20 апреля, 2016

Проигравшие, но не побежденные: критики – о результатах "Золотой маски"

Поделиться в социальных сетях:

Фото: facebook.com/goldenmaskfestival

Ежегодно распределение призов главной театральной премии "Золотая маска" вызывает в бурные дискуссии среди любителей и профессионалов. Вопрос объективности жюри не теряет актуальности, тем более, что решения подчас действительно вызывают недоумение. Для m24.ru итоги "Золотой Маски" комментируют обозреватель газеты "Труд" Сергей Бирюков и театральный критик, автор газеты "Новые Известия" Майя Крылова.

Сергей Бирюков

Опера

Фото: facebook.com/snbirukov

Я поддерживаю высокую оценку "Хованщины" Александра Тителя. Мне кажется, это крепкий, строгий спектакль, соответствующий духу произведения. Но как можно было проигнорировать музыкальную работу Теодора Курентзиса в Пермской опере, который на протяжении многих лет развивает несколько стратегических линий, в том числе моцартовский репертуар? С точки зрения режиссерского и художественного решения пермский "Дон Жуан" был уязвим, но безупречен в плане великолепной музыкантской работы – можно отдать руку на отсечение. По крайней мере, дирижера и двух исполнительниц партий Донны Эльвиры и Донны Анны можно было бы премировать. Вообще состав солистов в "Жуане" на очень высоком уровне – к сожалению, на стадии составления списка номинантов эксперты не расслышали, что здесь и сильные мужские партии. Была бы моя воля, я бы отметил и исполнителей ролей Дон Жуана и Лепорелло.

Моцарт на этой "Маске" вообще удивительным образом оказался в числе аутсайдеров. Без основных наград осталась "Свадьба Фигаро" Большого театра, хотя дирижер Уильям Лейси, режиссер Евгений Писарев, художник Зиновий Марголин выступили на достойном уровне. Увы, жюри отметило спецпризом только исполнителя заглавной партии. Остальные спектакли я не берусь судить, так как не все слышал.

Балет

"Масочный" расклад в балете изумляет. Жюри проигнорировало всех исполнителей, хореографа и дирижера спектакля "Герой нашего времени". Хотя, на мой взгляд, это крупное достижение Большого театра и балетного искусства в целом. Много ли можно вспомнить оригинальных, полнометражных, трехактных спектаклей с прекрасной, яркой хореографией и специально написанной музыкой? Лучшим хореографом жюри назвало Дагласа Ли, который поставил чудесный одноактный балет "Когда падал снег" (Пермский театр оперы и балета). Он тронул меня почти до слез – трогательный, светлый, грустный. Но все же это камерная работа, ориентированная на семерых солистов и никак не сопоставимая с масштабами "Героя нашего времени". Тут, кстати, можно заметить, что система номинирования "Золотой Маски" устарела: в одной номинации оказываются спектакли разных весовых категорий – камерная и большая форма. По-моему, это неправильно. Что касается дирижерских призов, то я очень рад, что Саратовский оперный театр поставил "Стальной скок", я обожаю музыку Прокофьева. У меня для нее есть такой образ – будто в душной комнате распахнули окно, и на тебя обрушился этот сшибающий с ног свежий ветер. Вот что такое Прокофьев, особенно когда его давно не слышишь. А тут произведение, которое 90 лет, с момента его создания, вообще не ставилось в России. Саратовцы молодцы, но я не уверен, что именно Юрия Кочнева нужно было отмечать как дирижера. Тот же Антон Гришанин, на мой взгляд, более достойный кандидат – без него не сложился бы огромный спектакль Большого театра "Герой нашего времени". Кочнев сделал работу на своем хорошем уровне. Но более интересной представляется мне работа балетмейстера Кирилла Симонова, который передал хореографическими средствами радость индустриального труда и общения с механизмами – типичный для 1920-х годов образ.

Илья Демуцкий. Фото: m24.ru/ Евгения Смолянская

В композиторской номинации жюри отметило молодого питерца Илью Демуцкого за балет "Герой нашего времени". Это не самая гениальная музыка на свете, местами, я бы сказал, фоновая, но местами и тонкая – особенно в финале, что соответствует тонкости хореографического решения, когда все три Печорина из трех частей балета сходятся вместе и устраивают такое "соло на троих". Хорошая крепкая работа. Не вручать же в самом деле "Маску" Филипу Глассу за его ставшее уже классическим произведение "Сатьяграха"?! Так или иначе "Маска" Демуцкого – скорее утешительный приз для "Героя нашего времени" – из пяти солистов, выдвинутых в номинанты, демонстративно не дали "Маску" ни одному. Тут уже начинают закрадываться мрачные догадки насчет роли Николая Максимовича Цискаридзе в этом составе жюри: перебравшись в Петербург, он словно перестал видеть свой родной Большой театр в упор. И вышло, что главные балетные призы получил театр балета Бориса Эйфмана. Ничего не могу сказать о спектакле Up&Down, не любитель Эйфмана, это, если позволите, недостаток моего вкуса. Но не заметить работы солистов Большого театра – странно.

Майя Крылова

Оперетта/Мюзикл

Фото: https://www.facebook.com/profile.php?id=100009819825423

В номинации оперетта/мюзикл очевидного спектакля-лидера на мой взгляд, не было. Главный приз получил спектакль Театра музкомедии (Санкт-Петербург) "Голливудская дива" – крепко сбитый, красивый, даже роскошный, в стиле бродвейских мюзиклов и американских фильмов 30-х годов, с прекрасными нарядами, плейбойными персонажами и, естественно, с хеппи-эндом. Что касается женской/мужской роли, то победительница Оксана Костецкая в мюзикле "Все о Золушке" возражений не вызывает. Впрочем, у нее были конкуренты.

Дмитрий Ермак получил награду за "Призрака оперы", и для меня это более очевидная победа. Московский "Призрак" в большой степени обязан успехом этому прекрасному актеру и певцу. Заслуженно попал в призеры чудесный камерный мюзикл в Театре имени Пушкина "Рождество О.Генри", с таким, в хорошем смысле сентиментальным уютом, верней, попали постановщик Алексей Франдетти и сценограф Тимофей Рябушинский. Драматические актеры, конечно, с разной степенью качества, но прилично там поют. Это симпатичная работа, на которую можно ходить всей семьей.

Балет и современный танец

В балете оказалось много проблем по распределению призов. "Герой нашего времени", эксклюзив Большого театра, взял "Маску" как лучший спектакль. Это понятный выбор. Балет по Лермонтову с новой хореографией, с музыкой, специально заказанной современному композитору (такой опыт тоже не часто входит в практику российских театров) и, конечно, с прекрасными исполнительскими работами. Парадокс в том, что никто из частных номинантов, один другого лучше, не удостоен "Маски". Жюри как бы сделало вид, что их нет, зато присудило целых две "Маски" артистам Театра балета Бориса Эйфмана. Его динамичный спектакль Up&Down нравится публике, но актерская работа Большого театра значительнее. Илья Демуцкий, автор музыки к "Герою", получил "Маску" в композиторской номинации. Понятно, что у многих членов жюри с их достаточно консервативной позицией большого выбора не было. Два эпизода "Сверлийцев" Электротеатра – радикальная современная музыка, и жюри она не могла быть отмечена. У нас к такому не готовы. Попавший в список номинантов автор мюзикла Раймонд Паулс явно показался несерьезным. И выбор пал на партитуру Демуцкого. Интересно, что ни хореограф Юрий Посохов, ни режиссер Кирилл Серебренников – авторы "Героя нашего времени", тоже не вошли в число лауреатов, словно "Герой" прилетел с Марса в готовом виде.

Без призов остался екатеринбургский спектакль "Тщетная предосторожность" Сергея Вихарева. Это попытка представить современный взгляд на старинный балет, которая вместила в себя почти все, что было создано хореографами "Тщетной" в XIX веке, начиная с Петипа, плюс некоторые находки XX века. Жюри, насколько я могу представить, возмутило, что действие старинного пасторального балета разворачивается на фоне декораций по мотивам Ван Гога. Кажется, эту задумку восприняли буквально: комедия положений, мол, не совпадает с трагичным Ван Гогом, но по замыслу постановщика там был "театр в театре", и декорации работали в другом, не буквально изобразительном смысловом контексте.


Без "Маски" в этот раз оказался Вячеслав Самодуров, который ранее брал национальный приз два года подряд. Мотивы жюри и тут непонятны. Балет "Занавес" – хореографически напряженная повесть о том, как себя чувствует балерина во время спектакля, каких нервов ей стоит выступать. Тут было что смотреть.

В современном танце "Маску" получил театр "Балет Москва" за спектакль "Кафе Идиот". Это трагикомический взгляд на роман Достоевского, отстраненный и внимательный одновременно, с черным юмором и отчаянным танцем. Спасибо жюри, что постановка, далекая от классических рамок, была отмечена призом. Александр Пепеляев сказал на банкете, что чувствует себя как Леонардо Ди Каприо – он столько раз номинировался на "Маску" и не получал ее, а теперь, наконец, это произошло.

Также в число лауреатов по праву попал иностранный хореограф Даглас Ли, который сделал выигрышный для труппы Пермского театра оперы и балета спектакль "Когда падал снег" с таким викторианским, мистическим настроением.

Совсем странно выглядело решение жюри в дирижерской номинации в балете. Судьи сделали вид, что в числе претендентов не фигурирует, например, Теодор Курентзис, и дали приз Юрию Кочневу за саратовский "Стальной скок". Конечно, можно посчитать, что эта "Маска" – дань памяти покойному Прокофьеву в год юбилея. "Скок" – очень редкая для России партитура, ее впервые поставили 90 лет назад в Париже, а у нас к ней не обращались. Можно одобрить инициативу театра, но это не значит, что достойных награды конкурентов у дирижера Кочнева не было. Они были.

Теодор Курентзис. Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

Опера

В опере ситуация более ясная. Хибла Герзмава получила "Маску" за Медею в одноименной опере, что предсказуемо – она блестящая певица, и исполнение труднейшей партии было на высоте, и необходимо страшная по образу личность у нее получилась. Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко на этой "Маске" вообще занял лидерские позиции. Среду лауреатов мог оказаться и блестящий Дмитрий Ульянов (Хованский в "Хованщине"), но этого не произошло. Без приза остался отменный Владимир Чеберяк (Ганди в екатеринбургской "Сатьяграхе"). Жюри предпочло столичного певца, тенора Алексея Татаринцева ("Ромео и Джульетта" Новой оперы). В этом году наблюдался сильный конкурс в частных номинациях солистов, и выбрать одного-единственного было трудно.

Лучшим спектаклем названа "Хованщина" Александра Тителя. Это несколько, на мой взгляд, формальная вещь, постановщик четко по полочкам раскладывает всю русскую Смуту, но нет необходимой Мусоргскому горячей ноты, спектакль немного холодноват, но мастерски сделан, конечно.

В дирижерской номинации в опере выиграл Андрей Лебедев из "Новой оперы", что, в общем, странно, учитывая то, что конкуренцию ему составляли Артем Абашев ("Сказки Гофмана", Пермский театр оперы и балета), Филипп Чижевский ("Сверлийцы", Электротеатр Станиславский) и тот же Теодор Курентзис ("Дон Жуан", Пермский театр оперы и балета). Лебедев сделал "Ромео и Джульетту" добротно, но не более того. Не вполне понятно, почему жюри выбрало именно его. Я не могу сказать, что это было плохо. Я сама была одним из экспертов "Золотой Маски", всех дирижеров этих выдвигала. Но и в одной категории номинантов существует градация качества.

Еще один странный момент: фантастический спектакль Екатеринбургского театра оперы и балета "Сатьяграха" на музыку минималиста Филипа Гласса жюри почти проигнорировало. Команде достался только спецприз за работу прекрасного хора, но это мало для постановки, ради которой весь театр выучил санскрит и освоил минималистский стиль – это касается как оркестра, так и певцов. Ведь исполнять привычного Верди и современного неожиданного Гласса – совершенно разные вещи. Тенор Владимир Чеберяк специально ради роли Ганди даже побрился наголо. Остальные партии он теперь поет в париках. К счастью, критики наградили Екатеринбургский театр своей "Маской" хотя приз критики вручался в последний раз – комиссия по реформе премии отменила его.

"Сатьяграха". Фото: m24.ru/Лидия Широнина

Спецприз за яркое воплощение партии Фигаро получил Александр Виноградов, приглашенный певец в Большом театре. "Маской" отмечена и детская опера-квест, опера с кукольным театром, да еще по мотивам "абсурдной" поэзии Эдварда Лира – "Путешествие в Страну джамблей" Пермского театра, что очень приятно. Редко детский спектакль получает такие награды.

В номинации "Эксперимент" победили "Звуковые ландшафты" Петра Айду (Школа драматического искусства). Это проект, в котором собраны отреставрированные старинные шумовые машины, и игра на них имитирует звук дождя, голоса птиц, то есть все то, что создавалось в театре механически – до прихода компьютерных технологий. Из звуков складывается очень неожиданный спектакль, хотя в нем нет режиссуры, нет сюжета, но присутствует тонкий художественный смысл. Этот приз совместно присуждают оба жюри – драматическое и музыкальное. Надо было всех покорить, чтобы получить его. Айду сумел.

Решения жюри "Золотой Маски" противоречивы. В некоторых случаях они, на мой взгляд, попали в точку, но многое пропустили, что-то недооценили, или наоборот, превознесли слишком высоко. К счастью, правильных, адекватных художественному уровню решений оказалось достаточно много. Но хочется большей смелости.

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика