Москва 24

22 октября, 2015

Кризис как этап эволюции: в чем причины конфликта вокруг "Золотой Маски"

Поделиться в социальных сетях:

Фото: facebook.com/goldenmaskfestival

Вот уже неделю внимание театральной общественности приковано к премии "Золотая Маска". Оглашение списка Экспертного совета на сезон-2015-2016, а также последовавший за этим отказ режиссеров Кирилла Серебренникова и Константина Богомолова участвовать в конкурсной программе спровоцировали бурную дискуссию. Спустя несколько дней Экспертный совет премии добровольно покинули критики Алла Шендерова и Ольга Фукс, а в понедельник в сети появилось открытое письмо Председателю Союза театральных деятелей Александру Калягину с требованием вмешаться в ситуацию и распустить только что сформированный совет. M24.ru предпринимает попытку разобраться в истоках конфликтной ситуации, целях, которые преследуют стороны.

Начало. В чем заключались предпосылки конфликта

Предыстория нынешнего конфликта вокруг "Золотой Маски" корнями уходит гораздо глубже, чем может показаться на первый взгляд. Хронология событий последней недели свидетельствует о том, что все вовлеченные стороны перешли от слов к действиям: режиссеры объявляют об отказе участвовать в фестивале из-за неудовлетворенности составом Экспертного совета драматического театра; критик, вошедший в этот совет, позволяет себе нарушить предписанный регламент и пристрастно высказать свою позицию через СМИ; группа неравнодушных направляет Александру Калягину открытое письмо с просьбой вмешаться и не допустить положения, которое, по их мнению, может иметь катастрофические последствия.

Если оглянуться назад и попытаться вспомнить о реакции, ежегодно сопутствующей итогам "Маски", легко выявить очевидную тенденцию – распределение призов регулярно вызывало волну негодования в неоднородных театральных кругах. Здоровый соревновательный процесс подразумевает естественное проявление недовольства – только победитель доволен мнением жюри. Дискуссии об объективности премии и беспристрастности членов Экспертного совета, формирующего список номинантов и победителей, до известного момента не покидали закулисного пространства и велись исключительно в творческой плоскости.

Когда и зачем решили реформировать "Золотую Маску"

О том, что "Маска" якобы переживает кризис, в полный голос заговорили в мае этого года после выступления на рабочем совещании Минкульта первого заместителя министра – Владимира Аристархова. Чиновник обвинил "Маску" в "презрении к истории нашей страны", распространении русофобии и пропаганде "чуждых нам ценностей". Он также заявил, что премия системно поддерживает постановки, которые "противоречат нравственным нормам", "очевидно провоцируют общество". Подлил масла в огонь Независимый профсоюз актеров театра и кино, который обратился с письмом к Владимиру Мединскому с просьбой вмешаться в работу фестиваля, по их мнению, не полностью отражающего театральную картину страны.

Минкульт идентифицировал слова Аристархова как частное мнение чиновника, дирекция и эксперты "Золотой Маски", в свою очередь, попытались опровергнуть предъявленные обвинения, приведя в качестве доводов устав премии и статистические данные за последние несколько сезонов. Однако мысль о необходимости реформирования "Маски" прижилась, получив развитие на государственном уровне.

Здесь нужно отметить, что Министерство культуры является одним из организаторов фестиваля и премии наряду с Союзом театральных деятелей РФ, что означает существенную финансовую вовлеченность в функционирование премии. Этот факт зафиксирован в положении о "Маске": финансовыми источниками могут быть средства федерального бюджета и иные материально-технические ресурсы по линии МК РФ. Однако управляется фестиваль дирекцией и СТД, юридически не подчиняясь Министерству культуры.

В конце июня-начале июля Минкульт провел общественные слушания с участием худруков и директоров российских театров, в ходе которых обсуждалось актуальное состояние "Золотой Маски". Чиновники в лице замминистра Александра Журавского потребовали, чтобы качественный состав нового Экспертного совета учитывал "различные мнения и вкусовые пристрастия". Эту позицию разделили некоторые театральные деятели, в числе которых руководитель Александринского театра Валерий Фокин и гендиректор Большого театра Владимир Урин, отметивший, что жюри премии не должно быть "клановым". Но, по словам собеседника m24.ru в театральных кругах, пожелавшего остаться анонимным, это мнение не отражает реальных побуждений, связанных со стремлением реформировать механизмы функционирования "Маски".

Летние общественные слушания спровоцировали еще один конфликт – на этот раз между Союзом театральных деятелей и Министерством культуры. Александра Калягина вовремя не уведомили о начале слушаний, на что он прореагировал письмом, в котором отметил, что в сложившейся ситуации чиновники ведут себя некорректно: "Я напомню, что единственным учредителем (как я говорю “папой и мамой”) “Золотой Маски” является Союз театральных деятелей. И мне представляется, по крайней мере, странным, что обсуждение нашей премии организуется Министерством культуры “явочным порядком”: с нами предварительно не согласованы ни время проведения мероприятия, ни его формат, ни состав участников". Однако найти компромисс удалось быстро – в качестве "антикризисной" меры была сформирована рабочая группа, до декабря этого года разрабатывающая план по улучшению работы "Золотой Маски".

Фото: facebook.com/goldenmaskfestival

Почему от участия в "Маске" отказались Кирилл Серебренников и Константин Богомолов

Новый виток конфликта обозначил себя на прошлой неделе, когда на сайте СТД опубликовали список Экспертного совета премии на сезон 2015-2016 гг. Режиссеры Кирилл Серебренников и Константин Богомолов восприняли информацию наиболее эмоционально, сообщив через Facebook об отказе участвовать в премии. "Я из соображений гигиены не хочу, чтобы мои спектакли смотрели, оценивали люди, которые написали на меня и театр, в котором я служу, множество подлых доносов и пасквилей", – заявил Серебренников. Однако официального расторжения отношений с "Золотой Маской" пока не произошло. "Гоголь-центр", худруком и директором которого является Серебренников, от комментариев на эту тему уклоняется.

Критик Капитолина Кокшенева, вошедшая в Экспертный совет, в свою очередь дала интервью, вышедшее под заголовком "Хватит давать премии Серебренникову". Интересно, что режиссер действительно регулярно номинируется на "Золотую Маску", но награду он получил единожды – за спектакль "Отморозки". Константин Богомолов и вовсе обделен по части премий – получил лишь приз критики за спектакль "Идеальный муж".

Возмущение со стороны ряда театральных деятелей вызвало не только это заявление, но и тот факт, что эксперт премии проявил свою предвзятость, а это противоречит правилам "Золотой Маски". Не осталась без внимания и еще одна "пикантная" подробность: Кокшенева принимала активное участие в борьбе против оперы "Тангейзер", поставленной Тимофеем Кулябиным в Новосибирском театре оперы и балета.

Источник m24.ru комментирует ситуацию следующим образом: "Что касается истории с Серебренниковым, то он номинировался не реже и не чаще, чем, скажем, Додин или Фоменко, или кто-то еще. Но лауреатом становился лишь раз. И, конечно, существуют претензии, что режиссеры не поймешь какого толка получают награды. Но это говорят люди, элементарно не изучавшие статистику, вернее сделавшие вид, что ее не изучали, в надежде на то, что их никто не поймает на слове.

Богомолов, насколько я помню, ни разу "Маски" не удостаивался. Соответственно, никакого приоритета ни у Серебренникова, ни у Богомолова нет – ни со стороны Экспертного совета, ни у жюри. Критики, которые считают иначе, вошли в будущий Экспертный совет. Поэтому вопрос об объективности судейства открыт. Кстати, еще неизвестно, кто будет в жюри в этом году. Возможно, оно так же будет формироваться по новой схеме, разработанной Минкультом.

Богомолов и Серебренников – вполне конкретная мишень. Выступающие против них люди хотят, чтобы в афише "Маски" присутствовали другие имена, и главное – чтобы на фестивале доминировала другая театральная эстетика".

Фото: m24.ru/Евгения Смолянская

Глава СТД и его выбор. Что думает Калягин

Вслед за Серебренниковым и Богомоловым бойкотировать "Маску" решили два члена только что сформированного Экспертного совета. Критики Алла Шендерова и Ольга Фукс объявили о своем нежелании работать с людьми, навязанными "сверху" и "не погруженными в сегодняшний театральный контекст".

Примирить коллег попытался Александр Калягин, опубликовавший открытое письмо на сайте СТД. "Мы никогда не соберем Экспертный совет, который одобрят абсолютно все", – заявил Калягин, призвав режиссеров-бунтовщиков "смирить гордыню" и помнить о том, что они несут ответственность не только за себя. Снимая свои спектакли с "Золотой Маски", Серебренников и Богомолов автоматически лишают возможности участвовать в конкурсе и весь творческий коллектив, работавший над их постановками. Кроме того, Председатель СТД обратил внимание и на некоторые юридические тонкости. Если Серебренников как худрук и директор "Гоголь-центра" может отказаться от участия в премии, то Богомолов, работающий на нескольких столичных площадках, не имеет права принимать то ли иное решение относительно своих постановок без согласия руководства театров.

Фото: ТАСС/Александра Мудрац

Сотня голосов. Чего требуют в открытом письме к Калягину театральные критики

Коллективным ответом на обращение Калягина стало еще одно открытое письмо, которое подписали более ста театральных критиков. Многие из подписавшихся обладают вполне конкретным представлением о специфике организационных процессов "Маски", так как ранее сами участвовали в работе премии – входили в состав Экспертного совета или жюри. Суть обращения к Калягину заключается в том, что главе СТД предлагается в экстренном порядке созвать Секретариат премии и переиграть ситуацию – утвержденный несколько дней назад Экспертный совет распустить и сформировать новый, "не вызывающий подозрений в идеологической тенденциозности и предвзятости".

Один из авторов письма, Председатель Экспертного совета "Маски" 2015 года, критик Глеб Ситковский прокомментировал эту инициативу: "В Экспертном совете “Золотой Маски” всегда были люди от Министерства культуры, которое является одним из ее организаторов, но не учредителем (а это две принципиально разные вещи). Конфликт же произошел, когда со стороны чиновников начались попытки оказывать давление на премию и на Председателя СТД Александра Калягина. Заявили, что “Маска” переживает кризис (хотя, по-моему, кризис начался, когда на нее стали давить), создали рабочую группу, которая должна решить какие-то проблемы, весьма надуманные. Театральное сообщество опасается, что премия перестанет отражать реальный расклад сил, потому что профессиональный подход к оцениванию спектаклей пытаются заменить идеологическим.

Частично наша озабоченность связана с функционированием рабочей группы, которая готовит проект изменения Положения о “Золотой Маске”. Согласно этому проекту Дирекция фестиваля и премии должна быть отстранена от формирования Экспертного совета. Его будут утверждать Комиссия по критике и другие комиссии СТД. Проблема вот в чем: Положение еще не изменено, но нынешний Экспертный совет формировался уже по этому проекту. То есть, по сути, он нелегитимен. Второе грубое нарушение состоит в том, что Комиссия по критике не голосовала за эти кандидатуры – они утверждались единолично Председателем комиссии. К тому же, кандидатуры Министерства культуры были присланы всего за два дня до заседания Секретариата СТД, и, соответственно, не было времени как следует все обсудить.

Профессия театрального критика в нашей стране очень редкая, и, по сути, те сто человек, которые подписали наше обращение к Александру Калягину, – это где-то 90% театральных критиков России. Мы требуем от СТД, чтобы учитывалось мнение всего критического сообщества, поскольку критики всегда отвечали за формирование фестиваля. И сейчас речь идет о том, что бы создать ассоциацию театральных критиков России, которая бы отстаивала свои права. Не могу предположить, что будет дальше, но, мне кажется, продолжение конфронтации не в интересах общего дела".

На данный момент реакция председателя СТД на открытое письмо критиков неизвестна. Источник m24.ru считает, что распустить Экспертный совет, как того требуют подписанты обращения к Калягину, вряд ли возможно, поскольку "в уставе значится следующее: Экспертный совет утверждает секретариат СТД на заседании. Только после этой процедуры совет считается официальным, и может приступить к работе. Чтобы собрать Секретариат, нужно, чтобы еще раз приехали люди, живущие в разных уголках страны. Они дезавуируют свое предыдущее решение, касающееся состава советов экспертов. Но на это никто не пойдет. Это даже технически невозможно сделать в кратчайшие сроки до начала реальной работы нового Экспертного совета. СТД ищет компромиссы, Союз не хочет портить отношения с Минкультом, как того требуют романтически настроенные критики. Их выплеск возмущений вполне очевиден, но то, что он возымеет какие-то практические результаты – невероятно. Но, безусловно, нужно было обратить общественное внимание на проблему – и в этом важность письма".

Во вторник на открытое письмо критиков в аналогичной форме ответили члены рабочей группы "Золотой Маски", в котором отвергли обвинения в нелегитимности утвержденного Экспертного совета. "Все эти высказывания в Facebook и открытое письмо театральных критиков продиктованы, в первую очередь, эмоциями, – прокомментировал один из членов рабочей группы Кирилл Крок. – Никто никакой власти не узурпировал, совет на сезон 2015-2016 гг. был сформирован по старым правилам. Все предложения рабочей группы будут рассмотрены в декабре – на заседании Секретариата СТД, и, если их одобрят, то они будут оформлены в виде поправок в Положение о “Золотой Маске”. А пока всем необходимо успокоиться".

Почему раньше не происходило масштабных конфликтов

"В прежние годы трений тоже не удавалось избегать, – рассказывает источник m24.ru – В “Маске” далеко не все смотрят в одну сторону, у всех разные вкусы, приоритеты, эстетические пристрастия, опыт, ум, разные знания и образование. Но в итоге эти люди, эти эксперты находили консенсус, потому что их споры происходили на уровне искусства, а не идеологии. Нынешний конфликт затеян в интересах той части сообщества, которая хочет, чтобы фестиваль показывал другие спектакли, чтобы призы получали “понятные народу” режиссеры. Реформа “Маски” нужна тем, кто считает: театр должен быть патриотическим, психологическим и реалистическим. В едином пространстве “Маски” тот же Лев Додин и представители радикальных, современных направлений театра довольно долго сосуществовали на равных. Но теперь кого-то такой расклад перестал устраивать".

Юлия Чечикова, Ирина Мустафина

Сюжеты: Театры Москвы: репетиции, интервью, премьеры , Тренды города: все, что волнует столицу

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика