Москва 24

28 апреля, 2014

"Кембриджская пятерка": британские сливки общества на службе СССР

Поделиться в социальных сетях:

"Нераскрытые тайны": "Кембриджская пятерка"

Как зарубежные агенты во времена Великой Отечественной войны помогли Сталину? И почему "кембриджскую пятерку" называют самой опасной шпионской группой ХХ столетия? Об этом читайте в документальном расследовании канала "Москва Доверие".

Предатели Родины

В доме в центре столицы много лет тихо и скромно жил один из ведущих агентов "кембриджской пятерки" Ким Филби. Квартира расположена так, чтобы избежать похищения британскими спецслужбами: проезд к зданию затруднен, подступы к подъезду легко просматриваются. В адресных книгах столицы номера телефона Филби никогда не было, корреспонденция поступала через абонементный ящик на главпочтамте.

Операция по его переброске в Москву вошла в учебники разведки, правда, бежал он второпях, буквально в том, в чем был.

Ким Филби. Фото: ИТАР-ТАСС

"У Филби с его советским связником была договоренность: если происходит что-то очень серьезное и есть угроза жизни, и если надо бежать, то связник в определенное время проходит под окнами квартиры Филби в Бейруте. И если это бегство моментальное, то надо с собой взять газету", - объясняет журналист Николай Долгополов.

Этот самый связник прошел под окнами квартиры Филби, но без газеты, то есть бежать не надо. Филби вышел, как был - в пиджачке, с портфелем в руках, в легкой одежде. Это все, что у него было. Журналисту Николаю Долгополову об этой детали поведала жена Кима Филби в то время, когда он работал над книгой об этом разведчике. Официально бегство агента прошло гладко, на деле же связник так перенервничал, что напутал с паролем, в то время как Филби нужно было срочно вывозить из города. До его ареста оставались считанные часы.

"Если бы Филби заговорил и рассказал обо всем, что он знал, это был бы всемирный скандал, по масштабу гораздо более, я бы сказал, жгучий, тревожный, нежели тот, который разыгрался после его бегства", - утверждает Долгополов.

Так в 1963 году он появляется в Москве. Ему удалось продержаться в разведке едва ли не больше других – 30 лет на службе СССР. Конспирацию он соблюдает маниакально, а фактически проваливается, не сумев отказать в помощи другу, тоже агенту "кембриджской пятерки".

"Засветился еще в Вашингтоне, ибо поселил в своей квартире друга Берджесса. Два разведчика из одной группы не должны никогда, ни по каким правилам, жить в одной квартире. Но Филби оправдывался, он говорил, что Берджесс в то время был в плохом состоянии, Берджесс пил, Берджесс вел себя просто недостойно. В конце концов, он был просто не в физической форме. И если бы его тогда, допустим, Филби не приютил у себя, в квартире своей, если бы он его оставил вот так, на улице, не известно, что было бы хуже. А если бы Берджесс сорвался и уже тогда выдал бы всю разведку? Всю сеть британскую в Лондоне", - рассуждает Долгополов.

В Вашингтоне Филби руководит британской миссией связи. Работает с ФБР и ЦРУ. Тогда же узнает, что под подозрением Дональд Маклейн – еще один из членов их ячейки

И тут Филби допускает просчет: он просит включиться в работу еще не пришедшего в себя Гая Берджесса. Надо предупредить Маклейна. В итоге тот сбегает в Страну Советов вместе с Маклейном, а Филби оказывается на грани раскрытия.

"Их подозревали, но не было возможности доказать, потому что настолько чиста была в войну работа. Ну, вы знаете, "пятерку" даже называли, а никто членов этой "пятерки" не знал до самых последних времен - до 1980-х, до 1990-х годов даже не знали", - объясняет Александр Зданович.

Элита Британии на службе СССР

Историк Александр Зданович считает, что завербовать элиту Британии в свое время оказалось легко.

1933 год, когда в Германии к власти приходит Гитлер, в Италии - диктатура Муссолини, в Америке - экономический кризис. Социалистические идеи, которые проповедует молодая Страна Советов, в моде.

"Хотелось бы подчеркнуть, что все они на начальном, как минимум, этапе работали только по идеологическим соображениям, никакой оплаты им не было. Мы приложили, я имею в виду наши старшие коллеги, те, кто работал во внешней разведке России, тогда – Советского Союза, они приложили немало усилий, чтобы сконцентрировать их внимание и внушить им идею, что вы больше принесете пользы реализации идей марксизма, коммунистических идей, если вы будете находиться на определенных государственных постах в определенных государственных структурах", - рассказывает Зданович.

Советский разведчик Гай Берджесс. Фото: ИТАР-ТАСС

Отбирают шпионов, учитывая личные связи. В частности, Филби привлек внимание своим знакомством с Риббентропом – тогда послом Германии и Великобритании. Разведать настроение нацистов уже тогда становится стратегически важным. В политике чувствуется дыхание войны.

Генерал Госбезопасности Валерий Малеванный, сам в прошлом нелегальный разведчик, знает некоторые подробности первых заданий "кембриджской пятерки" из дневника своей бабушки. В те годы Раиса Буравина руководила внешней разведкой в Европе. Операция резидента НКВД в Испании Александра Орлова и британского журналиста Филби проходила под ее контролем.

"Многие даже сейчас не знают, какова роль Кима Филби, например, в вывозе золотого запаса в 1936 году из Испании. Тогда Сталин лично приказал Орлову вывести запас. Ким Филби выезжал туда, как корреспондент английской газеты. Так четыре парохода из Картахены с золотым запасом Испании пришли сначала в Одессу, а потом благополучно были перевезены в Кремль. И это был четвертый запас золота в мире: 719 миллионов долларов привезли тогда", - говорит Валерий Малеванный.

Шпионов советская разведка вербует не только в Кембридже, но и в Оксфорде, и в Лондонском университете. Испокон веков отпрыски влиятельных семей отсюда идут прямо на большие государственные посты Британии. Так у Сталина оказываются свои люди в контрразведке MI5, во внешней разведке MI6 и в Министерстве иностранных дел Соединенного Королевства.

"Тот же Джон Кернкросс говорит в своих мемуарах, что это он выиграл Великую Отечественную войну. Ну, сначала это, конечно, смешно звучит, а если посмотреть, он в это время работал на "Энигме" так называемой, дешифраторная машина, в Генштабе британской армии. И все данные по Курской дуге, а это пять чемоданов секретных переговоров, это броня новых танков, это запасные аэродромы фашистской авиации, это новые типы самолетов, это все шифры. А мы же знаем, что доступ к этим секретным сведениям позволил выиграть на Курской дуге огромную эту битву", - рассказывает Малеванный.

Журналист Николай Долгополов, только приступив к работе над своей книгой о Филби, тоже услышал историю о Курской дуге. Именно с нее жена разведчика начнет свое интервью.

"Она говорила: "И я, и другие, когда мы Кима спрашивали: "Ким, что самое ценное, что ты сделал для своей новой Родины, для Советского Союза?" – Филби всегда, так и не выучивший русского языка как следует, он всегда говорил одно и то же, и с таким большим акцентом: "Прохоровка. Прохоровка. Прохоровка"", - рассказывает Долгополов.

Прохоровское сражение, которое произошло 12 июля 1943 года, считается самым крупным танковым сражением за всю Великую Отечественную. Этот день стал переломным в войне.

"Здравствуйте, вы шпион?"

Писатель, а в прошлом – сам шпион, Михаил Любимов был лично знаком с Кимом Филби, тот не раз просил его об одолжении.

"Когда я работал в Копенгагене, он присылал виски и прочее, то, что было дефицитом в Советском Союзе. Он еще очень любил сурский мармелад – это то, что мы знаем не как мармелад, а как такой джем с корочками апельсиновыми. Они сейчас продаются, эти джемы, я их тоже очень люблю. И вот Ким был пристрастен", - вспоминает Михаил Любимов.

Два года Любимов и Филби вместе преподавали молодым разведчикам основы шпионажа. Михаил Любимов в 1960-х сам работал в Лондоне, официально – вторым секретарем посольства. Но, как он утверждает, все дипломаты считаются в народе шпионами. Едва он приходил на светский раут, его сразу спрашивали…

"Здравствуйте, вы – шпион?", отвечаю: "Да, шпион". Говорили: "Какое у вас чувство юмора хорошее!". Иногда и печатали в прессе разные фотографии, снятые на фуршетах. Ну и что? Печатали и печатали. Конечно, это огорчало, но тем не менее", - рассказывает Любимов. - По-моему, напечатали где-то человек пять наших сотрудников, а подпись такая: "С этими людьми вы можете толкаться плечами в автобусе".

В итоге Михаила Любимова попросили из Британии, едва поймали в одном кадре с человеком, за которым уже велась слежка. Любимова объявили персоной нон-грата, но сделали это так неэлегантно, что советская страна не спешила его отсылать.

"Меня не просто выгнали, они меня пытались вербовать. А англичане не указали срок, через который я должен был уехать. Ну и я сидел. Не работал, естественно, наслаждался Лондоном", - вспоминает Михаил Любимов.

Еще один из рода Маклейн

Переводчик и публицист Людмила Черная в своих мемуарах пишет о встрече с Дональдом Маклейном. Оказавшись в Москве, он работает в журнале "Международная жизнь" с ее мужем. Когда впервые приходит к ним в гости, то представляется как Марк Фрезер. Много лет она не подозревала, что это тот знаменитый шпион.

"Это человек был необыкновенного обаяния. Притом, не такой человек, который хочет всем нравиться. Обаяние было как бы заложено в его характере. Очень скромный, необыкновенно интеллигентный. Я восхищалась. Никогда не говорил о себе, лишенный всякой хвастливости, и все", - рассказывает Людмила Черная. - Почему я обо всем этом говорю? Потому что очень много и в западной прессе, и в нашей прессе, в связи с Дональдом Маклейном, в связи с этой "кембриджской пятеркой", членом которой он был, очень много было написано всяких неприятных вещей".

Джон Маклейн

После бегства Маклейна на Родине его иначе как предателем не называют. В СССР от него отворачиваются: иностранцев в сталинское время опасаются, за один только разговор с ними могут посадить в тюрьму. Доказывать, что работал против фашизма во имя идеи, он не станет. Первое время в Союзе бывший разведчик не может прийти в себя, много пьет.

"И однажды я видела, мы еще жили тогда в коммуналке, однажды он пришел к нам, поговорил с мужем, они быстро ушли. И муж мне сказал: "Ты знаешь, он в запое". Но потом я видела его очень много раз, и много раз спрашивала мужа, пьет ли Дональд, он говорит: "Не пьет совершенно". Дональд вылечился", - вспоминает Черная. - И я это объяснила тем, что он понимал, что вся семья уже здесь, и он в ответе за эту семью. И это гигантское чувство ответственности, которое у него, по-видимому, было, это единственное, что его тянуло всю жизнь".

Семья Маклейна не выдерживает жизни в СССР: дети и жена хотят вернуться домой. Тогда единственный раз он воспользуется своим положением в советской разведке: он просит бывших боссов выпустить семью из страны. В КГБ не забыли о том, что именно он отвечал за атомный шпионаж в США. Он как раз руководил американским Департаментом во внешнеполитическом ведомстве Великобритании, когда его заподозрили и пришлось бежать. Спасли по личному приказу Сталина.

"И эта информация была крайне важна для Советского Союза. Когда произошла бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, стало понятно, что американцы таким оружием обладают, и нам надо было сделать все, для того чтобы получить информацию о ходе, дальнейшем развитии событий, и успеть в создании противовеса, я имею в виду атомного оружия, а потом – водородного оружия", - говорит историк Александр Зданович.

"Фантастическая пятерка" Сталина

"Кембриджская пятерка" в годы Второй мировой войны оказывается в центре событий. Обычно недоверчивый Сталин прислушивается к их донесениям. Особенно, когда двойные агенты доказывают свою преданность.

Так, еще один человек из ячейки Энтони Блант – рыцарь и родственник самой британской королевы – смог пролоббировать ленд-лиз для Советского Союза: так называлась американская программа господдержки.

Советский разведчик Энтони Блант. Фото: ИТАР-ТАСС

А в 1943 году Блант уже отличится во время Тегеранской конференции. По данным британской разведки, Гитлер готовит покушение сразу на всех лидеров стран-союзниц.

"Лично адмирал Канарис приезжал в Тегеран - возглавить группу. И мы же знаем, что тогда Энтони Блант тоже ездил в Тегеран, он по приказу MI6 подготавливал условия для Уинстона Черчилля. Ведь это же не просто, подготовить резиденцию, охрану, какие-то определенные мероприятия – этой подготовкой занималось как раз Министерство иностранных дел", - рассказывает Малеванный.

Работа двойных агентов идет слаженно, как вдруг удар: Александр Орлов, тот самый резидент, который работал с Филби в Испании, не возвращается в Советский Союз.

"То, что произошло уже после войны, когда деятельность этой "пятерки" была раскрыта, ведь очень сложная ситуация была у руководства разведки. Представьте себе, когда один из зачинателей этого убежал, так прямо скажем, стал изменником, убежал в Соединенные Штаты. И очень сложно было принимать решение", - считает Александр Зданович. - Я знаю, например, что само отношение к "пятерке" менялось в структурах разведки именно из-за этого фактора, потому что логично было предположить, что Орлов как минимум выдал эту "пятерку", и они работают под контролем английской контрразведки. Это же логика была такая. Но итоге все убедились, что Орлов молчал про "пятерку", и она работала добросовестно, все ее члены работали добросовестно, давали нам очень важную, стопроцентно правильную информацию".

После прочтения сжечь

Имя пятого члена "кембриджской пятерки" Джона Кернкросса становится известно уже в 1990-е годы, после того, как в США бежит еще один бывший советский разведчик. Он его и выдает.

"Должен вам сказать, хотя я всю жизнь работал в английском отделе, а уже перед отставкой я руководил вообще английским направлением, я не с самого начала узнал о том, что у нас вообще такие были агенты", - говорит Михаил Любимов. - Что касается конспирации, вообще она была на высоком уровне в КГБ, и в разведке в частности, поэтому никто, во-первых, не задавал никаких вопросов дурацких. Сидел там один мужик у нас, очень серьезный, малообщительный, у него были все дела этой "пятерки". И все, больше никто о нем не знал. Он докладывал в свое время на самый верх".

Джон Кернкросс

Кернкросс в это время уже стар для преследования. Он тихо уходит на пенсию и уезжает жить во Францию. Самый громкий скандал разгорается как раз после бегства Филби, после отъезда Маклейна и Берджесса. Когда он предупредил их, в английском парламенте поднимают вопрос и о его ненадежности, ведь они вместе работали.

Становится понятно, что в разведке есть "крот". Министр иностранных дел официально заявляет, он уверен: Филби не предатель. Когда тот тоже исчезает в Советском Союзе, правительство вынуждено подать в отставку.

"Бывали дни, когда Ким не мог вообще спать. Сколько уже лет прошло. Он садился, наливал чай, кофе, курил беспрестанно – и слушал свое радио "Фестиваль", которое всегда было настроено на волну "ВВС". Или спускал ноги и часами читал книги", - рассказывает Николай Долгополов.

Ким Филби получает советское гражданство, женится на русской, живет в достатке. Но он скучает по дому, по работе. В Москве шпион экстра-класса оказывается не у дел, ему остаются только редкие встречи с молодыми разведчиками и интервью под присмотром КГБ о "кембриджской пятерке".

"И когда ему говорили, что "вы предали Родину, вы – предатель", он говорил: "Как я мог быть предателем, когда я дал клятву служить своей Родине и своей разведке? А моя разведка – это советская, русская, российская разведка. Я не был предателем. То есть потом уже, годы спустя, я действительно стал работать на английскую разведку, так сложилась судьба. До этого же я был просто журналистом. И я никого не предавал: я дал клятву и клятву до конца дней своих сдержал. И если бы снова представилась мне возможность пройти весь этот путь, я бы снова этот путь прошел и прошел именно таким образом", - рассказывает Долгополов.

Сюжет: Городские истории

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика