19 ноября, 2014

"Коминтерн" и "Щербаковская": старые названия станций метро

Поделиться в социальных сетях:

Фото: ТАСС/ Виктор Великжанин

Станцию метро "Улица Подбельского" переименовали в "Бульвар Рокоссовского". M24.ru выяснило, какие еще станции меняли свои названия и почему.

Говорят, что Россия – это страна с непредсказуемым прошлым. Разумеется, Московский метрополитен, вот уже более полувека несущий на своих плечах львиную долю всей транспортной нагрузки в российской столице, не является исключением. В нем все время что-то переименовывают, да и сам он уже успел один раз сменить свое имя, а возможно, что и второй раз тоже не за горами. Но если метро все же переименуют, то случится это не во второй, а в третий раз.

Многим известно, что до 1955 года Московский ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени метрополитен был "имени Л.М. Кагановича", а после и до наших дней включительно стал "имени В.И. Ленина". А должен был называться в соответствии с духом времени – "имени И.В. Сталина", по крайней мере именно такой вариант был принят на собрании метростроевцев.

Понятно, что данная "инициатива снизу" на самом деле была спущена "сверху", то есть из Московского комитета ВКП(б). А помогал рабочим принять правильное решение отвечавший за метрострой парторг К.Ф. Старостин. Словом все было согласовано по всем инстанциям и никто, конечно же, не возражал – но тут воспротивился сам "виновник торжества".

Из письма Сталина

До ЦК партии дошли слухи, что коллектив метро имеет желание присвоить метро имя товарища Сталина. Ввиду решительного несогласия Сталина с таким предложением и ввиду того, что Сталин столь же решительно настаивает на том, чтобы метро было присвоено имя товарища Кагановича, который прямо и непосредственно ведет успешную организационную и мобилизационную работу по строительству метро, ЦК ВКП(б) просит коллектив не принимать во внимание протестов и вынести решение о присвоении метро имени Л.М. Кагановича.


Ну а "имени В.И. Ленина" метрополитен стал, как уже было сказано, 29 ноября 1955 года. Между прочим, причину этого переименования не сообщает нам ни один справочник по истории метро и ни одна из известных биографий Кагановича. В большинстве случаев от читателя отделываются ничего не значащими фразами вроде "в связи с новыми веяниями в руководстве страны", так что о причинах остается только догадываться. Может быть, таким образом начинали тихой сапой бороться с "культом личности" еще до ХХ съезда – отказываясь от названий, связанных с именами еще живых и стоящих при власти начальников. А может просто Хрущев хотел таким образом подвинуть одного из легендарных сталинских наркомов, видя в нем соперника…

Сегодня то та, то другая партия или общественная организация периодически выступает с требованием "убрать имя вождя большевистского переворота Ленина с карты московского метрополитена" (построенного, к слову сказать, именно большевиками, в царские-то времена ни один проект так и не был реализован). И кто знает, что будет завтра, возможно, что в один прекрасный день, войдя в вагон, мы уткнемся глазами в схему "Московского метрополитена имени Николая Романова". В стране "непредсказуемого прошлого" еще и не такое бывает.

От бывших и возможных в будущем переименований московского метро в целом спустимся на уровень ниже – к названиям линий. Как правило, их меняли не по идеологическим причинам, а просто из-за того, что линии продлевали, появлялись новые станции и новые районы, с которыми они были связаны. Впрочем, из этого правила есть целых три исключения.

Самая первая линия московского метро (в народе - "красная" ветка), пала жертвой второй волны антисоветских переименований, учиненной по распоряжению первого московского мэра Гавриила Попова от 5 ноября 1990 года. До этого дня она называлась Кировско-Фрунзенской, то есть напоминала сразу о двух советских деятелях, а стала – Сокольнической. Вместе с ней Горьковско-Замоскворецкая линия превратилась просто в Замоскворецкую, что было связано с переименованием главной улицы столицы и сопутствующей станции метро из Горьковских в Тверские. В том же году Ждановско-Краснопресненская линия стала Таганско-Краснопресненской, тоже по идеологическим соображениям.

"Мосгорсправка": Что делать жителям переименованной улицы

Со станциями также не всегда получается разобрать, где переименование произошло из-за чьего-то желания избавиться от напоминаний о "проклятом прошлом", а где - по практическим соображениям. В некоторых местах и вовсе просто хотели привести подземную топонимику в соответствие наземной, а в результате вышла полная чехарда.

Например, есть в московском метро второй по важности пересадочный узел: "Пушкинская" - "Чеховская" и… "Тверская". Получается как в детском ребусе "на этой картинке есть кто-то лишний". В советские времена все было куда логичнее: и главная улица столицы и привязанная к ней станция назывались в честь Горького, а теперь об этом напоминает разве что бронзовая статуя писателя, уже непонятно зачем стоящая в переходе на "Чеховскую".

Еще более любопытная история вышла с "Александровским садом". В 1935 году, когда открывали московский метрополитен, Воздвиженку как раз переименовали в улицу Коминтерна. При этом станция какое-то время называлась просто "Коминтерн", правда неизвестно насколько это название было официальным, но в самой первой схеме московского метро, изданной в мае 1935 года, был указан именно такой вариант. Потом, видимо, все же решили, что топонимика будет поважнее идеологии, и сделали, как наверху "Улица Коминтерна".

Фото: ТАСС/ Олег Власов

В 1943 году Сталин распустил Коммунистический интернационал, который он всю жизнь откровенно недолюбливал и называл "лавочкой". 24 декабря 1946 года улица Коминтерна стала улицей Калинина, а станция метро – "Калининской". В 1963 году эта улица исчезла с лица Москвы, став частью Калининского проспекта. Ну а 5 ноября 1990 года грянули те самые "поповские" переименования и Калининский проспект "разобрали обратно" на Новый Арбат и Воздвиженку. Возник вопрос: "Как же быть со станцией метро?" Решили не прерывать традиции и назвали "Воздвиженкой". Это имя станция носила всего несколько дней (успели даже отпечатать новые схемы), а потом ее внезапно и по совершенно непонятным причинам переименовали в "Александровский сад". Зачем? А никто не знает, включая официальный сайт Московского метрополитена.

История переименований "Охотного ряда" более известна и, как ни странно, более логична. При Сталине станция так и называлась, а после его смерти, когда у Кагановича "отобрали" весь метрополитен, то взамен "подарили" ее в качестве своего рода компенсации.

Фото: ТАСС

Если бы кто-нибудь додумался провести в московском метро конкурс на самое уродливое и труднопроизносимое название, то станция "Имени Л.М. Кагановича", безусловно, заняла бы там одно из первых мест. Правда, носила она это имя всего два года – пока сам Каганович не "оскоромился" по-крупному с "антипартийной группой". Когда его сняли со всех постов и влепили "строгача с занесением" в личное дело, станцию переименовали обратно в "Охотный ряд". Тут бы и сказочке конец, но в 1961 году наверху произошло очередное административное слияние улиц: из Охотного ряда, Моховой и Театрального проезда сделали проспект Маркса. Чтобы закрепить новую топонимику в сознании москвичей, решили заодно назвать по-новому и станцию метро. Ну а в 1990 году ей снова вернули изначальное имя.

Взаимоотношения "Измайловской" с "Измайловским парком" больше похожи на анекдот. Согласно перспективной схеме 1957 года, "Измайловская" должна была называться "3-й Парковой". Перед открытием в 1961 году ее переименовали в "Измайловский парк", поскольку второй ее выход вел прямо в Измайловский лесопарк. Но в 1963 году ей устроили "обмен имен" с соседкой. А у той была своя, не менее веселая история…

Изначально станция "Измайловский парк" должна была носить имя "Стадион имени Сталина" (варианты – "Стадион народов", "Стадион СССР"), поскольку главный стадион страны начинали строить именно там, а не в Лужниках. Потом грянула война, и от нашего ответа берлинскому Olympiastadion осталась одна готовая трибуна, внушительные подземные сооружения и циклопические развалины, а станцию назвали "Измайловский парк культуры и отдыха имени Сталина". В 1948 году решили, что Сталина на этой линии стало как-то слишком много ("Семеновская" тогда называлась "Сталинская") и переименовали станцию в "Измайловскую". Ну а когда построили "Измайловский парк", то выяснилось, что у старой станции один из выходов расположен почти рядом с центральным входом в этот самый парк. Недолго думая, станции поменяли именами, из-за чего целых 42 года несколько поколений москвичей путались в них, как в трех соснах. Только в 2005 году при Лужкове навели наконец порядок и переименовали "Измайловский парк" в "Партизанскую", в связи с тем что именно в Измайловском парке каждое 9 мая встречаются ветераны партизанского движения.

Станцию "Алексеевскую" изначально так и хотели назвать – из-за села Алексеевское, которое располагалось в этом районе примерно с конца XIV века. Затем на перспективных схемах, нарисованных после 1958 года, ее стали обозначать "Щербаковской" в честь первого секретаря Московского обкома ВКП(б) 1938-1945 годов и партийного куратора при Максиме Горьком А.С. Щербакова. Но когда в 1958 году ее наконец открыли, то дали ей совершенно другое, красивое и в чем-то даже поэтическое имя – "Мир". А в 1966-м она все-таки стала "Щербаковской", поскольку находившийся через одну остановку в сторону центра "Ботанический сад" переименовали в "Проспект Мира". Кстати, название "Ботанический сад" вновь появилось на Калужско-Рижской линии 12 лет спустя, в 1978 году, и снова через одну остановку от "Алексеевской", правда, теперь уже в направлении из центра. А "Щербаковскую", как и многие другие "слишком советские" станции, переименовали уже при Попове – 5 ноября 1990 года.

Фото: ТАСС/ Олег Иванов

Или вот еще одна загадка из разряда "полное отсутствие логики": площадь Красные Ворота называлась Лермонтовской с 1941 по 1992 год, а станция почему-то была переименована гораздо раньше – 25 августа 1986 года. Ни на какую "десоветизацию" не спишешь.

А вот причина недавнего переименования "Улицы Подбельского" хоть и похожа на идеологическую, но на самом деле таковой не является. Фактически мэрия и руководство метро просто решили привести ситуацию в соответствии с московским законодательством, согласно которому станции метрополитена нельзя называть именами людей, если им не соответствуют находящиеся наверху ближайшие топонимы. Улицы Подбельского нет в Москве уже лет 20 как, ее переименовали в "Ивантеевскую". А станцию в полном соответствии с текущей модой на все связанное с Великой Отечественной войной переименовали в "Бульвар Рокоссовсого", хотя от того бульвара до вестибюля станции расстояние чуть ли не в полкилометра.

Это, разумеется, далеко не все переименования, случившиеся в московском метрополитене за его почти 80-летнюю историю, а лишь самые интересные. В наши дни названия станций меняют в основном не из-за идеологических противоречий, а в силу сугубо утилитарных причин, как, например из "Делового центра" сделали "Выставочную" просто потому, что старое название понадобилось в другом месте для еще строящейся станции.

Алексей Байков

Сюжеты: Мнения , Городские байки Алексея Байкова , Авторский взгляд: колумнисты M24.ru , Все, что нужно знать о московском метро

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика