижутерия с клеймом, можно найти информацию о производителе, даже если клеймо зашифрованное – в виде монограммы. С помощью клейма можно узнать возраст вещи, а если клеймо в виде числа – возраст вещи будет известен вплоть до года.

Кстати, в нашей блошке участвовали люди, которые живут на две страны, и участвуют в блошиных рынках Копенгагена. Они говорят, что у нас получилось то же самое, за исключением того, что в Европе продавцам на улице не прилагается никакой мебели или защиты от непогоды. В Европе подобные рынки проходят в закрытом помещении, во дворе или на маленькой улочке, такой квартальный рыночек. Там очень важна атмосфера. Со своим товаром туда могут пробраться как коммерсанты, настоящие продавцы, так и обычные люди со своим "барахлишком". Арендная плата - порядка 60-100 евро за день. Причем у них сохранилось гораздо больше вещей, чем у нас. Скорее всего, европейцы бережнее относятся к вещам. У нас, например, считается, что при переезде вещи надо выкидывать, а у них все сохраняется – ненужные вещи они обязательно куда-нибудь относят. Например, помимо блошиных рынков, у них есть культура благотворительных магазинов.

Если люди выбрасывают стоящее вещи, они будут аккуратно стоять вдоль улицы. Ты можешь идти в субботу вечером по Парижу и увидеть стульчики прошлого или позапрошлого века, которые можно спокойно забрать, они никому не нужны. Дело в том, что парижане часто меняют декор, бывает даже сезонная смена, и это при том, что интерьер они меняют полностью. Когда мы жили в Париже, несколько раз находили на улице необходимые нам вещи. Как будто загадывали! Например, нам нужна была сушилка для белья. И буквально через пару дней мы обнаружили оставленную сушилку для белья. А однажды, когда мы переезжали, никак не могли поймать такси – у них была забастовка водителей, типичная парижская история. Нам же надо было всего-навсего перевезти в соседний район пару чемоданов. Ну мы решили пойти пешком, и по дороге нашли оставленную тележку из магазина. Мы спокойно довезли вещи до места, припарковали тележку, и через несколько часов ее уже не было. Видимо, кто-то отправился на "такси" дальше.

Чего еще не хватает в столице, так это квартальных рынков. В Европе на таких мероприятиях среди взрослых могут стоять и дети, продающие свои игрушки, и торгующие домашним печеньем хозяйки. Там можно найти какую-нибудь старую, ни разу не надеванную вещь. Именно на квартальных рынках можно найти настоящее сокровище. А вообще, в Европе можно купить что-то и за евро. Например, тебе надо сделать кучу подарков на 8 марта. Ты можешь пойти на блошку и купить там маленькие кружевные старинные салфеточки.

У меня был один забавный случай. Есть такой дизайнер Леа Штайн, работавшая в США парижанка. Она делала украшения из редкого пластика, а я, как коллекционер пластика, очень люблю ее работы. И вот, читала я о ней много в интернете, но поняла, что в какой-то момент ее след потерялся. В Париже мне довелось встретить продавца украшений и винтажа. И у него были украшения той самой Леи Штайн, которые я с радостью приобрела. Оказалось, что он прекрасно знает Лею. Ей уже за 80, и она вернулась в Париж после США. А броши, которые он мне продал, были из ее личной коллекции! Вот такое блошиное чудо."

Фото: Алексей D-mind Рязанов

Елена Кренцель (антикварный проект "Дом-музей")

"Наша семья и окружение связано с музеями, мы искусствоведы. Кроме того, у нас коллекция и магазин русской антикварной мебели. То есть это не только хобби, но основная работа. Несколько лет назад мы с друзьями придумали проект "Дом-музей". Сейчас мы этим проектом и занимаемся, а также организуем всевозможные ярмарки, блошиные рынки, квартирники. То есть те мероприятия, где можно продавать\покупать старые вещи. Что касается конкретно нас, мы занимаемся исключительно русским антиквариатом. Нам это интересно, потому что помимо бытовой он представляет художественно-историческую ценность.

Продавцы и коллекционеры антиквариата делятся на две группы: те, кто занимается русским антиквариатом, и те, кто занимается европейским. Причем мы друг к другу относимся с долей иронии. Я, например, считаю, что в России нужно заниматься только русским антиквариатом. Это интереснее, потому что его мало, его надо искать. Фарфора, серебра и живописи в России было гораздо меньше, чем европейской, потому что у нас эта эпоха была короче по времени, и было меньше богатых людей, соответственно, было меньше материальных ценностей. У нас не было среднего класса, как в Европе, и фарфоровые чашки покупали только дворяне. Поэтому мы с Домом-музеем занимаемся только русским антиквариатом. Я лично очень люблю русский фарфор, и последняя покупка – редкая чашка завода Кузнецова с пейзажной росписью на блюдце и на бокале. Так что я решила никому ее ни показывать, ни продавать - она стоит у меня в буфете.

Практически в любом крупном европейском городе на одной из центральных улиц есть блошка, ретро-ярмарка или антикварная галерея. Есть галереи, которые работают всю неделю, а есть блошиные рынки, которые открываются на выходные. Обычно это отличается от того, что мы имеем в Москве. Во-первых, из-за центрального расположения, а во-вторых, из-за эстетики – красивое оформление, разнообразие товара и цен. При этом продавцы разбираются в товаре, и это очень важно. На блошином рынке важен процесс общения, обмена информацией. Фактически, это средство повышения культурного уровня, изучение истории страны. Люди могут купить чашку, а потом увлечься историей фарфора.

В настоящее время у нас есть два постоянно действующих рынка. Первый – Вернисаж в Измайлово, где работают профессионалы, перекупщики. Цены довольно высокие, и товар практически не меняется, это все больше интересно профессионалам. Второй вариант – это рынок в Лианозово, станция Новоподрезково. Там тоже полно перекупщиков, но можно встретить и людей со своими вещами. Один из минусов – там все сделано неэстетично, неудобно, и в плохую погоду можно утонуть. Есть и стихийные блошки, например, на Преображенской площади. Но это все неофициально и некомфортно.

Мы провели несколько блошиных рынков по 2-3 дня на Камергерском переулке, на Страстном бульваре. Совместно с музеем Москвы недавно мы провели один блошиный рынок. Там можно было не только купить, но также пообщаться и отдохнуть. Причем у нас всегда есть бесплатные места. Главное ограничение - это площадь торговли - не более 1,5 квадратных метров. Кроме того, мы с Музеем Москвы планируем сделать этот проект регулярным – либо раз в месяц, либо раз в сезон. Так, ближайший рынок в Музее Москвы пройдет 28 сентября. В День города наш маркет на Страстном бульваре был посвящен теме ретро, антиквариату, поэтому был очень близок аутентичным блошкам. Всем вещам - как советским, так и европейским - более 30 лет. Всего в нем участвовало около 120 человек.

В моем представлении блошиный рынок - это филиал-музей, где экспонаты можно потрогать и купить. Вместе с Департаментом культуры мы планируем открыть еженедельный блошиный рынок на "Красном октябре", на "Стрелке". Откроем мы его в октябре, он будет проходить по воскресеньям. И предварительно там будет порядка 30 бесплатных мест. Вообще, у нас половина участников – это коллекционеры, для которых это серьезное мероприятие, а остальные – это люди, которые пришли продавать свои вещи.

В Европе актуален формат квартальных блошиных рынков. Там на праздники или в определенные дни принято выносить старые вещи, особенно мебель и оставлять ее всем желающим. Либо устраивать ярмарку выходного дня прямо у себя во дворе, без выезда на центральные площадки. Не знаю, насколько это будет у нас актуально. Вообще, люди делятся на два типа: те, которые избавляются от вещей, и те, кто никогда с ними не расстаются. И у меня складывается впечатление, что вторых у нас пока больше. А в целом, Москве нужны удобные районные площадки для пожилых людей, которые просто не поедут в то же Новоподрезково."

Фото: Алексей D-mind Рязанов

Екатерина Федосова (сооснователь проекта "RetroNord. Северный винтаж и ретро")

"Мы с мужем долгое время интересовались традиционной северо-русской культурой, ездили в экспедиции по Русскому северу. А побывав в Скандинавии, поняли, что многое из нашей культуры является общим. И если в России после революции 1917 года произошла ломка эстетических и культурных ценностей, то в Скандинавии они развивались дальше - и это то, что могло быть и у нас. Вот, к примеру, в старинном городе Великий Устюг с XVIII века существовал ювелирный промысел в технике "мороз по жести". От мастера к мастеру передавался секрет вытравливания на жестяных коробочках особого узора. В советские времена династии пресеклись, секрет был утерян. А в Швеции, Финляндии мы увидели почти идентичные образцы.

Так я увлеклась скандинавским ретро-вещами и решила поучаствовать в одной небольшой блошиной выставке. Оказалось, что многим интересно то, что меня саму так восхищает.

В итоге коллекционирование превратилось в хобби, которое дает возможность пообщаться с другими интересными людьми, рассказать о тех прекрасных вещах, о которых большинство не знает. И еще очень приятно видеть людей, которые разделяют мое увлечение. Чаще всего мы бываем на ежемесячной "Блошиной Сходке" в Пересветовом переулке, там душевная, спокойная атмосфера и приятные люди.

Обычно участвовать в блошином рынке достаточно просто, надо только заплатить за аренду места. В аренду может включаться уже стол и стулья, а если нет, то нужно принести свои, что уж тут поделать. Причем люди приходят туда не только чтобы купить что-то определенное – многие просто хорошо проводят время, общаются.

Я видела много скандинавских барахолок - они бывают разного формата. Есть и нестационарные рынки по выходным около торговых центров, и комиссионные магазины, и антикварные салоны. Причем последние бывают в прямо в деревеньках - съезжаешь с трассы на лесную дорожку и едешь несколько километров сквозь сосновый бор до магазинчика во дворе какого-нибудь хутора.

Мы не занимаемся этим ради одной только прибыли - цены в Скандинавии высокие на всё, включая старину. Но нам всегда приятно осознавать, что ненужная тебе вещь порадует другого человека."

Дмитрий Кокоулин

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика