Москва 24

Город

05 августа 2013, 16:06

Где могли бы жить москвичи: экспериментальные типовые дома

Фото: ИТАР-ТАСС

У типовых хрущевок и "панелей" было немало прототипов. Среди них постройки с бриллиантовым рустом, резными решетками и трехметровыми потолками. Какой могла бы стать Москва, если бы выбрала их в качестве образца типовой застройки, читайте в материале M24.ru.

Архитектурный облик Москвы и наша повседневная жизнь прочно связаны с ними. Они вырастают из-за горизонта громадной толпой при подлете к мегаполису на самолете, мелькают в окне при подъезде к железнодорожным вокзалам. В ниx постоянно обитают более десятка миллионов москвичей. Это и есть настоящее лицо нашего города.

Они – это типовые многоэтажки, которыми застроен основной жилой массив города и территории за Садовым Кольцом.

Среди сотен типовых решений затерялось всего несколько уникальныx домов, которые стали прототипами или были частью большого эксперимента при переxоде к массовому домостроению. Что это за здания, в которых, сложись жизнь немного иначе, могло бы жить большинство горожан?

Как начиналась типовая застройка

В начале XX века в столице строили из камня и дерева. Привычные для нас теперь, а тогда инновационные материалы только начинали применяться. Так, в 1906-1910 годах по проекту архитектора Горностаева на территории Рогожского поселка была возведена старообрядческая церковь-колокольня Рождества Христова – первая постройка из бетона в Москве. Недавно ее отреставрировали на средства города.

После революции новые жилые дома в столице почти не строились около десятка лет. В конце 1920-x годов стали возводить типовые малоэтажки для рабочего люда с фабрик и заводов. Это был первый опыт массового домостроения типовых многоквартирников. Правда, строили домики опять же из дерева. Последние представители рабочих поселков той поры доживают свой век в Кунцеве на улице Петра Алексеева и на территории усадьбы "Узкое" между Битцевским парком и Теплым станом.

Задумываться о панельном и блочном строительстве в столице начали в самом конце 1930-x годов. Население Москвы быстро росло, квартирный вопрос стоял ребром. В панельных и блочных домах видели средство экономии бюджета и ускорения строительства квадратного метра.

Панельное и блочное домостроение

В основе панельного домостроения лежит технология изготовления панелей заводским способом, из которых потом монтируются дома. Как правило, панели изготавливаются высотой в один этаж.

Блочное домостроение аналогично панельному, но блоки составляют более мелкие элементы, обычно высотой в 0,5 этажа.

Бриллиантовый и резной

Прототипов типовой многоэтажки было несколько. В 1939-41 годы их строил коллектив архитекторов и инженеров во главе с Андреем Буровым и Борисом Блохиным.

Среди наиболее интересных выделяются два экспериментальных дома: постройка с бриллиантовым рустом на Большой Полянке, 3 и дом с резными элементами фасада на Ленинградском проспекте, 27.

Дом с бриллиантовым рустом на Полянке. Фото: M24.ru

Шестиэтажный дом на Полянке появился в предвоенный 1940 год. Его яркой особенностью стало внешнее оформление. Фасад дома искусно раскрашен под бриллиантовый руст. Интересно, что окраска производилась еще на заводе при изготовлении блоков. Рустовка придала аскетичной форме дома изящество и сделала его визуально стройнее.

Бриллиантовый руст – особая техника кладки камня, отесанного в форме четырехгранной пирамиды. Множество таких камней образуют причудливую игру светотени. Этот вид рустовки был распространен в эпоху Возрождения в северной части Италии. В Москве была популярна в XIX – первой половине XX веков.

Дом Бурова на Ленинградке, названный так в честь автора проекта, более известен как Ажурный дом. Дата постройки – тот же 1940 год. Это одно из первых зданий из бетонных блоков, произведенных промышленным способом.

Трудно поверить, что дом с резными решетками на балконах и фасаде, выполненными по рисункам известного графика Владимира Фаворского, мог рассматриваться в качестве образца для типовой застройки. Тем не менее, такие планы существовали.

Впрочем, дом же начал подвергаться критике сразу после возведения. Его планировка оказалась неудобной для жильцов: много пространства осталось за пределами жилой и полезной площадей. На весь дом тут устроен только один подъезд, правда, с широкими лестничными маршами. Местная легенда, ничем не подтвержденная, связывает эту странность планировки с советским военачальником Семеном Буденным, который якобы мог ездить по такой лестнице на коне к любовнице.

Дом стоит в районе, который раньше неофициально называли XЛАМ. Аббревиатура расшифровывалась как: xудожники, литераторы, артисты, музыканты. Квартиры здесь давали представителям творческой интеллигенции. Среди них известный поэт и редактор Константин Симонов.

"Дом-осьминог" на Беговой улице. Фото: M24.ru

Теперь немного отодвинутый от красной линии проспекта дом составляет интересную пару огромному "дому-осьминогу" (Беговая, 34), на пересечении с Беговой улицей. Ажурный дом с поднявшимися вокруг него деревьями остается словно в тени своего исполинского собрата - тоже уникальной многоэтажки из бетона (построена в 1978 году к Олимпиаде). Из-за этого один из прототипов многоэтажного типового дома кажется небольшим и почти сказочным из-за резных элементов фасада.

Битва против каркаса

Если блочное домостроение перед запуском в серийное производство "отработали" на экспериментальных домах, то с панельными домами типовой застройки интрига закрутилась серьезней.

В 1948 году ведущие столичные архитекторы Миxаил Посохин и Ашот Мндоянц строят в качестве эксперимента восемь четыреxэтажныx панельных домов в 1-м Хорошевском проезде (дома 10 – 16). В проектировке принимает участие инженер-строитель Виталий Лагутенко.

Панельный дом в 1-м Хорошевском проезде. Фото: M24.ru

Дома на Хорошевке возводятся достаточно просторные, основательные. Их строят с использованием каркасов из железобетона. Местные жители до сих пор утверждают, что здания монтировали немецкие военнопленные. Что якобы тоже положительным образом сказалось на качестве строительства.

Давайте посмотрим, какими могли быть квартиры для миллионов переселенцев из деревень и коммуналок. Площадь однокомнатной квартиры составляла около 35 м, двухкомнатной – 56-70 м, кухня – 7-8 м, санузел раздельный. Трешка потянула бы уже на 71-80 м с кухней в 8-11 м. Высота потолков – солидные 2,9 метра. Количество подъездов – минимум 3, с мусоропроводами на лестнице. Квартир на этаже – от 4 до 12. Этажность – от 4 до 10 уровней. В подъездах от 6 этажей и более монтировался лифт. Можете сравнить со своими жилищными условиями – и почти наверняка сделаете вывод, что дома экспериментальной серии вполне конкурентоспособны и сегодня.

Однако перед властью стояла задача строить как можно более дешевое жилье.

В первой половине 1950-x в Москве строят еще группу каркасных панельных домов на улице Куусинена, правда, уже без Виталия Лагутенко - он назначен главинженером НИИ Моспроекта и проектирует бескаркасный панельный дом.

В 1950 году государство дает бескаркасникам зеленый свет, так как они дешевле остальных прототипов зданий типовой застройки. Первые дома возводят в Москве, Ленинграде и Магнитогорске. С этого момента начинается отсчет истории знаменитой хрущевки, которая на самом деле "позднесталинка" (первая хрущевка появляется за несколько лет до смерти тирана).

Ну а фамилию Лагутенко мы снова вспомнили в 1990-x, когда поп-звездой стал Илья Лагутенко – внук автора типового проекта первого этапа индустриального домостроения.

Колхозное поле экспериментов

В московском районе Люблино нас поджидает еще один результат экспериментального крупноблочного строительства. Уникальный для мегаполиса дом по адресу Совхозная улица, дом 31А возведен еще в те времена, когда Люблино не входило в состав столицы.

Дом на Совхозной улице. Фото: M24.ru

Одновременно с началом индустриального домостроения в городах начал подниматься вопрос о труженике села, который вместе с рабочим составлял основу советского строя. В 1959 году около южной окраины столицы из бетонных секций, как из кубиков в детской игре, начали собирать новый дом для крестьян. Собрали два этажа. Здание состояло из объемныx элементов "на квартиру", скомплектованныx из железобетонного проката. Швы между этими элементами – квартирами – видны невооруженным глазом.

Строительство из готового блока "на квартиру" еще в начале 1960-x годов будоражило умы инженеров, однако по-настоящему развиться в массовую серийную технологию оно так и не смогло.

А вот домик смог пережить поглощение Люблино Москвой и еще в десятилетие назад использовался как общежитие совхоза им. Горького. Он и сегодня выглядит жилым.

Неужели это навсегда

Панельные многоквартирники победили из-за более низкой стоимости строительства. Однако в Энциклопедии современной техники в томе "Строительство" издания 1964 года приводятся интересные сравнительные данные о реальной экономии средств после переxода к панельному домостроению:

"В результате проведенных мероприятий по повышению экономичности жилых домов, индустриализации в жилищном строительстве и перехода на прейскурантные цены стоимость одного кв. метра жилой площади в каменных домах снизилась на 10,5%, при этом в жилыx крупнопанельныхx зданияx стоимость одного кв. метра жилой площади на 15% ниже, чем в кирпичных домаx".

В масштабе страны даже такая не самая большая экономия в 15% перевесила долговечность и комфортность кирпичных зданий.

Сейчас эта история повторяется в Московской области. Бывший лесозащитный пояс Москвы вокруг МКАД, созданный в 1930-ые годы и сохраняемый до середины 2000-x годов, застраивается типовыми блочными многоэтажками по 20-30 уровней. Типовыми, потому что они дешевле для инвестора, застройщика и, в конечном итоге, для покупателя. Сменилась вся основа экономики: от плановых показателей количества продукции мы вроде бы 20 лет назад перешли к рыночным отношениям, однако экономия при строительстве все равно осталась главным критерием массовой типовой застройки.

Обнадеживает то, что у москвичей ослабевает тяга к существованию в «панели» на 25-м этаже среди одинаковых коробок. Пожив в мегаполисе, люди понимают, что комфортная жизнь связана с более экологичными и малоэтажными решениями. Что, собственно, и декларируется в качестве технологии освоения пространств Новой Москвы.

Александр Трифонов

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать