10 ноября, 2015

Екатерина Кибовская: о биеннале, главном зрителе и виртуальной реальности

Поделиться в социальных сетях:

Фото: Геннадий Грачев/cult.mos.ru

Екатерина Кибовская, комиссар V Московской международной биеннале молодого искусства – внутренней кухне биеннале, о доступности современного искусства и о виртуальной реальности.

О биеннале молодого искусства

Комиссаром биеннале молодого искусства я стала в июле, меня пригласили Василий Церетели и Михаил Миндлин (руководители музеев–организаторов биеннале – ММОМА и ГЦСИ). Для меня это первая биеннале. Экспертный совет, в который входит десять человек, включая меня, пошел на довольно радикальный шаг – мы пересмотрели устав биеннале и приняли решение о том, что основной проект возглавит молодой куратор, то есть на момент подачи заявки ему должно быть не больше 35 лет. Это беспрецедентная история, потому что обычно кураторы – люди с репутацией, с именем и чаще всего уже в возрасте, но мы пошли от обратного. Мы подумали: мы показываем молодых художников, а почему бы не пригласить молодого куратора? Он говорит с художниками на одном языке, к тому же у молодого куратора, скорее всего, совершенно другое восприятие актуального искусства и другой инструментарий. Были скептики, которые говорили: "Где вы найдете молодых кураторов?" Но мы провели закрытый конкурс (я говорю "мы", имея в виду экспертный совет, который тоже был создан на этой биеннале впервые) – составили список кураторов и направили им приглашение принять участие в биеннале. На наши 80 отправленных приглашений откликнулись порядка двадцати человек. Из их концепций мы и выбирали. Какие-то были сырые, какие-то – потрясающие. Имя куратора держалось в тайне до старта приема заявок художников, но сейчас вы уже знаете, что это Надим Самман. Надим – гражданин Великобритании и Австралии, при этом он постоянно выступает с лекциями и реализует проекты по всему миру.

О внутренней кухне биеннале

Внимание к биеннале сейчас, за восемь месяцев до открытия, не преждевременное. Мне говорят: "Почему вы так рано начали?" Но это иллюзия, времени у нас впритык, и я уже знаю свое расписание на каждый день вплоть до 10 августа, когда биеннале закроется. Мы выбираем художников на основе открытого приема заявок через сайт. 10 декабря прием заканчивается, затем заявки нужно обработать, куратор отсмотрит все и выберет лучшие. На прошлую биеннале, куратором которой был Дэвид Эллиот, было прислано более 3000 заявок, но я жду, что в этом году их окажется еще больше. Мало выбрать художников – мы должны многих из них привезти в Москву. Участники могут быть из маленьких российских городов и даже деревень. Плюс это международная биеннале. В прошлом году были заявки из Австралии! А если куратор выберет кого-то, скажем, из Новой Зеландии? У Надима Саммана был фантастический проект с русским художником Александром Пономаревым – павильон Антарктики на архитектурной биеннале в Венеции. Он провел много времени на антарктических базах и теперь говорит мне: "Может, и оттуда кто-нибудь подаст заявку". Мы не привозим всех участников основного проекта – их около ста, но 30–40 человек всегда прилетают.

О сути биеннале и главном зрителе

Биеннале – не просто выставка, это большой форум, где люди общаются. У нас запланированы лекции, неформальные встречи с известными кураторами, концерты. Кроме основного проекта, будут два стратегических – в ГЦСИ и в Московском музее современного искусства в Ермолаевском переулке, плюс спецпроекты и параллельная программа. Это фестиваль огромного масштаба, город в городе – город молодых талантливых людей. Для Москвы это важная история. Биеннале пройдет летом (открытие – 1 июля), и у нее нет прямых конкурентов среди событий – ни фестивалей, ни больших рок-концертов. Поэтому мы должны взять на себя внимание молодых людей, которые остаются летом в городе.

О молодом кураторе

Надим Самман молод, ему 32 года, но, с другой стороны, он очень опытный человек, очень профессиональный. Ему не было еще тридцати, когда он стал главным куратором биеннале в Марокко. Он вообще не понимает, когда ему задают вопросы о возрасте, и говорит: "В истории русской литературы большинство великих писателей не доживало до 40". Он прав – до 37, и то не все. Ведь кто такой молодой художник? Он, может быть, в 17 лет написал великую вещь и к 35 уже пережил семь жизней. Возраст – очень условная вещь.

О том, чего хотят художники

После объявления имени куратора мы организовали встречу Надима с художниками и спросили у них: "А вы-то сами чего от нас хотите, что ожидаете?" Они замерли. Я понимаю, что они вообще-то не привыкли, чтобы куратор спрашивал их об этом. Все выставки устроены по принципу: есть великий человек, который транслирует идею, а дальше художники между собой что-то делают. Мы, наоборот, хотим их максимально втянуть в процесс, погрузить внутрь ситуации, чтобы мы не выглядели инопланетянами, которые создают какие-то смыслы, а напротив, все были на одной волне. На той встрече художники говорили, что им не хватает внутреннего общения. Людям нужно дать возможность увидеть друг друга. Это очень полезно, когда ты вытаскиваешь всех из маленьких келий – оказывается, каждый из них не один в поле воин.

О доступности современного искусства

Современное искусство – это не страшно. Сфера, которая, с одной стороны, всех манит, волнует, а с другой стороны, кажется непонятной, закрытой, и надо быть невероятным интеллектуалом, искусствоведом, чтобы в ней разбираться. Моя главная идея, мой манифест: современное искусство – это не страшно, и любой, у кого есть интерес, работает голова, может прийти на выставку и что-то новое для себя узнать. Наша задача – сделать так, чтобы человек просто пришел и сказал: "А что это такое здесь у вас? Объясните". Самое страшное для меня, когда на выставки не приходят.

О виртуальной реальности

Я очень ценю мастерство – когда художник банально умеет кисточку держать, умеет работать с традиционными техниками. Но с другой стороны, мы живем в такое время, когда важен интернет. Тема биеннале отчасти провокационная – "Глубоко внутри". В мире сейчас активно обсуждается проблема виртуальной реальности: что это такое, как художникам с ней работать? Надо ли им использовать компьютеры, телефоны и другие гаджеты и совсем оставить кисти или их можно сочетать? Об этом мы тоже будем говорить и думать на нашей биеннале – насколько современное искусство технологично по своей природе, насколько молодые художники вовлечены в социальные сети? На встрече с нами они все сидели в своих телефонах и тут же комментировали в интернете происходящее. Это удивительно – мы живем в мире, в котором с каждым годом реакция на события становится быстрее, каждый комментарий рождает следующий – это многослойная конструкция. И я могу вам сказать точно, что в ближайшие десять лет мы увидим огромный качественный скачок. Мы сами до конца не осознаем, как быстро мы развиваемся. В следующем году поступят в продажу первые очки виртуальной реальности – они уже анонсированы, уже снимаются фильмы для этих очков. Следом художники начнут работать с 3D-реальностью, и это будут те 20-летние, которые сейчас сидят в компьютере. Мы с вами – последнее поколение, которое еще играло в песочнице и помнит, что такое видеокассеты. Но те, кто идут за нами – это совершенно другие люди. Я недавно пересмотрела фильм "Матрица". Помню, какой был бум, когда он вышел, но сейчас это уже милое, наивное ретро. Мы уже живем в виртуальной реальности и используем ежедневно интернет, e-mail, у нас есть свои аватары, мы ведем вымышленные жизни в соцсетях. Раньше все обвиняли глянцевые журналы в том, что они показывают виртуальную картинку – красивые девушки, старости нет, смерти нет. Но все то же самое теперь в "Фэйсбуке". Люди живут идеальной жизнью – не плачут, не болеют, ну, может, только иногда, чтобы привлечь к себе внимание. Это интересно с точки зрения психологии – как мы показываем себя внешнему миру.

Возвращаясь к теме биеннале, она и об этом тоже – как мы чувствуем себя глубоко внутри, где наша душа, насколько я до сих пор знаю, кто я, потому что часто я хочу казаться лучше, чем я есть (я имею в виду "я" как собирательный образ). Для этого и создаются такие большие, амбициозные проекты, как биеннале, потому что по сути это большой разговор о том, что происходит, как мы живем, о чем мы думаем.

Продолжение читайте на сайте Культура Москвы.

Подготовили Анна Попова, Ирина Осипова

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика