26 февраля, 2016

Дрессировщик Андрей Дементьев-Корнилов: "Мы учим слонов не бояться публики"

Поделиться в социальных сетях:

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Ранго, Герда, Претти и Марго радостно топают ногами по деревянному настилу, в такт машут головами и трубно ревут, когда в помещение входит Он. Хозяин, учитель, наставник – Андрей Дементьев-Корнилов стал для этой крупногабаритной четверки не просто дрессировщиком, а лучшим другом.

"Герда, скажи "А", – просит он одну из воспитанниц и ласково треплет ее по большому серому уху. "Ааа..." – благодушно здоровается Герда, протягивая длинный хобот.

В Цирке на Цветном бульваре, где недавно стартовала новая программа "Браво", самые большие участницы шоу обитают в слоновнике. В выходные и праздники они трижды в день выходят на арену, чтобы показать публике уникальные умения. После премьеры журналисты m24.ru поговорили с продолжателем знаменитой цирковой династии, дрессировщиком Андреем Дементьевым-Корниловым о воспитании слонов и любви к ним.

– Андрей, чем ваш дивертисмент отличается от тех программ, что когда-то уже могли видеть московские зрители? Что кардинально нового появилось? Чем удивите и порадуете?

– В этот раз мы представляем совершенно новую форму аттракциона, потому что с ответственностью относимся к любому приглашению Московского цирка на Цветном бульваре. Это академический цирк, и с ним нашу семью связывает очень многое. Именно здесь я начал свою карьеру, когда мне было 12 лет, конечно, с помощью Юрия Владимировича Никулина. И на всех этапах появления на этой площадке мы каждый раз делали что-то новое. Сейчас привезли аттракцион, который отличается тем, что животные работают под единую музыкальную композицию, которая идет с самого начала и до конца. В ней есть сюжет свадьбы – встреча девушки и молодого человека, и в финале главная героиня видит сон об этом торжестве. Основная сложность – показать историю без остановок, не ошибиться, отрепетировать так, чтобы слоны работали четко вместе с балетом.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Как долго шла работа над программой?

– От первых шагов до варианта, какой видит публика, наверное, около года.

– Представьте своих подопечных. Как они к вам попали?

– Старшая слониха – Ранго, ей 58 лет. Ближе всего к нам стоит Герда, ей 28, она самая большая и высокая. Марго – самая маленькая, ей семь. Замыкает четверку Претти – это названная мама Марго, ей тоже 28 лет. Так получилось, что она удочерила "сироту". И все время, сколько находится у нас Марго, а она у нас около 3-4 лет, все это время Претти опекает малышку, заботится о ней. Обратите внимание, и сейчас, за кулисами, и на выступлении она будет всегда находиться рядом с маленькой.

Попали они к нам разными путями. Ранго застала еще моего прадеда, в три года ее доставили из Индии. А Претти и Герду привезли в цирк Никулина в 1995 году, им было по два или три года, из Таиланда. Маленькая Марго приехала из Китая – это подарок китайского правительства компании "Росгосцирк".

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Вы руководите специфическим, но чисто женским коллективом. В нем случаются конфликты? (Самцов изначально не берут в аттракцион, так как в дрессировщике они видят соперника, что небезопасно. – Прим. ред.)

– Слонихи – животные спокойные и максимально толерантные. Ссор у них не бывает: в животном коллективе работают немного иные законы – законы стаи. Старшие воспитывают младших, указывают им на свое место, удерживают этот баланс. А у нас в свое время сложилась такая ситуация: Герда и Претти приехали в цирк вместе и были лучшими подружками. Все время вместе, постоянно в видимости друг друга, под присмотром, не разлей вода. Но когда у нас появилась Марго, все изменилось. Маленькая выбрала себе в мамы Претти, и ее дружба с Гердой резко оборвалась. Они не враждуют, но и прежней дружеской привязанности больше нет.

– Как бы это ни звучало непедагогично, у вас есть любимицы? С кем работать легче?

– Со всеми интересно, но с Ранго, пожалуй, проще всего. Она самая мудрая, опытная, понимающая. Ей и говорить уже ничего не нужно.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Работая с малышами, вы используете какие-то особые методы, отличающиеся от дрессуры взрослых животных?

– Это, наверное, схоже с воспитанием ребенка. Все происходит бережно и ласково. Процесс репетиций, приобщение маленького слона к цирковому миру – нежный, деликатный момент. Они сначала привыкают к обстановке внутри слоновника, учатся уживаться с другими слонами, потом уже по чуть-чуть мы их выводим на манеж. И на этом пути они обязательно должны почувствовать полную безопасность как со стороны всех предметов, которые находятся за кулисами, так и со стороны людей. Мы специально просим служителей, артистов, чтобы подходили, гладили, общались, кормили. Потом, когда звери привыкают к манежу, быту, к новой обстановке, начинаем погружать их в специальные условия. Например, создаем шумы, хлопки, лопаем воздушные шарики, чтобы они привыкали, чтобы была устойчивая психика. Только затем начинается работа именно по дрессуре. Опять же – через игру. Внимательно смотрим¸ на что способно животное, какие трюки оно само может предложить во время игры. И задача дрессировщика – все увидеть, уловить, закрепить и каждый день репетировать. Это как китайская гимнастика.

– Вы говорите, что выстраиваете отношения с животными через доверие, любовь, ласку. Но в то же время вы должны быть лидером, непререкаемым авторитетом среди них. Как достигается баланс между необходимой жесткостью и нежностью?

– Так же, как этого достигают родители в семье. Слоны должны чувствовать мою уверенность, внутренний стержень, это обязательно. Моя бабушка Нина Андреевна постоянно говорит, что обязателен правильный настрой, самоорганизация – слоны это чувствуют. Они не хищники, очень разумны, понимают человеческую речь. Есть небольшой процент тех, кто может напасть на человека, проявить агрессию. Случается, стадо заходит в деревни, начинает поедать огороды, но такое происходит исключительно в диких местах Таиланда, Индии, Африки.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Сталкивались ли с тем, что слониха не поддается дрессуре?

– Такое возможно. Мы называем это выбраковка и в таком случае сдаем зверя в зоопарк или обратно туда, откуда его привезли. Вообще когда мы приобретаем животное, то стараемся на месте максимально полно изучить повадки, понаблюдать за поведением, оценить агрессивность, а затем делаем окончательный вывод о целесообразности покупки. К сожалению, сейчас очень сложно приобрести слона, множество людей хотят это сделать, у них есть деньги, но редко, когда есть условия.

– С какими целями хотят купить?

– Также для работы, в цирк, но не всем позволяют. Животное занесено в Красную книгу, но есть много причин, которые оправдывают то, что слону необходимо находиться под опекой человека..

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Цирковой слон может жить в дикой природе?

– Я не знаю ответа. Мы так подло никогда не поступали: оставить животное и уехать. Для нас это исключено. Но в свободное время летом стараемся выезжать с ними на природу на несколько дней. Подальше от мегаполиса, в поля, луга, где есть водоемы с пресной воды. Создаем условия реальной жизни, за что они нам, я думаю, благодарны. Слонихи себя чувствуют абсолютно комфортно, как на воле: купаются, обсыпают грязью, жуют листья деревьев, обрывают ветки, траву.

– Позволяете вашим подопечным капризничать?

– Как правило, яркого проявления капризов у них нет. А чтобы они отказывались работать и вообще не выходить на манеж – такого нет однозначно. Конечно, есть периоды гула, как и у других животных, это чувствуется, слоны немножко взволнованы, но это, как правило, проходит незаметно для работы. Мы определяем такие периоды, когда они гуляют, по железам над глазом. Если начинают течь, понимаем, что животное уже неспокойно, делаем на это скидку.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– Если животные заболевают, кто их спасает? Кто им, например, лечит зубы?

– Зубы просто выпадают со временем, вообще жизненный цикл слона зависит от смены зубов. Она происходит 4-5 раз за всю его жизнь. Если простуда или другое заболевание, физическая травма, то же растяжение, то, естественно, вызываем ветеринара, и под четким наблюдением делаем процедуры: растирки, инъекции, все, что связано с лечением. Это обязательно. При каждом цирке есть ветеринар, который должен все это дело контролировать.

– Сколько съедает слониха в день?

– Около 150 килограммов, едят они 18 часов в сутки. Прекращают жевать только тогда, когда спят. В качестве витаминной добавки мы всегда даем им вечером всевозможные овощи – морковь, капусту, картошку, свеклу. Летом более разнообразный набор рацион, так как есть и болгарский перец, и зелень. А утром, конечно, репетируем с их любимыми яствами на подкормку – это бананы, яблоки, сахар. А так основную часть времени они поглощают сено, ветки, веники.

– Животные у вас холеные и чистые. Вы их ежедневно моете?

– Моют их раз в неделю с мылом, с шампунем. За ними ухаживают наши ассистенты, которые находятся в слоновнике круглосуточно, они всегда смотрят, следят за их туалетом, соответственно, держат в чистоте помещение, чтобы не было никакой инфекции, грязи. В туалет слоны ходят каждые два часа, даже чаще. И если бы за ними не убирали, о-о-о... Ограничиваем питание только перед выступлением, чтобы желудок не был полным и они могли бы делать трюки.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– На арену слоны выходят в специальной "обуви". У нее декоративные функции или защитные?

– Эти "тапочки" называются ногавки. В нашем шоу они используются больше для красоты. Это древняя традиция, пришедшая из Индии и Таиланда – там принято так украшать слонов. Но истоки ее идут со времен Александра Македонского, когда коням надевали ногавки, чтобы те не повредили ноги, не перерезали сухожилия.

– Давайте немного абстрагируемся от выступления и поговорим о цирке в целом. Сегодня западный цирк развивается немного по другой стезе – упор на шоу, спецэффекты, яркость. Пример тому – Дю Солей. Наш продолжает идти по более традиционной ветви развития. Вам что ближе? И пересекутся ли эти направления?

– Можно рассматривать цирк как кино: есть черно-белое, есть цветное; есть боевики, есть мелодрамы, есть исторические фильмы. И каждый фильм интересен своему контингенту, своей публике. Нельзя навязывать зрителям только черно-белое кино или, наоборот, только боевики. Так же и здесь. Есть цирк с животными, почему бы нет? Он должен быть, он должен развиваться, искать новую эстетику, улавливать новые веяния. Так же, если будет только цирк дю Солей, который навязывают всем. Но постоянно смотреть только такие шоу неинтересно. Иногда люди хотят приехать посмотреть нормальный дивертисмент, где работают артисты, животные – красивые, ухоженные, как сейчас происходит в цирке Никулина.

– Андрей, вы родились и выросли на манеже, ваша судьба накрепко связана с цирком. Не возникало желания кардинально сменить сферу деятельности и бросить все?

– Конечно, возникало, и не раз! Но всегда, когда приходят подобные мысли, взвешиваю "за" и "против". Понимаю, что чем старше становлюсь, тем больше накапливается опыта, создается крепкий фундамент, и бросать все это, как минимум, жалко. К тому же начинать новое дело с нуля будет непросто: я всему обязан цирку. Знаете, мне нравится поговорка "Где родился, там и пригодился". Я считаю, так оно и есть.

Ольга Косолапова, Ирина Левкович

Место: Московский Цирк Никулина на Цветном бульваре

Время: программа "Браво" продлится до сентября.

Расписание выступлений смотрите на сайте.

Сюжеты: Интервью с людьми искусства , Персоны

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика