Москва 24

07 ноября, 2013

Астрофизик Сергей Попов: "Нейтронные звезды интереснее черных дыр"

Поделиться в социальных сетях:

Астрофизик Сергей Попов - о том, как объяснить о сложной науке за час

Ученый Сергей Попов провел мастер-класс для детей, где всего за час познакомил школьников с одним из самых сложных направлений современной науки – астрофизикой. Сетевое издание M24.ru провело прямую трансляцию лекции. В интервью M24.ru Сергей Попов рассказал, как говорить о космосе с детьми, опасны ли черные дыры и почему лженаука в России пользуется такой популярностью.

- Ваш курс называется "Астрофизика за час". Как можно научить такой сложной науке за такое короткое время?

- Конечно, за час научить нельзя. За час можно заинтересовать, дать возможность задать вопросы. Вообще, мне кажется, что все очные лекции важны не только и не столько самим моментом лекции, а тем, что потом можно задать вопросы, иначе просмотр онлайн-лекции мог бы быть ничем не хуже. Но он хуже именно потому, что нельзя спросить. Моя идея состояла в том, чтобы заинтересовать людей, и они бы потом стали искать дополнительную информацию.

- Зачем детей учить астрофизике?

- С одной стороны, это просто интересно, с другой – если мы переходим к слову "надо", то нам надо, чтобы дети читали книжки, учились, потом вырастали и становились учеными, инженерами и делали что-то полезное. Но для того чтобы увлечь ребенка рано, в 8, 10, 12 лет, надо рассказывать не только что-то серьезное, но и что-нибудь захватывающее. И с этой точки зрения астрономия - очень хороший, благодарный материал, и мне кажется, что сейчас астрономия является лицом большой науки. Астрофизикой легче просто увлечь детей, а дальше они могут заинтересоваться физикой, химией. Я знаю много людей, которые потом становились химиками, например, а вообще заинтересовались наукой благодаря астрономии.

В "Экспериментаниуме" рассказали об астрофизике доступным языком

- Какие задачи стоят перед астрофизикой сегодня?

- Задач много, у меня есть специальная лекция про задачи современной астрофизики. Но если выделять, то, во-первых, это изучение экзопланет. Это довольно свежее открытие: в середине 90-х их начали открывать, сейчас поток растет. Нам интересно открывать больше, открывать какие-то интересные объекты и их объяснять. Главное, конечно, не накопить большой "зоопарк", а нарисовать полную картину, куда все это вложится.

На другом конце лежит проблема космологии. Мы недавно узнали, что вселенная расширяется ускоренно, и до сих пор не знаем, почему. И третий аспект – это все, что связано со сверхновыми загадочными нейтронными звездами и черными дырами. Там тоже очень много интересной физики, и таким образом астрономия не стоит в стороне, а действительно является частью физики. И новые астрономические открытия интересны более широкому кругу людей, чем профессиональным астрономам.

- Что больше всего интересует ваших слушателей, черные дыры?

- Я бы сказал, что нейтронные звезды интереснее черных дыр. Черные дыры, конечно, больше привлекают своей загадочностью. Черные дыры - с одной стороны, объекты естественные и простые, а с другой – достаточно безопасные. Они никого не засасывают специально, нужно очень близко подлететь, чтобы в нее попасть. А вот, к печали астрономов, совсем близко к нам черные дыры не расположены, поэтому изучать их довольно трудно.

- Как заниматься популяризацией науки в России?

- Заниматься популяризацией науки в России сложно. Основная причина связана с тем, что нет настоящей заинтересованности ни с той, ни с другой стороны. С одной стороны, пока наукоемкой экономики в стране нет, карьера, связанная с научным или инженерным образованием, не очевидно позитивна. Соответственно, люди не очень готовы платить за знания. Популяризация хорошо существует в странах, где люди заинтересованы в этом и понимают, что образование – это хорошо. Не просто из общих соображений. Действительно, детей нужно учить, это важно для их карьеры в будущем.

С другой стороны, наука тоже должна быть заинтересована в своей популяризации, если существует цепочка взаимоотношений государство-наука-общество, когда государство поддерживает науку, потому что наука рассказывает обществу, а общество влияет на государство. У нас все эти цепочки разорваны, и поэтому сами ученые не очень заинтересованы в популяризации. То есть ученому не станет легче работать, если он расскажет о своих достижениях широкому кругу людей. Поэтому, к сожалению, чаще всего популяризация просто отнимает время у ученых, и люде не очень стремятся это время тратить.

Необходимо наладить нормальные взаимоотношения науки, общества и государства, и тогда популяризация приложится сама. Это как с занятиями физкультурой: можно прямо заставлять всех заниматься спортом, а можно создать условия, при которых люди захотят жить дольше, будут желать более высокого качества жизни и поэтому начнут следить за диетой, ходить в спортивные залы. И система будет "самоподдерживающейся". Хочется в популяризации достичь чего-то такого же.

- Почему в России сегодня так много псевдонауки?

- Много или мало, зависит от того, с чем сравнивать. Если мы сравниваем, например, с Советским Союзом, то там существовал ряд запретов, и поэтому чего-то не существовало, просто потому что это было запрещено. Это не самый лучший способ бороться с псевдонаукой, на мой взгляд. С другой стороны, авторитет науки удивительно высок в стране, и люди хотят чего-то наукообразного, но, поскольку хотят они этого в виде развлечения, то тут очень легко подсунуть псевдонауку. Чем меньше человек знает, тем проще его удивить какими-нибудь глупостями, и вот здесь очень хорошо влезает псевдонаука. Это хороший способ развлечения людей. Развлечение настоящей наукой – это либо более сложно для зрителя, либо гораздо сложнее для производителя научно-популярного материала. Нельзя просто посадить ученого в студию, чтобы сразу стало интересно. Нужен красивый видеоряд, дорогая компьютерная анимация. А если вы посадите человека, который будет рассказывать, как его похитили пришельцы, то никакой анимации не надо, сам по себе рассказ может быть занимательным.

- Нужно ли научному сообществу бороться псевдонаукой?

- Вопрос в том, как понимать слово борьба. На мой взгляд, прямо бороться нужно с тем, что прямо мешает. Например, когда лжеученые пытаются получить большие государственные ресурсы на реализацию какой-то сумасшедшей идеи. Или люди видят, что какой-то псевдомедицинский курс лечения калечит здоровье. С этим надо бороться. Если мы говорим о развлекательном сегменте, то бороться бесполезно. Такую псевдонауку можно только вытеснять, рассказывая лучше про настоящую науку.

Екатерина Кадушкина

Сюжеты: Взгляды , Интервью: События

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика