Москва 24

Свежий воздух

08 сентября 2015, 17:19

Литературная Москва: дома, где живут книжные персонажи

Фото: cult.mos.ru

Писатели рассказывают не только о ситуациях, в которых сами побывали, но и о домах, где когда-то сами проживали или хотя бы гостили. Большая часть сцен в книгах происходит в четырех стенах, и эти стены лучше описывать, если видел их собственными глазами.

Дом из романа "Юнкера" Куприна

Это здание – интересный пример того, что у домов существует своя карма: меняются владельцы, а назначение остается прежним. История длинного дома на Знаменке вот уже два с лишним века связана с войной. Его выстроил в конце XVIII века генерал Степан Степанович Апраксин по проекту итальянца Франческо Кампорези. Когда в 1812 году Москва была оккупирована наполеоновскими войсками, здесь находился штаб французской армии. В штабе, кстати, служил тридцатилетний Стендаль, который впоследствии упомянул дом в своих мемуарах.

После войны дом короткое время пытался справиться со своей кармой – несколько лет здесь давала представления труппа Московского императорского театра. Потом здание было куплено Александринским сиротским институтом и превратилось в училище для детей военных, чьи родители погибли во время эпидемии холеры 1830 года. Наконец, сиротский институт был преобразован в кадетский корпус, а затем – в Третье Александровское военное училище. Именно здесь учился главный герой романа "Юнкера" Александра Куприна – Алеша Александров: "Вот налево от входа в железные ворота – каменное двухэтажное здание, грязно-желтое и облупленное, построенное пятьдесят лет назад в николаевском солдатском стиле. Здесь жили в казенных квартирах корпусные воспитатели, а также отец Михаил Вознесенский, законоучитель и настоятель церкви второго корпуса". Здесь впервые познает Александров грубую науку муштры, здесь, посаженный в карцер, он впервые задумается о том, как несправедлив мир.

После революции дом сохранил свой военный характер: сперва тут располагался Реввоенсовет, затем народный комиссариат обороны и, наконец, Министерство обороны.

Фото: cult.mos.ru

Дом, где происходит "История вчерашнего дня"


В отличие от большинства литературных домов, этот имеет не только географическую, но и хронологическую привязку к произведению – "История вчерашнего дня", написанная 22-летним Львом Толстым, рассказывает о событиях, которые произошли в этом особняке 25 марта 1851 года. Впрочем, ничего особенного для внешнего наблюдателя тут не случилось: не было ни леденящего душу убийства, ни макабрической сходки вампиров – русская литература на то и русская литература, чтобы искать подлинно важные события не во внешнем мире, а в душе человеческой.

"Пишу я историю вчерашнего дня, не потому, чтобы вчерашний день был чем-нибудь замечателен, скорее мог назваться замечательным, а потому, что давно хотелось мне рассказать задушевную сторону жизни одного дня", – признается автор в начале рассказа, лишь треть которого содержит в себе описание событий, а две оставшиеся посвящены мыслям героя о сложной природе человека. В декабре 1850 года Толстой снимал в этом доме квартиру, и история безнадежной любви юноши к замужней даме носит автобиографический характер. Рассказ, ставший образцом глубокой психологической прозы, возвестил литературному миру России о появлении нового громкого имени. Позже, уже маститым литератором, Толстой поселит в том же доме вернувшегося с войны обедневшего Николая Ростова.

Фото: cult.mos.ru

Общежитие монаха Бертольда Шварца

В близком соседстве с домом из "Истории вчерашнего дня" поселились два персонажа совершенно нетолстовских – Остап Бендер и Киса Воробьянинов, приехавшие в Москву в погоне за сокровищем мадам Петуховой. Конечно, "Общежитием студентов-химиков имени монаха Бертольда Шварца" Остап назвал это учреждение в шутку. Хотя Шварц и был ученым и изобретателем пороха, но в советской России общежитие явно не могло называться в честь духовного лица. В действительности в романе оно носит имя врача-большевика Николая Семашко.

"Как и полагается рядовому студенческому общежитию в Москве, общежитие студентов-химиков давно уже было заселено людьми, имеющими к химии довольно отдаленное отношение. Студенты расползлись". Подобно большей части зданий той эпохи, в начале 1920-х оно находилось в ужасающем состоянии. "Где же мы здесь будем жить?" – с беспокойством спросил Ипполит Матвеевич, когда концессионеры, поднявшись по лестнице во второй этаж, свернули в совершенно темный коридор. "В мезонине. Свет и воздух", – ответил Остап".

В 40-е годы XIX века в доме жил Александр Герцен, и сейчас там расположен музей памяти писателя.

Фото: cult.mos.ru

Продолжение читайте на сайте Культура Москвы.

Илья Носырев

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать