Москва 24

26 ноября, 2015

Московские тусовки: "Земля покинутых" в Нескучном саду

Фото: vk.com/eglador

Обозреватель M24.ru Алексей Байков рассказывает о самых знаковых местах тусовок молодежи в столице. На этот раз речь пойдет о так называемом Эгладоре (другие названия – "Нескучник", "Эльфятник") – полянке перед летним домиком графа Орлова в Нескучном саду (он же "Библиотека", улица Крымский Вал, дом № 9, строение 8), которую окружают холмы и кусок набережной.

Происхождение названия: Эгладор (синдарин (sindarin) – один из вымышленных языков, разработанных Дж. Р. Р. Толкином) – Земля покинутых, так называлось первое эльфийское королевство в Средиземье, впоследствии ставшее известным как Дориат. Подробности смотрите в книге "Сильмариллион" Толкина. Годы существования – с 1993 года по настоящее время.


Первые Хоббитские игрища были проведены в 1990 году под Красноярском и собрали около 130 человек. После их окончания просветленные граждане разъехались по всей стране и положили начало массовому развитию ролевого движения в России и странах СНГ.

За два года толкинисты кое-как осознали тот факт, что к играм следует готовиться заранее, а выезжать на них лучше всего в составе заранее собранной команды. Одна из таких команд, собиравшаяся ехать на Хоббитские игрища в роли эльфийского населения Эгладора-Дориата, устроила себе площадку для тренировок прямо напротив летнего домика.

Фото: vk.com/eglador

Тем временем основная масса московских толкинистов (исчислявшаяся тогда несколькими десятками человек) мыкалась по городу в поисках места для регулярных сборищ. С крыши физического факультета МГУ их погнали после того, как кто-то шибко умный в ответ на просьбу одного из преподавателей вести себя потише заявил: "Как смеешь ты, смертный, так разговаривать с высокорожденным эльфом?!"

Но это – распространенная тусовочная легенда. На самом деле с крыши Физфака и из рядов клуба любителей фантастики МГУ толкинистов погнали за банальный вандализм и порчу университетского имущества. Первой жертвой в Войне Кольца пали брезентовые шланги с местных противопожарных щитов, которые посрезали, чтобы сделать себе ножны для мечей.

Интернета в нынешнем понимании в те времена еще не было, а обмениваться информацией о предстоящих мероприятиях и заводить новые знакомства ролевикам было как-то надо. Очень быстро найденная "Эгладором" площадка стала центром притяжения для всех московских ролевиков.

Вскоре были официально утверждены день и время общего сбора – каждый четверг после 16.00. Название команды прилипло к месту окончательно, и фраза "после пятой пары – на Эгладор!" перестала нуждаться в пояснениях.

Фото: dgulsik.narod.ru

К 1996 году тусовка толкинистов в Нескучном саду стала настолько заметной, что первая попытка властей ее разогнать стала темой дня как в московских, так и в некоторых центральных СМИ.

К этому времени на "Эгладоре" каждый четверг собиралось уже около 400 человек. Образовалось и некое подобие местной власти в лице "старичков", то есть группы авторитетных граждан в возрасте от 25 лет, которых выкликали из рядов в ответ на стандартный вопрос со стороны милиции или журналистов "Кто здесь старший?".

Смотрящим по "Эгладору" с общего одобрения стал Борис Борисович Батыршин (или БББ) – похожий на былинного богатыря мужчина, некогда возглавлявший подростковый ролевой клуб "Город мастеров".

Фото: umbar.narod.ru

Краткий эгладорско-русский понятийный словарь:

"Существо" – любой непраздный посетитель "Эгладора". Поскольку по внешнему виду совершенно не поймешь, кто перед тобой: эльф, орк, назгул, хоббит, а то и вообще дракон, возникло такое обращение, например: "Существа, у кого есть сто рублей?!"

"Цивилы" – все остальные граждане, не имеющие понятия о Толкине, литературе фэнтези и ролевых играх.

Фото: vk.com/eglador

"Дивные" – изначально эпитет по отношению к эльфам в одном из переводов Толкина, затем – самоназвание эгладорских "эльфов", заодно ставшее их уничижительным прозвищем. Впоследствии этим термином стали обозначать тех, кто вместо того, чтобы просто играть в миры фэнтези, всерьез поверил в их реальность. Оскорбительная форма – "дивнюк".

"Маньяки" – люди, приезжавшие на "Эгладор" и ролевые игры исключительно ради фехтования на игровом оружии, при этом начисто игнорировавшие правила о допустимых зонах поражения и силе удара. Отсюда образовалась глагольная форма слова – "маньячиться".

Фото: vk.com/eglador

"Менестрели" – исполнители ролевой авторской песни, в большинстве начисто лишенные слуха, голоса и дара стихосложения.

"Серые братья" – сотрудники милиции.

"Стенка" – массовые бои на игровом оружии с участием, как правило, 50–100 человек.

Фото: gallery.ru

Внешний вид типичного посетителя "Эгладора" образца 1995–1999 годов будил в сознании весьма мало ассоциаций с книгами Толкина, но зато заставлял вспомнить старую поговорку про бегство из зоопарка.

Плащи из занавесок, латы из кровельной жести, щиты из дорожных знаков, мечи из хоккейных клюшек с гардами, сделанными из крышек для трехлитровых банок, и другие артефакты. В оправдание сему паноптикуму можно лишь напомнить, что времена были голодные и денег на ролевое баловство практически ни у кого не было.

Тем более что три четверти московских толкинистов составляли студенты – публика традиционно небогатая. Среди них выгодно выделялись те, кто пришел в толкинизм и ролеплей из клубов исторической реконструкции: у этих все было "почти как настоящее", и на "дивнюков" они смотрели свысока.

Фото: dgulsik.narod.ru

Куда хуже было с поведением и "моральным кодексом толкиниста". Запрет на распитие спиртных напитков в общественных местах в те времена практически не действовал и не распространялся на пиво. Поскольку милиция навещала "Землю покинутых" редко и нерегулярно – пили практически в открытую, скрываясь разве что от своих, чтобы не просили на каждом шагу по глотку.

Закономерным итогом столь вольно-анархического обращения с алкоголем стали регулярные травмы, а в качестве вишенки на торте – пара убийств по пьяной лавочке. Участились и конфликты с местными.

Фото: vk.com/eglador

Помимо разборок с молодежью из примыкавшего к Нескучному жилого сектора, шел нескончаемый поток жалоб от мам и бабушек на пьяных "существ", устраивавших свои бои уже по всему парку и в окрестных дворах.

Милиция отвечала разгонами, которые позволяли лишь на время сместить точку сборки все в тот же Нескучный сад, только на другое место.

В конце 90-х Батыршин и ряд "старичков" вместе с ним окончательно самоустранились от каких-либо попыток навести порядок в рядах московских толкинистов. На несколько лет власть перешла к кланам – сплоченным общей идеей игровым и фехтовальным командам. Эти ребята царили над тусовкой уже просто по праву сильного, а порядок наводили самым простым методом – избивая всех, чья физиономия им не нравилась.

Впрочем, как раз порядка от этих мер и не прибавлялось.

Фото: vk.com/eglador

Хаос нарастал благодаря начавшемуся примерно в то же время массовому паломничеству неформалов с Арбата. Если небольшую струйку хиппи, вливавшуюся практически с самого начала движения, московские толкинисты успешно переварили, то вот с потоком панков, металлистов, байкеров и самой обычной гопоты справиться они уже не могли.

Фото: dgulsik.narod.ru


Теперь каждый четверг к летнему домику приходили 1000–1500 человек, из которых примерно треть вообще не имела представления ни о Толкине, ни о ролевых играх. А после того как на экраны вышла первая часть трилогии Питера Джексона, народ повалил и вовсе случайный.

В конце концов уже сами толкинисты начали употреблять презрительный термин "толчок" в отношении большинства посетителей "Эгладора", что довольно прозрачно намекало на уровень саморефлексии.

Представители отдельных клубов стали проводить карательные рейды "вихрь-антимутант" с массовым избиением всех похожих на "толчка" или неформала, но загнивание тусовки изнутри уже невозможно было остановить. Попытки социализировать всю эту вольницу под флагами клубов исторической реконструкции и сайта Tolkien.ru также потерпели фиаско.

Фото: vk.com/eglador

В конце концов "Эгладор" лишился своего гордого эльфийского имени и стал называться просто "Поганищем".

В итоге и сами толкинисты, устав от борьбы с милицией и друг с другом, покинули площадку перед летним домиком. Любители пива и трепа перебрались к памятнику Ленину на Калужской площади – поближе к ларькам и магазинам. С тех пор "Поганище" официально прописалось именно там.

Остальные разбежались по локальным районным тусовкам в парках и лесопарках. К тому же в быт москвичей постепенно стал проникать широкополосный доступ в интернет, и потребность в еженедельном общем сборище отпала окончательно.

Но "Эгладор", как ни странно, все-таки не умер. 20 августа 2009 года группа "старичков", уже давно ставших успешными менеджерами и многодетными отцами, пришла навестить места боевой славы. Найдя девственно чистую площадку "у библиотеки", они подумали… и решили снова собираться там каждый четверг. Эти сходки продолжаются и до сих пор, правда, присутствует на них уже не более 30–40 человек, тень былого величия.

Фото: vk.com/eglador

P.S.: Подборку статей на тему "Эгладор глазами журналистов" можно посмотреть на сайте "Арда-на-Куличках" в разделе "Подшивка Лэймара".

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика