Москва 24

Экономика

21 апреля, 2015

Жилые и мертвые: как работают "серые" риелторы

Фото: M24.ru/Александр Авилов

После недавнего исчезновения режиссера Тамары Якжиной многие снова заговорили о "черных риелторах". Как известно, их методы "работы" были просты и ужасны одновременно: одиноких людей, владевших престижной недвижимостью, убивали, а их жилье, после подделки документов, продавалось. Занимаясь историей пропавшей Тамары Якжиной, а она имела соблазнительную собственность в столице, – обозреватель "Радио Москвы" Игорь Швыткин обнаружил несколько оттенков серого у "черных риелторов" наших дней. Оказывается, преступники давно сменили свою тактику, но схемы их, по-прежнему, остаются очень изобретательными. Сегодня можно с уверенностью сказать, что вчерашние "черные риелторы", подобно, хамелеонам, поменяли окраску и стали несколько милосерднее к своим жертвам.

Честно пропитое имущество

Итак, "серые" риелторы не работают в одиночку. Как правило, они действуют в связке с крупными агентствами недвижимости, ЖЭКами, а также с оборотнями в погонах – участковыми. От последних преступники получают информацию о жильцах, склонных к алкоголизму.

Кроме того, мошенники знают все о том, сколько людей прописано в квартире, уровень их благополучия, а также семейный статус. Если аферисты выясняют, что у пьющего человека есть собственность или доля, представляющая для них коммерческий интерес, они начинают с ним "работать".

Знакомство происходит якобы случайно. Конечно же, за рюмкой водки у подъезда или в близлежащем кафе. Так начинается "перспективная" дружба. Мошенники не только спаивают человека за свой счет, вгоняя его в мелкие долги, но и начинают оплачивать его счета за коммунальные услуги. При этом, они тщательно собирают все чеки и расписки за погашение некоторых текущих задолженностей "клиента". Такие отношения длятся недолго.

Со временем собутыльники начинают напоминать человеку об имеющихся долгах. Так и так, мол мы с тобой, конечно, друзья, но денежки-то надо возвращать. На этом этапе бедолагу не загоняют в угол сразу – тот может попросту скрыться от кредиторов. Его аккуратно подводят к тому, что он сам начинает просить своих новоиспеченных друзей помочь избежать проблем и новых долгов. Те помогают, но недолго.

Расчет мошенников прост: однажды, якобы, и они окажутся не в силах помочь "другу", настолько велик окажется долг за коммуналку и прочие шалости в пьяном угаре. Тот возможно не поверит. Тогда ему покажут документы с его подписью. Это будут не только многочисленные долговые расписки, но и квитки об оплате товарищами его коммунальных услуг. Конечно, тут любой, даже хронический алкоголик, несколько растеряется.

Это кульминационный момент. Друзья предлагают решить все проблемы разом: переехать, например, в Тверскую область, в деревню. Там якобы и водка дармовая – каждый сосед нальет, и деньги хоть какие-то, но всегда можно заработать, чего здесь попрошайничать-то?

Для пущей наглядности "клиента" могут вывезти на место, в деревню, чтобы продемонстрировать "водочные реки и пивные берега". Объект, ясное дело, не догадывается, что люди на местах тоже могут быть купленными. Такой рай на земле человека, безусловно, устраивает и он, в конце-концов, сдается. Кто же откажется от беззаботной жизни на природе, где можно заниматься любимым делом – пить алкоголь ведрами.

Как правило, после того, как квартира уже переоформлена, риелторы еще продолжают спонсировать нанятых «деревенских» ребят в течение трех-четырех месяцев. Они не только поят и кормят клиента, но и присматривают за ним. Потом лафа заканчивается, и бедолага попадает в суровую реальность: в одночасье исчезает все. Остается жалкая лачужка и жизнь, которая, подобно опустошенному стакану, горько и жадно выпита до дна.

В России создан реестр аттестованных специалистов в сфере недвижимости

И тут поезд уже ушел безвозвратно. Опротестовать сделку очень сложно. Человек, оказавшийся на обочине судьбы, если и найдет в себе силы, то может лишь попытаться доказать, что на момент переоформления квартиры он находился в неадекватном состоянии. Немаловажную роль сыграет и срок давности сделки, именно поэтому алкоголика и продолжают спаивать на протяжении нескольких месяцев, после переоформления квартиры.

Конечно, для некоторых адвокатов и агентств недвижимости с грамотными юристами в штате, пересмотр таких сделок – неплохая возможность заработать. Но, увы, дело это крайне хлопотное. Если им и удается выиграть подобные дела, то в результате, обманутый человек вряд ли вернется в свою квартиру в центре. Скорее всего, он окажется на окраине города. Ведь большая часть от рыночной стоимости квартиры осядет в агентстве, сотрудники которого взялись помочь "униженному и оскорбленному".

Да и вообще, как правило, такие серые "объекты", то есть квартиры, сразу же продаются третьим лицам, которых суд признает добросовестными приобретателями. И все формально по закону.

Фото: ТАСС/Юрий Смитюк

Выгодная женитьба

Отъемом жилья в "рамках закона" промышляют не только серые риелторы. Например, приезжие из бывших стран СНГ тоже обретают столичные крыши. Гости столицы, чаще всего это мужчины средних лет, находят москвичек, проживающих в муниципальном жилье, в частности, в домах под снос. Эту информацию получить несложно из открытых источников, например, в департаменте жилья и жилищной политики города или на информационных стенках близ жилотделов.

Таким образом, люди "встречаются, влюбляются и женятся", а немногим позже, под предлогом расширения будущей площади, прописывают на столичных метрах своих родственников. Есть и другие варианты: если игра в любовь не проходит, то москвичкам просто предлагают щедрое вознаграждение за регистрацию. Все проходит по той же схеме за исключением любовного романа.

Случается, что некоторые провинциальные дамы также, знакомятся с москвичами, обладающими муниципальной жилплощадью, из корыстных побуждений. Сначала все, как у людей: знакомство, отношения, марш Мендельсона... Но потом вдруг начинаются ссоры, приводящие к разводу.

А затем суд обязывает бывшего супруга поделиться частью муниципального жилья с бывшей женой. На самом деле, такому решению предшествуют следующие до мелочей продуманные действия со стороны девушки.

Предположим, муж потерял работу. Сначала искал – не получилось, а потом плюнул и расположился на уютном диване. Благоверная не стала напрягать мужа по этому поводу, она исправно оплачивала коммунальные платежи, при этом сохраняя все чеки об оплате, так сказать, на память. Но позже она неожиданно для супруга обращается в суд. Подает на развод, да еще и на раздел имущества.

Вот на суде все это вдруг и открывается. Получается, что все это время мужчина находился на содержании жены. Вот и его трудовая книжка с красноречивым пробелом, да все те самые квиточки о многочисленных оплатах услуг ЖКХ, продуктов, одежды, бытовой химии и прочее. В таких случаях принудительный разъезд с обязательной долей супруге неизбежен. Однако стоит помнить, что в приватизированном жилье такие номера не проходят.

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

Раздел по-родственному

Но, что говорить о проделках мошенников, если, нередко, в настоящей битве за жилье даже родственники идут на хитрости и уловки. Когда споры о разделе недвижимости или его продаже заходят в тупик, одна из сторон прибегает к такой схеме.

Например, доля одного из обиженных родственников в квартире составляет 25 процентов, то есть, если объект оценивается в денежном эквиваленте в 100 тысяч долларов, человек претендует на 25 тысяч долларов. Он приходит в агентство недвижимости или находит людей, которые покупают у него половину доли, например, за 12 тысяч долларов.

И агентства, и обычные граждане, которым попросту негде жить или не хватает средств на покупку жилья охотно откликаются на такое выгодное предложение. Ведь в итоге им светит целая половина доли, да еще и при постоянно растущих ценах на жилье.

В квартире, где из-за квадратных метров весь сыр-бор разгорелся, прописываются люди с собаками, кошками или вообще с малыми детьми в большом количестве. Естественно, последствия такой прописки не заставят себя долго ждать: шум-гам, вечно занятый кем-то санузел, война за плиту, чайник и единственный кухонный стол. Условия невыносимого проживания для несговорчивых родственничков созданы.

Со временем, старожилы квартиры, как правило, приходят-таки к выводу, что квартиру нужно либо продавать, либо как-то договариваться с обиженной стороной. Словом, хотят сесть за стол переговоров.

Но, увы, вчерашние непрошеные гости, а ныне уже хозяева о продаже и переезде и слышать не хотят. Они зарегистрированы на своей собственной площади, а потому отказываются от продажи жилья и заявляют, что их все вполне устраивает. Одновременно, они предлагают купить долю у коренных жильцов, скажем, за 70 процентов от рыночной стоимости квартиры.

Как показывает практика, старожилы проданного и распиленного пополам жилища соглашаются на подобные условия. Другого выхода у них обычно нет.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика