Москва 24

22 июля 2014, 15:20

Закулисье Останкино: театральное прошлое и будущее усадьбы

Фото: ИТАР-ТАСС

22 июля – особая дата для московской усадьбы Останкино. В этот день в 1795 году на сцене только что открытого театра-дворца прошла премьера оперы Ивана Козловского на слова Павла Потемкина "Зельмира и Смелон, или взятие Измаила". Об истории театра Останкино и о нынешнем состоянии усадьбы – в материале М24.ru.

Как все начиналось

Первые постройки в Останкино появились значительно раньше, чем дворец, с которым связана его нынешняя слава. Изначально на месте усадьбы находилась деревня Осташково, переходившая в XVI веке из рук в руки: от родни царского окольничьего – к опричнику, а затем и думному дьяку. Именно дьяк Василий Щелкалов занялся благоустройством территории: при нем появились рощи и пруд, боярский дом и церковь. Затем последовало разорение в беспокойное Смутное время и новое строительство. Самая старая из сохранившихся построек – Церковь Живоначальной Троицы – появилась в 70-х годах XVII века, при князьях Черкасских. А в 1743 году дочь последнего из князей Черкасских, Алексея Михайловича, Варвара вышла замуж за графа Петра Борисовича Шереметева. С этого времени судьба Останкина связана с родом Шереметевых, которые обеспечили комплексу архитектурную и романтическую славу.

Любовь к искусству

Петр Шереметев больше занимался усадьбой Кусково, хотя про другие свои имения тоже не забывал – при нем в Останкино появился большой парк и одноэтажный зал для приемов и балов. Но за главную здешнюю архитектурную достопримечательность ответственен единственный сын Петра Шереметева – Николай Петрович.

Фото: ИТАР-ТАСС

Прекрасно образованный молодой граф увлекся крепостным театром, организованным еще при его отце. Выступления доморощенной театральной труппы он решил довести практически до профессионального уровня: нанимал лучших учителей, декораторов, расширял репертуар. Созданный Петром Борисовичем театр в Кусково для затей Шереметева-младшего оказался мелковат, и в 1790 году он начал строительство нового здания в Останкине по проекту итальянского архитектора Кампорези.

Впрочем, от первоначального проекта мало что осталось: деревянная постройка (в помещении из дерева акустика лучше) постепенно трансформировалась в целый комплекс строений в соответствии с идеями владельца и новых архитекторов. Над дворцом-театром трудились Старов, Бренн, Кваренги, а также крепостные зодчие – Миронов, Дикушин, Аргунов. Театральная сцена, соединенная проходными галереями с другими павильонами, могла превращаться в бальный зал.

Завершился первый этап строительства летом 1795 года, а отметили его, как полагалось в те времена, роскошным приемом с фейерверком и оперой – "Зельмира и Смелон, или взятие Измаила" исполнялась на сцене впервые. Поводом, впрочем, стала не только "презентация" театра: формально торжество посвящалось победе России над Турцией.

Как это обычно бывает, после торжественного открытия театр-дворец еще какое-то время достраивали и доводили до ума: в нем появились помещения для репетиций, гримерки, парадные залы, пристроили к нему и галереи для хранения графских коллекций.

Полностью строительство закончили в 1797 году – к коронации Павла I. Однако этого императора Останкино не вдохновило: очень быстро посетив усадьбу, он даже чаю в гостях у Шереметева не выпил. Зато Николай Петрович взял реванш двумя неделями позже, пригласив в усадьбу польского короля Станислава Понятовского. В этот вечер в опере Гетри "Самнитские браки" на сцене театра-дворца блистала крепостная актриса Прасковья Ковалева, наделенная звучным псевдонимом Жемчугова – будущая жена графа Шереметева.

Романтическая история романа графа и крепостной тоже разворачивалась практически на сцене Останкино. В том же 1797 году Прасковья получила вольную, еще через несколько лет – тайно обвенчалась с Петром Борисовичем.
А в 1801 году граф устроил в Останкино очередное пышное празднество, уже для нового российского императора, Александра I. Вот только на этот раз спектакля не было: после собственной тяжелой болезни и пневмонии, лишившей Жемчугову прекрасного голоса, граф Шереметев утратил интерес к своему крепостному театру и частично распустил труппу.

Дворец без театра

Опер в Останкино уже не давали, но дворец-театр остался и даже успел послужить императорской резиденцией – во время коронации Александра II. Театральная сцена тогда была перестроена в зимний сад, да и другие помещения сильно изменились.

Позже с дворцом и парком происходило еще много перемен, и отнюдь не к лучшему: во второй половине XIX века территорию отдали под дачные участки, а в XX веке – и вовсе превратили в Парк культуры и отдыха имени Дзержинского.

Фото: ИТАР-ТАСС

Но главное, что дворец Шереметевых уцелел – ведь сейчас это уникальный памятник: единственный в России театр конца XVIII века. Правда, для публики он пока закрыт: дворец стоит в лесах, дожидаясь реставрации. С 2014 года посетителей перестали впускать и в парк Останкино.

Как сообщила М24.ru заместитель директора музея Останкино по научной работе Варвара Ракина, проект полной комплексной реставрации здания сейчас находится на конечной стадии обсуждения и скоро должен будет пройти экспертизу. Реставраторам предстоит решить несколько серьезных проблем, главная из которых – отсутствие фундамента. 200 с лишним лет театр-дворец простоял на небольшом цоколе, но теперь нужно укрепить этот цоколь и всю постройку. Лишь после этого возможно будет перейти к ремонту деревянного строения. Другая непростая задача: устроить во дворце систему вентиляции, не нарушив при этом целостности исторических интерьеров.
Уже сейчас в Останкино проводятся аварийные работы: укрепляют роспись плафонов потолков, рельефы фасадов. Однако уже ясно, что процесс реставрации будет очень долгим. "Я думаю, работы будут продолжаться как минимум до 2017 года, а может, и дольше", – предположили Варвара Ракина. Но современные методы позволяют проводить реставрацию в присутствие зрителей, поэтому через какое-то время дворец смогут снова открыть для публики, даже если ремонт не будет полностью завершен. Парк тоже отреставрируют – по мере возможности ему будет возвращен исторический облик.

Останкино на выезде

Фото: ИТАР-ТАСС

Останкино – это не только стены дворца, пусть даже уникальные. В дворцовых залах размещались живопись, скульптуры, предметы интерьера. "Мы понимаем, что надолго лишить зрителя наших экспонатов невозможно, – объяснила заместитель директора музея. – Поэтому мы активизировали выставочную деятельность. Например, недавно открылась выставка в усадьбе Дурасова – Люблино (сейчас это часть музея Коломенское). У этой выставки очень интересная идея – "Чаепитие в русской усадьбе", а построена она в основном на наших экспонатах.
Кроме того, сейчас готовится масштабная выставка в Царицино, которая должна открыться 12 ноября. Туда отправится вся скульптура из нашего дворца и часть скульптур из парка – возможно, на все время реставрации Останкино".

Как звучит история

"Мы с большим огорчением вынуждены были прервать наши музыкальные фестивали "Шереметевские сезоны", которые продолжались очень долго и нравились и публике, и исполнителям, – рассказала М24.ru Варвара Ракина. – Но мы планируем начать их снова сразу, как только будет отреставрирован театр".

Будут ли на сцене вновь ставиться исторические оперы, которыми когда-то был знаменит театр в Останкино, – зависит от музыкальных коллективов. Восстанавливать постановки XVIII века – дело непростое: нужно разыскивать в архивах партитуры и приводить их в соответствие с современным состоянием инструментов. Но руководство парка активно поощряет подобную деятельность и открывает свои архивы для всех желающих.

Кстати, несколько исторических постановок здесь уже состоялось. Например, на сцене шла опера "Самнитские браки", та самая, в которой когда-то пела Прасковья Жемчугова. А музыкальное представление "Зельмира и Смелон, или взятие Измаила", которым в 1795 году открылся театр, поставили в день 250-летия Николая Петровича Шереметева. Любопытно, что партитура оперы была утеряна, однако сохранились отдельные партии, по которым она была восстановлена. Правда, как вспоминает Варвара Ракина, эта опера прошла не на театральной сцене, а на открытом воздухе: "Там очень сложная постановочная часть, и если крепостные актеры смогли ее поставить, то у нас не получилось. Во время спектакля должны были стрелять пушки, разрушая крепость Измаил, но мы в нашем театре побоялись устраивать такое действо".


Анна Макарова

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать