Москва 24

Общество

16 января, 2017

Повседневная жизнь и работа МУРа до и во время Великой Отечественной войны

Сетевое издание m24.ru совместно с Московским уголовным розыском продолжает серию текстов об истории, повседневной жизни и героях МУРа. Тут мы рассказывали о том, как создавалось подразделение и как работали сыщики в 20-е – 30-е годы, этот текст – о том, как жили и работали муровцы предвоенной и военной поры.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Перед войной

День оперативника в конце 30-х проходит очень быстро: дом-работа, причем на работе сотрудники проводят очень много времени: отработка версий, всевозможные вопросы и ожидание ответов от коллег со всех концов страны.

Тактика работы угрозыска к этому времени изменилась: перестрелки и погони с жертвами, как во времена Трепалова (когда каждый выезд заканчивался перестрелкой) ушли в прошлое, началась аналитическая работа, оперативника стали "кормить" не только ноги и голова. Даже аббревиатуру МУР в те времена начали расшифровывать как "Мужество, умение, расчет".

О том, сколько было работы, говорит такой случай: женится сотрудник уголовного розыска. Он идет с гостями и молодой женой по улице, но вдруг срывается и убегает. Все в недоумении, но поднимаются в квартиру и ждут жениха. Через четыре часа он приходит, извиняется и говорит: "Теперь можно и за стол".

Оказывается, что, проходя по улице, сыщик увидел карманного вора, которого давно искал, и убежал за ним, успев взять с поличным – тот у бабушки уже украл сумку. Доставил в отделение, оформил, съездил к бабушке, вернул сумку и только после этого пришел домой.

Несмотря на объем работы, в Москве шла чистка кадров, многие сотрудники были репрессированы, а некоторые, не дожидаясь ОГПУ [Объединенное государственное политическое управление, занималось борьбой с контрреволюционерами и шпионами – прим. ред.], уходили сами – в основном старые специалисты, которые служили еще в дореволюционной, сыскной полиции.

Виктор Овчинников

Виктор Овчинников. Фото: m24.ru/Александр Авилов

Возглавлял МУР в 30-е (с 1933 по 1938 год) Виктор Овчинников, бывший чекист. Он был награжден знаком почетного работника ВЧК ОГПУ, золотыми часами, двумя Маузерами, знаком "Почетный чекист" и орденом Красной звезды.

В частности, Овчинников вел следствие по делу шайки Панаретова. Бандит был сотрудником киевского ЧК, но очень любил красивую жизнь – рестораны, женщины, но чекисты того времени вели буквально спартанский образ жизни, поэтому в ЧК узнали об этом и выгнали его.

Банда Панаретова насчитывала порядка 100 человек, они совершили более 500 вооруженных нападений. Однажды он даже создал фиктивную воинскую часть и в течение нескольких месяцев получал по документам обмундирование, продукты и оружие.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Также Овчинников раскрыл убийство делегатки 8-го Чрезвычайного съезда Советов Марии Прониной в городе Мелекесс (Димитровоград, Ульяновская область). На этом съезде были 2016 делегатов, там утверждали проект новой конституции, проект которой утвердил Сталин.

Декабрь 1936 года, Пронина возвращается в Мелекесс и ее убивают недалеко от станции, после чего забирают чемодан с вещами.

Тогдашний нарком внутренних дел Николай Ежов придал убийству политическую окраску – якобы Пронина пала жертвой троцкистов. Дело стояло на месте и в Мелекесс решили направить муровцев во главе с Овчинниковым. Кстати, это была первая командировка по указанию ЦК КПСС, в состав группы помимо Овчинникова также вошел Безруков, Тыльнер и другие известные оперативники.

В 20:00 18 декабря Овчинников собрал подчиненных, рассказал о задачах, которые перед ними поставили, и в тот же день в 23:00 они уже уехали – даже не смогли сообщить родным. До полуночи они обсуждают версии и почерк убийцы.

20 декабря оперативники приехали – это сейчас поезд до Димитровограда следует 17 часов, тогда ехать нужно было двое суток. Со станции муровцев забрал грузовик с открытым верхом, на дорогах были снежные заносы, сам город без фонарей, дороги разбиты.

Из 40 человек, которые были под подозрением, отмели почти всех, потому что никому нельзя было предъявить обвинение. Кроме того, местные сыщики не сделали ни одной заметки и Пронину похоронили около 10 дней назад, а к ее могиле идут паломники и повторное вскрытие невозможно.

Так что на месте муровцы начали отработку жалоб и заявлений, обращая внимание на ножевые ранения. Всего они просмотрели бумаги за последние два года, и как раз в 1934 было аналогичное убийство гражданина Малова похожим оружием, а по делу проходил некто Розов, "Царь Мелекесса". Кроме того, за 10 дней до убийства Прониной похожее ранение нанесли местному жителю Салазкину.

В деле Малова им удалось найти анонимку, которая не была отработана – там как раз и было сказано, что Малова убил Розов. В итоге убийцу Прониной – Розова – задержали, преступление было раскрыто муровцами за трое суток. Сыщики получили два внеочередных повышения, пятерых наградили орденом Красной Звезды.

Однако бесследно для Овчинникова дело не прошло: Ежов хотел сделать дело политическим, а Овчинников доказал, что это было бытовым ограблением с убийством. Так что, несмотря на заслуги главы МУРа, 30-е годы коснулись и его. Дело в том, что рекомендовал его Иосиф Шимановский, начальник отдела связей РКМ (Рабоче-крестьянской милиции), на чьей сестре был женат брат бывшего чекиста.

В 1938 году Овчинникова арестовали якобы из-за того, что он был польским шпионом. Как оказалось, брата, который жил в Польше, глава МУРа не видел 20 лет и вообще не знал, что он жив, так что в анкетах Овчинников писал, что брат скончался. Спустя 20 лет Овчинникова реабилитировали, его семья получила за это пенсию.

Военное время

Перед войной на базе МУРа развернули учебный батальон ОСОАВИАХИМа [Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству, общественно-политическая оборонная организация. – прим. ред.] – три строевых роты, мотовзвод и взвод самокатчиков-велосипедистов, которые патрулировали город. Вообще боевой подготовке стали уделять больше времени, так как многие сотрудники не служили в армии.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

В частности, два раза в неделю, по понедельникам и субботам, все муровцы под оркестр шли в Петровско-Разумовский парк, где они учились правильному обращению с оружием, тактике боевых операций и делали марш-броски.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Обучение было не напрасным: позже эти навыки пригодились на войне. 22 июня 1941 года весь личный состав был поднят по тревоге, что было привычным делом для оперативников. Тогда рано по утрам посыльный приходил к оперативникам и сообщал, что им необходимо прибыть на Петровку, так что это никого не удивило.

Но в тот день в "ленинскую комнату" (помещение для досуга и политической подготовки) зашел Касриель Рудин (начальник столичного угрозыска) и все притихли. "Товарищи! Сегодня на рассвете гитлеровская Германия без объявления войны напала на нашу страну. С этого момента и до особого распоряжения всем находиться на рабочем месте. Это все, что я хотел вам сказать.".

Сыщики встали и начали молча выходить, оглушенные этой новостью. В тот же день все сотрудники МУРа написали рапорты с просьбой отправить их на фронт. Многим отказывали, и муровцы обижались: на фронт призвали только тех, у кого были гражданские профессии: водитель или в прошлом военный, особое внимание было к артиллеристами и саперам. Из остальных сотрудников сформировали диверсионные истребительные отряды.

Сыщики МУРа за час до ухода на фронт на фоне здания Петровки, 38.

Во время войны не обошлось и без потерь. Первым погибшим был Виктор Колесов – оперативник, секретарь комсомольской ячейки МУРа. Его группа работала по Волоколамскому направлению, и 16 ноября 1941 года после операции у села Новопавловск Осташковского района Колесов, прикрывая отход своего отряда, "проявил мужество и отвагу в бою с фашистами".

Приказом командующего Западным фронтом он был награжден Орденом Красного Знамени, его имя навечно зачислено в списки личного состава управления.

Фронт фронтом, а преступность в Москве не дремлет: некоторых сыщиков забрали в партизанские отряды, остальные же продолжали нести службу, занимаясь поиском диверсантов, дезертиров и вражеских сигнальщиков. Также появляются новые виды преступлений, которые были давно забыты: например, мошенничества с продуктовыми карточками. Вроде и ничего страшного, но во время войны воры обрекали людей на голодную смерть.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

Кроме того, злоумышленники устраивали вооруженные ограбления продовольственных складов, о чем не было слышно с 20-х годов, и расхищали имущество из квартир эвакуированных. Когда воров ловили, украденное отправляли на склад по похищенным вещам – сыщики называли его "ломбард". Представьте: эвакуированные возвращались, а квартира абсолютно пустая. Тогда жители приходили в "ломбард", заявляли о краже, перечисляли украденное и сыщики находили их вещи.

Иногда МУР участвовал и в секретных операциях. 1941 год, зима. СМЕРШ ("смерть шпионам", контрразведка) попросил вернуть трофейный шифровальный аппарат, который хотели доставить военным, но он исчез из грузовика, который сопровождал конвой, и солдатам грозил расстрел за утерю ценного оборудования.

Конвоирам удалось убедить следователя в том, что шифровальный аппарат был украден, так что сыщики взялись за поиск машинки. Они проследили путь грузовика и обратили внимание, что ватага детей цепляется крюками к проезжающим машинам, запрыгивают и выбрасывают какие-то вещи.

Детей нашли, сыщик спросил у одного: "Не было ли случая, что кто-то залез в такой-то грузовик?". Один из мальчишек сказал, что некий Васька на той неделе залезал и какую-то машинку вытащил. Ваську нашли, он признался, что видел оборудование, но кинул его в подвал пустующего магазина за ненадобностью. Сыщики действительно нашли машинку в этом подвале, а конвой был спасен от расстрела.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика