14 декабря, 2017

Инженер "Останкино" – о том, как строили башню и что будет с телевидением

Поделиться в социальных сетях:

Останкинская башня – один из символов Москвы, и взобраться на нее – мечта многих москвичей и гостей столицы. Официальное открытие башни состоялось в ноябре 1967 года. По статистике, за 50 лет смотровую площадку и ресторан "Седьмое небо" посетили более 20 миллионов человек. Обозреватель портала Москва 24 Алексей Певчев в компании замначальника службы ремонта и профилактики радиотелевизионных систем Анатолия Волкова, работающего в башне с момента ее запуска в эксплуатацию, прошелся по внутренним этажам и ярусам "Останкино".

Фото: Иван Кулаков. Предоставлено пресс-службой "Останкино"

Анатолий Волков попал в "Останкино" после долгих лет обучения и практики, в том числе работы на Шаболовке. Участвовал в разработке и модернизации необходимой для вещания аппаратуры. Вместе с коллегами распространяли свой опыт через журналы "Электросвязь", "Вестник связи". С 2013 года Волков – заместитель начальника службы ремонта и профилактики радиотелевизионных систем. 25 октября ему исполнилось 76 лет, и на башне он работает с самого момента ее запуска.


– Сейчас трудно представить, что в Останкино когда-то не было башни.

– Здесь была настоящая деревня и единственное строение – Останкинский рынок. А дальше – леса до самого горизонта.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

– Насколько мне известно, в начале башню хотели поставить в районе Черемушек, но остановились на Останкино. Много ли споров велось в процессе конструирования?

– Конструкция башни уникальна. Внутри натянуты 145 тросов, намертво фиксирующих башню, хотя снаружи может показаться, что она разбалансирована. Тем не менее центр тяжести выверен так, что ей не страшны никакие ветра. А ветра здесь будь здоров! Снаружи башня покрыта специальным водоотталкивающим составом, благодаря которому на ней не оседают никакие осадки, и ей не страшен ни дождь, ни снег. Собственно, по такому же принципу сделана скульптура "Родина-мать" на Мамаевом кургане, автор которой ученый и архитектор Николай Васильевич Никитин (он же – создатель Останкинской башни). Внутри этой статуи тоже натянуты тросы.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

В начале, для того чтобы избежать любых неожиданностей, на башне была установлена масса датчиков, которые постоянно измеряли угол смещения. Все-таки глубина фундамента всего 3,5 метра и нужно было учитывать любые неожиданности.

У нас и сейчас есть службы, которые следят за состоянием башни и фундамента. Сначала за всем этим следила специальная лаборатория, но через 10 лет стало ясно, что все надежно и башня стоит как ванька-встанька, лабораторию расформировали. Высота башни – 540 метров. Давление в насосе, подающем наверх воду, – 40 атмосфер. Толстенные трубы, по которым идет вода, – цельнотянутые. Даже когда их меняли несколько лет назад, выяснилось, что они в очень хорошем состоянии. Вообще все, что сделано нашими отцами, сделано было так умно. Строительство несколько раз замораживали, потом снова начинали.

Фото: ТАСС/Фото Виктора Будана и Виктора Великжанина

Николай Васильевич Никитин создал группу ведущих специалистов, которые помогали отражать все нападки на проект. В состав группы входили лучшие инженеры, архитекторы и академики того времени. Само строительство было очень интересным, и мы специально приезжали на него посмотреть. Здесь даже был выстроен специальный завод по производству бетона, который сразу и укладывали кирпичами-кубиками. Если посмотреть на башню, то швы от этих кубиков отчетливо видны. Эти "кирпичики" сразу же испытывали на прочность бетона. Больше того, канаты-тросы сделаны для того, чтобы создать предварительное напряжение в бетоне, за счет которого он становится очень крепким.

Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

– Как за эти годы менялось техническое оснащение?

– В самом начале передатчики располагались только на пятом этаже, а сейчас они расположены на нескольких отметках башни. Причем все они зарезервированы. Если один передатчик выйдет из строя, то сразу автоматически включается другой. Шуховская башня, благодаря которой в то время осуществлялось вещание, была невысокой – около 160 метров, и сигнал шел от силы на 60 километров. А с Останкинской – уже на 120 километров и дальше, это зависит от рельефа местности.

Гашение юбилейной марки. Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

– Можно ли предположить, что скоро необходимость в башне исчезнет и она станет больше декоративным украшением?

– Что касается наземного телевидения, это извечный вопрос как в фильме "Москва слезам не верит", что там будет – кино или телевидение? Я думаю, что с нашей высоты видно, что наземное телевидение не отомрет. Спутниковое, кабельное и наземное телевидение существует одновременно, и никто никому не мешает. На дачах вряд ли скоро у всех будет кабель или спутник. Прием спутника все-таки зависит от погоды: пошел дождик – и "до свидания".

Гашение юбилейной марки. Фото: портал Москва 24/Никита Симонов

– Какой момент, связанный с вашей работой на башне, для вас наиболее значителен? Что вы считаете своим максимальным достижением?

– Даже и не знаю, их столько было! Мы же пришли сюда 25-летними мальчишками. Станции были ламповыми, и со временем мы довели срок работы мощных ламп до потери эмиссии с 2,5 тысячи часов до 20-30. Это была победа! При замене ламп передатчик нужно было долго подстраивать. Низкочастотные тракты тоже были ламповыми, мы перевели их на транзисторы, которые работали более стабильно без подстройки. У нас у первых появились первые 50-киловаттные передатчики, которых не было ни у кого. Мы, мальчишки, повысили мощность передатчиков, и это было счастье! Потом про все это писались статьи для журналов, и наш опыт расходился по всей стране. Это же ни с чем не сравнимо. Иногда работали всю ночь. Выходишь в пять утра на улицу, солнышко светит, ты грязный, но такой счастливый, что и не передать. Наверное, подобное можно ощутить, только работая на нашей башне.

Алексей Певчев

Поделиться в социальных сетях:

Читайте также

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика