Москва 24

Памятные даты

30 октября, 2015

Объединившие жертв и палачей: могилы репрессированных на Донском кладбище

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

30 октября по всей России вспоминают жертв политических репрессий. Накануне, 29 октября, общество “Мемориал” уже несколько лет проводит акцию “Возвращение имен". В течение всего дня у Соловецкого камня читают имена расстрелянных в Москве в годы советского террора.

Нынешняя акция стала уже девятой. Имена звучат 12 часов без остановки. По данным общественной организации, за годы "красного террора" только в столице расстреляли более 40 тысяч человек.

Сетевое издание m24.ru вспоминает об одном из самых важных мест в истории советского террора – Донском кладбище, где захоронен прах огромного числа людей, уничтоженных в годы репрессий.

Донское кладбище делится на Старое и Новое. Первое – самый крупный сохранившийся в Москве дворянский некрополь XVII–XIX веков.

Новое Донское кладбище, образованное в начале прошлого столетия, примыкает с юга к одноименному монастырю. В годы советской власти здесь хоронили расстрелянных и умерших в московских тюрьмах.

Документально установлено, что в период с 1934 до начала 1950-х годов в московском крематории на территории Донского монастыря осуществлялась кремация тел расстрелянных. Также известно, что эпизодически здесь производились захоронения в землю.

По разным данным, только с 1937 по 1941 год в печах крематория было уничтожено около 4500–5000 тел расстрелянных. В "расстрельных списках" Донского кладбища, изданных "Мемориалом" в 2005 году, приводятся краткие биографические справки о 5068 человеках.

В 30–50-е годы тела умерших привозили на кладбище на грузовиках, в том числе из Лефортова и с Лубянки. Крематорий открыли в октябре 1927 года в бывшей кладбищенской церкви Преподобного Серафима Саровского – к 10-летию Октябрьской революции. Грузовики с трупами, въезжавшие на кладбище через центральные ворота, подъезжали к черному ходу крематория, прямо к расположенным внизу печам.

Прах захоранивали в общие ямы – так называемые захоронения невостребованных прахов. Сегодня на Новом Донском кладбище (в его северной части) имеются три такие могилы: первая датируется с 1930 по 1942 год, вторая – с 1943 по 1944 год, третья – 1945–1989 годы.

День памяти жертв политических репрессий

В 1974 году по инициативе Кронида Любарского 30 октября был объявлен Днем политзаключенного в СССР. Особое значение этого дня заключается в том, что он был установлен не государством и не связан ни с войнами, ни с революциями.

30 октября объявили Днем политзаключенного узники мордовских и пермских лагерей – люди, боровшиеся за свободу и победившие в этой борьбе. Решение Верховного Совета России от 18 октября 1991, внесшее эту дату в государственный календарь – признание этой победы.

Это день памяти обо всех безвинно погибших, а также борьбы за человеческое достоинство, за интеллектуальную свободу; день борьбы с произволом и насилием.


Общая могила № 1 – самая известная из трех вышеперечисленных. Небольшой участок земли, огороженный бордюром. Общая гранитная плита с надписью: "Здесь захоронены останки невинно замученных и расстрелянных жертв политических репрессий 1930–1942. Вечная им память!". И множество табличек с именами расстрелянных.

Здесь, в частности, погребен прах писателя Исаака Бабеля, режиссера Всеволода Мейерхольда, но в тоже время и таких известных государственных деятелей, как Михаил Тухачевский, Василий Блюхер, Павел Постышев. Последний считается одни из организаторов голодомора на Украине и прославился поиском врагов народа.

По словам председателя правления Международного Мемориала Арсения Рогинского, общую могилу № 1 можно назвать главной могилой 1937 года. На рубеже 1989–1990 годов родственники расстрелянных, которые искали место захоронения своих близких, получали справку, в которой говорилось, что тело было сожжено в Донском (московском) крематории, "место захоронения неизвестно". И тогда же стали появляться целые группы родственников, выяснявшие обстоятельства гибели репрессированных.

Фото: m24.ru/Владимир Яроцкий

"Была одна очень активная группа в Москве под руководством старого колымчанина Михаила Борисовича Миндлина, который вложил свою жизнь в эту историю. И что в конце концов он истребовал? Начальство крематория 1990 года ткнуло в три места и сказало вещь, по-видимому, очень близкую к истине: то, что могилы расстрелянных хоронили в могилах невостребованных прахов.

Потом мы еще многое уточнили, посмотрели на кого есть документы. После того как в ночь расстреливали по 10–15 человек, писалось предписание директору крематория: "Просим принять для кремирования столько-то трупов". Принимали те же люди, которые и расстреливали. То есть на этих бумагах подпись и Блохина (чекист, в обязанности которого входила организация приведения в исполнение смертных приговоров. – m24.ru), и его сподручных. Правильно ли указали эти места? Мы не знаем", – рассказывает Рогинский.

С уверенностью можно сказать только то, что на месте общей могилы № 1 действительно была могила невостребованных прахов до 1942 года. "Судя по окружающим захоронениям, они сделаны не раньше, а позже. Скорее всего, это место кладбища еще не было, что называется, "заселено", – отмечает историк, сотрудник общества "Мемориал" Никита Петров.

Могила коменданта НКВД СССР Василия Блохина также находится на Новом Донском кладбище. А рядом с ним погребен председатель первой в царской России Государственной думы Сергей Андреевич Муромцев. Вот такое интересное соседство.

Блохин возглавил расстрельную команду ОГПУ при Совете народных комиссаров СССР в 1924 году – тогда под актами приведенных в исполнение приговоров появляется его подпись. В его обязанности входил весь процесс над обвиненным – от расстрела до сожжения. Его подпись стоит на актах о приведении приговора в исполнении, на записках в адресах директора крематория о передаче трупов для немедленной кремации и так далее.

Еще одним из главных участников тех событий был директор Донского крематория Петр Иванович Нестеренко. Белый эмигрант, поживший в нескольких европейских странах, в том числе во Франции, где и увлекся изучением кремации. В середине 1920-х он вернулся на родину, где в 1927 году возглавил новое учреждение.


YouTube/ Пользователь: MemorialRU

Жил Нестеренко в маленьком домике недалеко от крематория, и днем и ночью, что называется, "горел" на работе. Тела расстрелянных чекисты привозили Нестеренко ночью, тогда же он их и сжигал. И за свою ночную работу получал от НКВД 200 рублей в месяц. Жизнь директора крематория оборвалась в 1941-м, когда его самого арестовали по обвинению в антисоветской деятельности и затем расстреляли.

"После сжигания пепел расстрелянных участников процессов мною лично закапывались в специально отведенном месте во дворе крематория. Об этом кроме меня никто не знал и знать не мог, так как закапывание производил сейчас же после сжигания лично я один", – говорится в следственном деле Нестеренко.

"До 1937-го я могу поверить, что Нестеренко мог сам справляться – все-таки расстрелы не были столь массовыми. Но с 1937 года по несколько десятков тел сжечь за ночь ему самому было не под силу. Но мы не можем ориентироваться ни на что другое, кроме как его показаний. Мы можем только подвергать их сомнению", – отмечает Никита Петров.

Особо обращает на себя внимание тот факт, что на общей могиле № 1 нет никакого памятника или мемориала в память о жертвах репрессий. Только небольшая плита с надписью "Здесь захоронены останки невинно замученных и расстрелянных жертв политических репрессий 1930–1942. Вечная им память!".

Как отмечает Арсений Рогинский, вопрос о том, что должно быть установлено на этой могиле, поднимался тысячи раз. Например, потомки известных советских деятелей, чей прах захоронен здесь, пытались добиться подобного, но им это не удалось.

"И поэтому люди ставят дощечки, а потом пишут письма во власть о том, что "мою дощечку куда-то запихнули", – говорит Рогинский.

Важно понимать еще одну историю, касаемую этой могилы. Сюда попадает и период 1939–1940-х годов, когда расстреливали тех чекистов, кто руководил массовым террором. То есть сюда должны были захоронить прах одних из главных организаторов "большого террора", в том числе Николая Ежова и Михаила Фриновского.

Что касается общей могилы № 2, то о ней известно совсем немного. Там захоронен прах репрессированных во времена Великой Отечественной войны. К сожалению, о репрессиях военных лет известно мало. Но установлено, что Донской крематорий в эти годы работал и расстрелянных там сжигали.

Общая могила № 3 отличается от двух предыдущих большим количеством памятных знаков. Например, плита "Могила невостребованных прахов 1945–1989" или "Павшим жертвам политических репрессий 1945–1952". Кроме того, "Мемориал" и Сахаровский центр разместили в этом месте большой каталог, где указаны имена жертв политических репрессий.

Если учитывать, что здесь могила невостребованных прахов, относящихся к 1953 году, то группа Берии, в том числе и сам бывший народный комиссар внутренних дел СССР, тоже захоронена здесь.

В январе 1996 года в этом месте была обустроена мемориальная площадка и установлены памятные стелы с именами партийных и советских работников Ленинграда, расстрелянных в Москве. Там же установлены стелы советским военнослужащим и крымским военным и государственным деятелям.

В 2004 году появился мемориал руководителям и членам Еврейского антифашистского комитета, расстрелянным в 1952 году. Затем рядом установили памятники иностранным гражданам, ставшим жертвами советского политического террора, в частности австрийцам, немцам, полякам, японцам и другим.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика