Москва 24

Свежий воздух

30 декабря 2013, 16:08

Киноистория Юго-Запада: от "Иронии судьбы" до Шварценеггера

Что общего между героями "Иронии судьбы" и Аркадием Стругацким? Где располагалось культовое молодежное кафе "У Фонтана"? Зачем Арнольд Шварценеггер приезжал в Олимпийскую деревню? Об этом и многом другом в нашей постоянной рубрике "Москва киношная" расскажет обозреватель Алексей Байков.

Общий вид на проспект Вернадского. Слева - церковь Михаила Архангела. Фото: ИТАР-ТАСС

Начнем мы на сей раз с самой известной новостройки Москвы, вернее сразу с трех новостроек. Почему самой известной? Потому что каждый житель нашей страны видел эти дома по телевизору, потому что каждый хоть раз в жизни смотрел "Иронию судьбы" в Новый год.

Между прочим, в самом начале фильма Эльдар Рязанов, мягко говоря, слукавил. Дома экспериментальной серии И-99-47/406 никогда не были типовыми. Если точнее – их было построено всего три штуки, и все они располагались на Проспекте Вернадского (№№ 113, 125 и 119 соответственно), который и сыграл в фильме "роль" Третьей улицы Строителей. Такой улицы, кстати, не было ни в Москве, ни в Ленинграде. Точнее в Москве все-таки была: с 1958 по 1963-й, а теперь это улица Марии Ульяновой. Дом 25 на ней – типичная хрущевская пятиэтажка. В Ленинграде одно время было сразу две улицы Строителей, а затем их тоже переименовали, одну – в Бокситогорскую, а вторую – в улицу Маринеско.

Итак, мультик про засилье типовой архитектуры кончается и начинаются кадры с пейзажами, знакомыми всем, кто живет рядом со станцией метро "Юго-Западная". Камера останавливается на церкви, построенной в весьма необычном для панельного района стиле нарышкинского барокко; в дальнейшем она будет регулярно мелькать в кадре. Церковь Михаила Архангела (1693-1703) обеспечивала "духовными услугами" приход села Тропарево, относившегося к владениям Новодевичьего монастыря – отсюда и архитектура совершенно нетипичная для сельского храма. Монастырь был богатый и мог себе такое позволить. Деревянные домики старого Тропарева тоже на секунду мелькают в кадре – деревня существовала на задворках московского юго-запада до 1881 года. А до того это, наверное, была единственная деревня в стране, жители которой почти 20 лет ездили к себе домой на метро.

Вообще, как только покидаешь пределы центра, ориентироваться по зданиям сразу же становится трудно – все на одно лицо. И лишь внимательно разглядывая "стоп-кадры" начала "Иронии…" можно выделить какие-то интересные здания. Голос за кадром начинает перечислять название деревень, поглощенных московским юго-западом, а на экране мы видим в левом верхнем углу белый корпус гостиницы "Дружба", а в центре кадра подъемный кран достраивает "книжку" Дома студента на Вернадского (ДСВ МГУ). "Деревня Черемушки дала свое имя всемирно известным московским новостройкам", - в кадре мы при этом видим четыре стоящих к камере торцами одинаковых белых дома, относящихся к так называемому "немецкому кварталу" - комплексу зданий, построенному в начале 1970-х годов для граждан ГДР и сотрудников восточногерманского посольства (сейчас все эти дома принадлежат соответственно дипмиссии ФРГ). "В былые времена, когда человек попадал в какой-нибудь незнакомый город, он чувствовал...", - в правый угол кадра в это время влезает дом 11 по улице 26 Бакинских комиссаров, окна которого показывают крупным планом во время начальных титров фильма, – 22-этажная одноподъездная "башня" довольно редкой серии П-4/22. Всего вдоль улицы 26 Бакинских комиссаров было построено три таких дома, с крыши среднего, собственно, и снималась открывающая фильм панорама.

Проспект Вернадского, 1972 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Но вот камера спускается с небес на землю и мы видим "ленинградский" дом Нади (№ 113) с хозяйственной пристройкой, в которой размещался магазин "Продукты". Кстати, в среднем из трех зданий-близнецов обитал до самой своей смерти писатель-фантаст Аркадий Стругацкий. У него в пристройке была кондитерская, попавшая в роман "Хромая судьба":

"И я сбегал вниз, в нашу кондитерскую. В нашу странную кондитерскую, где слева цветут на прилавке кремовые розы тортов, а справа призывно поблескивают ряды бутылок с горячительными напитками. Где слева толпятся старушки, дамы и дети, а справа чинной очередью стоят вперемежку солидные портфеленосцы-кейсовладельцы и зверообразные, возбужденно-говорливые от приятных предвкушений братья по разуму. Где слева мне не нужно было ничегошеньки, а справа я взял бутылку коньяку и бутылку "Салюта", - писал он.

Голос за кадром еще продолжает свой монолог, а действие фильма уже началось – Павлик выходит из автобуса ЛиАЗ и покупает у Снегурочки шампанское на небольшом рыночке в Новых Черемушках на улице Шверника. Попавший в кадр стеклянный "Торговый центр "Новые Черемушки" (дом 13, корпус 1) существует до сих пор, хоть и называется теперь не ТЦ, а "Универсам". Дальше случается классический случай "переноса в пространстве": Павлик вместе со своей бутылкой делает шаг и оказывается между елочным базаром и магазином "Продукты" на улице 26 Бакинских комиссаров. Там он спрашивает дорогу на 3-ю улицу Строителей и уходит в сторону тех самых трех 22-этажных "башен". Наконец, он находит Женин подъезд, рядом с которым на стене висит бутафорская табличка с номером "25". Сейчас этот подъезд уже не узнать – он полностью скрылся под кирпичной пристройкой Театра на Юго-Западе .

Рассказывать про подъезды и квартиры из "Иронии судьбы" неинтересно, поскольку все это делалось в павильонах "Мосфильма". Отметим лишь одну любопытную деталь: хоть все персонажи фильма и звонят регулярно по телефону, в 1975 году, когда снимался фильм, линию к новостройкам на Вернадского еще не подвели, и Дмитрию Яковлеву приходилось регулярно бегать к ближайшей будке, чтобы предупредить семью, что он задержится еще на пару дублей.

Пьяненького Женю Лукашина отправляет в Ленинград, у Пулково он ловит такси, которое привозит его обратно на проспект Вернадского к дому 113.

Открытие памятной доски на доме, где проходили съемки фильма "Ирония судьбы, или С легким паром!". Фото: ИТАР-ТАСС

Теперь проматываем фильм до возвращения Лукашина в Москву. Женя выходит из автобуса не у себя на Вернадского, а на улице Шверника, у того самого рынка, где Павлик покупал шампанское. Затем мы видим его идущим вдоль стеклянной галереи Дома аспиранта и стажера (ДАС) МГУ. И, наконец, он оказывается у ограды храма Михаила Архангела, в реальности ему пришлось бы пройти с десяток километров, но в кино, как известно, нет ничего невозможного.

Вот и разобрались. Осталось только добавить, что память о съемках "Иронии" в 2003 году была увековечена мемориальными досками в виде портфеля с торчащим из него березовым веником. Кстати, этот самый портфель считался на съемочной площадке почему-то самым ценным реквизитом, и носить его доверяли только Барбаре Брыльской.

Средний дом серии И-99-47/406 сняли в кино чуть позже – через два года. Именно туда (двор домов 119 и 121 по Вернадского) Рубик и Мимино приходят продавать свою покрышку – "Эти "Жигули", чем думают, я не знаю". Но владельцем автомобиля оказывается мужчина, обесчестивший сестру Мимино, и из банальной торговой сделки вырастает "уголовное дело о нападении гражданина Мизандари на гражданина Папишвилли". А рассматривалось оно в Хамовническом районном суде (7-й Ростовский переулок, дом 21). А до революции в этом здании располагалась женская гимназия А.С. Алферовой.

Вернемся обратно в 1975 год, к менее известному фильму "Горожане", снятому по повести Кунина "Я работаю в такси", про насквозь положительного московского водителя, у которого все хорошо, кроме личной жизни. Для начала все любители московской истории могут полюбоваться на проспект Вернадского в районе кинотеатра "Звездный", рядом с которым еще нет гостиницы "Комета" (она будет построена чуть позже). Затем Батя у Крымского моста подбирает пассажира, которому надо на Речной вокзал. Сперва они едут в правильном направлении, но затем ныряют в тоннель рядом с развязкой Ленинградки и Волоколамки у здания института "Гидпропроект", и выезжают… рядом с метро "Юго-Западная". В кадр попадает и стеклянный вестибюль станции, и те самые одноэтажные башни на улице 26 Бакинских комиссаров. В общем, благодаря кино, известная байка про московских таксистов, которые с Ярославского вокзала на Казанский возят через Тверскую, отчасти подтвердилась. Последний "юго-западный" вид из этого фильма – улица Миклухо-Маклая и кинотеатр "Витязь".

Съемки кинофильма "Горожане", 1974 год. Фото: ИТАР-ТАСС

Теперь обратимся, так сказать, к истокам. В рассказе про кино на Поварской мы уже упоминали, что секретаршу Верочку из "Служебного романа" Брагинский и Рязанов "поселили" в Чертаново в точном соответствии с ее невысоким положением в иерархии "Статистического учреждения". Точный ее адрес неизвестен, но трамвая у метро она ждет рядом с домом 54 по Чертановской улице, значит и живет где-то неподалеку.

"Вам и не снилось" (1980). Режиссер Илья Фрэз "поселил" Рому и Катю на Енисейской улице в районе метро "Бабушкинская", а вот школу он для них нашел на противоположном конце города - 780-ю, расположенную в Ясенево рядом с Литовским бульваром. Если бы все это происходило не в "киношной", а в настоящей Москве, то добираться туда им пришлось бы через весь город и с большим опозданием, так как метро в Ясенево еще не было.

Сохранились забавные воспоминания о съемках: когда делали сцену беседы матери Романа с директором, в школе шел субботник по уборке территории. Узнав о том, что "приехало кино" и что снимать будут в кабинете директора, ученики нескольких классов побросали все дела и ринулись на задний двор школы. Поскольку особого мусора там не было, он нашли где-то старую деревянную кабельную катушку и принялись катать ее под окнами и в итоге попали в кадр, да еще и не один раз.

1 сентября, начинается урок, но тут за окном звучат фанфары – это по соседству открывают большой универсальный магазин. Что же, можно поздравить одноклассников Романа и Кати с отличным зрением, поскольку из окон школы, расположенной во дворе рядом с Литовским бульваром, они видят "Лейпциг" на улице академика Варги. Когда школьники после уроков идут в магазин на "экскурсию", "переносы в пространстве" продолжаются. Гуляют они все по тому же "Лейпцигу", а вот бассейн с водой, в котором маленькие дети купают надувных крокодильчиков, расположен не там, а напротив нынешней прогимназии № 1273 и дома 156 по Ленинскому. Затем потерявший Катю Роман выходит из магазина, но уже не из "Лейпцига", а из универмага "Тропарево" на улице 26 Бакинских комиссаров (Вернадского, 105) и видит те самые три 22-этажные башни, с одной из которых снимали начальную панораму для "Иронии судьбы".

Магазин "Лейпциг", 1979 год. Фото: ИТАР-ТАСС

"Карнавал" (1981). После ссоры с Никитой, Нина некоторое время работает в Большом цирке на Вернадского и в бюро добрых услуг "Заря" - помогает пожилым людям, гуляет с детьми. Видим мы ее в основном в одном и том же дворе между Ленинским проспектом и Донской улицей, в районе дома 7 по Ленинскому. Еще один типичный случай "переноса в пространстве" - ближе к концу фильма Нина приезжает к Николаю Ремизову и они отправляются гулять по Москве. Они идут мимо украшенного к новому году универмага "Москва" на Ленинском, проходят пару метров и оказываются у Большого театра напротив ЦУМа.

Вот и настало самое время (и место) еще раз взяться за "Курьера" Шахназарова (1986). Начинается кино с того, что в суде слушается дело о разводе между отцом и матерью Ивана. И хоть председатель оглашает решение от имени Гагаринского районного суда, когда все главные действующие лица выходят на улицу, мы видим в кадре Хамовнический суд. Любили его все-таки киношники. А вот "живут" Иван с матерью действительно в Гагаринском районе. Двор, в котором танцевали брейк-данс, расположен рядом с улицей Довженко неподалеку от знаменитого "круглого дома" (во дворе которого, кстати, снимали несколько сцен для еще одного знакового фильма того времени – "Трагедии в стиле рок"). А вот подвал, ключи от которого Базин дает Ивану, находился в противоположной стороне района, в одном из только что построенных домов по улице Раменки. Дискотека, на которую ходят Иван и сотоварищи, – "У Фонтана" в Олимпийской деревне, культовое место для всей юго-западной молодежи 1980-х. Перед входом и в самом деле был фонтан, но никто и никогда не видел его работающим.

Директор заведения, хитрый армянин по фамилии Романович, крепко держал нос по ветру модных музыкальных тенденций. Вся неделя у него была расчерчена по "тематическим" дням: среда – рок-н-ролл, четверг – "депеши", пятница – "брэйкеры", суббота – новинки MTV. За все это отвечал один и тот же диджей по имени Миша и именно его спину мы видим в кадрах из "Курьера". Алкоголь в "Фонтане" был строго запрещен (во-первых, потому что Олимпийская деревня, во-вторых, из-за "молодежного" статуса кафе), так что в баре были только молочные коктейли и мороженое, из-за этого заведение получило свое второе прозвище – "Молоко". Вход стоил 1,5-2 рубля, билеты периодически выдавали в качестве поощрения отличникам ПТУ. Начиналось все в 7 вечера и заканчивалось примерно в час ночи. На лужайке у фонтана и в самом кафе, особенно не скрываясь, демонстрировали свой товар фарцовщики. За ними и за посетителями бдительно следила местная бандитствующая молодежь, так что шибко модно "прикинутым" в "Молоко" ходить категорически не рекомендовалось – могли раздеть тут же, прямо у входа. С наступлением темноты окрестные скверы превращались в арену для массовых драк "неформалов" со "жлобами", к которым с удовольствием присоединялась кавказская молодежь, занимавшаяся борьбой в местном спорткомплексе. Жизнь била ключом.

И еще любопытный момент из истории данного заведения и кино, причем не российского, а даже мирового – после съемок "Красной Жары" Шварценеггер устроил встречу со своими московскими поклонниками именно там, "У Фонтана". А приезжал он в Олимпийскую деревню, судя по всему, для того чтобы увидеть кумира своей юности, легендарного советского атлета 1960-х Юрия Власова.

На "Весеннем вернисаже" в Измайловском парке. Фото: ИТАР-ТАСС

Ну и последний кусочек московской истории. Мало кто помнит, что знаменитый Измайловский вернисаж изначально возник в Битце, в лесной аллее рядом с конноспортивным комплексом. Тем не менее сей факт нашел свое отражение в художественном кино – во второй серии "Забытой мелодии для флейты".

В те времена там стояли в основном честные творцы из "Союза свободных художников "Битца", которые продавали свои картины или писали мгновенные портреты с натуры. Затем местные жители стали активно возмущаться и писать куда следует – деятели искусств и покупатели порядком загадили местный лесок, и Вернисаж перевели в Измайлово. Там он сперва разместился на острове в центре Серебряно-Виноградного пруда, в тени дворца, в котором родился Петр I. Но и здесь художники с посетителями вытоптали все газоны, поэтому, когда поблизости самозародилась Большая Черкизовская толкучка, место для "Верника" отвели у ее входа, то есть в том месте, где он находится и по сей день. Художники обрадовались, срубили себе из бревен лакированные прилавки в стиле "а-ля рюс", но в результате за профессионализацией пришла ее величество коммерция и честных работников холста и кисти активно начали теснить профессиональные торгаши с матрешками, пиратскими CD и военным антиквариатом, коврами, кружевами и узбекской керамикой. Тем все и закончилось: "Вернисаж" стоит до сих пор, только вот художников там почти не осталось.

Алексей Байков

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать