Москва 24

Культура

13 декабря, 2015

"Орфей из Суоми": Никита Борисоглебский рассказывает о музыке Яна Сибелиуса

Фото: meloman.ru

8 декабря музыкальный мир отметил 150-летие со дня рождения финского национального героя – композитора Яна Сибелиуса. К этой дате Московская филармония подготовила концерт, в котором в качестве солиста выступил российский скрипач Никита Борисоглебский. Журналист m24.ru Юлия Чечикова воспользовалась моментом и привлекла Никиту к участию в просветительской рубрике "Погружение в классику", помогающей читателям преодолеть барьеры неприязни к классической музыке.

Концерт для скрипки с оркестром

Несмотря на то, что созданный Сибелиусом концерт 1903 года входит в пятерку наиболее популярных концертов для скрипки с оркестром, немногие знают, что чаще всего исполняется его вторая редакция (1905 года). Услышать первую версию, более развернутую и сложную (как говорят музыканты, которым довелось не только сыграть ее, но и осуществить запись), практически нереально. В свое время, когда она прозвучала впервые, а произошло это в присутствии самого автора, скрипач не смог справиться со всеми техническими сложностями партии и растерял полноту замысла композитора. Раздосадованный Сибелиус принял нелегкое решение – наложить запрет на первую редакцию. Табу было нарушено только в 1991-м году греческим скрипачом Леонидасом Кавакосом, осуществившим запись этой версии концерта. Он связывался с родственниками Сибелиуса и каким-то образом убедил их. Кстати, Кавакос выпустил диск с обеими редакциями.

Я сам недавно заинтересовался этой темой, тоже хочу выучить первую версию, хотя, если честно, вторая мне нравится гораздо больше, или, наверное, она просто для меня звучит привычнее. Впервые я услышал ее в детстве – мне было девять-десять лет (это возраст, с которого я начинаю себя помнить), и концерт, по-моему, исполнял Давид Ойстрах. Любовь к этому произведению пришла не сразу. У меня тогда были другие музыкальные приоритеты – Бетховен, Брамс. А вот концерт Чайковского так и не вошел в число моих любимейших. По необходимости, конечно же, мы все его играем – любой скрипач обязан иметь его в репертуаре, особенно если речь идет о русских музыкантах. А Сибелиус со временем стал оттеснять Бетховена, Брамса, Мендельсона и других с их позиций и постепенно выбился в фавориты. Для меня он стал единственным композитором, кроме Бетховена, пожалуй, который никогда не наскучит, сколько его ни играй.

Фото: boriso-glebsky.com/

Каждый раз, когда я принимаюсь за концерт Сибелиуса, обнаруживаю в оркестровой партитуре и в своей сольной партии совершенно неординарные идеи. Гармония, мелодия – все повторяется в первой части и в ее репризе. Структура абсолютно идентична, кроме одной существенной детали – участия литавр. Это такая мелочь, которая далеко не всеми может быть замечена, но для меня этот акцент очень важен – удар литавр очень помогает в моей партии – там есть дальнейшее развитие, от которого я отталкиваюсь. На закрытии конкурса имени Сибелиуса в Хельсинки я прослушал этот концерт два раза в исполнении разных финских оркестров, и в обоих случаях этот отсутствующий акцент у литавр был добавлен. Я подошел к дирижерам и спросил, почему они так сделали? Оказалось, в Финляндии принято считать, что Сибелиус упомянул об этом ударе, но по какой-то причине появились неправильно переписанные трактовки. Мне удалось убедить наш оркестр "Новая Россия", что неплохо было бы и им последовать этой хорошей финской традиции.

Когда я был на конкурсе Сибелиуса в Хельсинки, меня, как предыдущего победителя, пригласили на прием и посадили за стол рядом с двумя пожилыми женщинами. Прежде я не был знаком с ними. Оказалось, что это две родные сестры, внучки Сибелиуса. Одна из них была скрипачкой, другая – гобоисткой. Конечно, я почувствовал себя в центре важного исторического события. Они рассказывали о музыкантах, приезжавших к ним в дом – о Шеринге, Стерне, Ойстрахе, Гилельсе… Меня сразу посетила мысль – попросить разрешения у них, у обладателей прав на музыку Яна Сибелиуса, тоже исполнить первую версию скрипичного концерта. Думаю, что удастся сделать это в ближайшие сезоны.

Фото: boriso-glebsky.com

В музыке скрипичного концерта, да и в принципе всего наследия Сибелиуса, прослеживается определенный, очень четко очерченный колорит. Наверное, для меня это больше связано с образами природы, не с типичными зарисовками ландшафтов, а с духом земли, народа, эпоса (он много писал на тему "Калевалы"). В финале звучит народный танец, но не тот, что предназначен для веселья. У Сибелиуса он связан с шаманством, ритуальными действиями. В этом заключался, кстати, один из моих ключевых подходов – понять специфику этого танца, чтобы расшифровать смысл финала.

Когда я только начинал учить текст концерта, то финал воспринимался мной как обычная пляска, что сразу облегчало музыкальную идею. Но люди не в состоянии танцевать под такие ритмы. Поэтому я терялся из-за отсутствия смысловой стыковки. Затем, в 2005 году, я вырвался в Хельсинки и посетил поместье Айнола, где Сибелиус жил на протяжении тридцати лет. Смотритель музея рассказал, что Сибелиус много выпивал, часто сидел дома в суровом настроении. Известны случаи, когда он даже бил своих родственников, вел себя жестоко по отношению к ним. После этого печального откровения я понял, что финал концерта – ритуальный танец, при котором человек, войдя в ритм, теряет контроль над собой, над своим сознанием. Может, в этой музыке запечатлена темная сторона характера Сибелиуса, о которой не все знают. Вот так мне удалось найти верный темп финала, нужный штрих без всякого облегчения.

Видео: [URLEXTERNAL=https://www.youtube.com/watch?v=YsbrRAgv1b4]YouTube[/URLEXTERNAL]/ Пользователь: AgoraVoxFrance

Шесть юморесок для скрипки с оркестром

Юморески Сибелиуса не столь популярны, как концерт. На Западе они играются чаще, особенно в Финляндии. Сибелиус, который сам, к слову, был скрипачом, и прекрасно знал нюансы игры на инструменте, написал технически очень сложный концерт, но все же, сделал это, ориентируясь на исполнителя. Там нет явных неудобств, все под руками, и вопрос заключается только в том, чтобы все выучить. И это обстоятельство действительно отличает по-настоящему скрипичную музыку. Паганини, Изаи, Сарасате – первоклассные скрипачи, которые сами прекрасно знали, как соединить техническую сложность и внешний блеск. А, к примеру, Чайковский не чувствовал этой специфики. Его концерт – не скрипичный. Леопольд Семенович Ауэр, великий российский виртуоз, венгр по происхождению, в свое время отказался его играть. Так вот у Сибелиуса в концерте эта скрипичность присутствует. А юморески, созданные десять лет спустя, наоборот, в этом отношении совершенно невозможные. Сибелиус, обладая большим опытом написания скрипичных вещей, выдал шесть адски сложных пьесок. Фантастический парадокс! Пока я не нашел для себя ответа, почему так произошло, но я понял следующее: когда ты перестаешь бояться текста, и уже выходишь на сцену, все сложности юморесок начинают сами ложиться под руки, причем ты не понимаешь, как это происходит. Сумасшедшие скачки, переходы через две струны – с самой нижней на самую верхнюю струну: все эти неудобства, которые, как правило, не работают для скрипки, вдруг исчезают.

Фото: boriso-glebsky.com

Музыка в юморесках еще более оригинальная, чем в концерте. Несмотря на свое название "Humoreske", ничего веселого в них не улавливается – юмор запрятан очень глубоко. Но когда ты играешь эту музыку с оркестром, появляются очень интересные краски, которые до Сибелиуса, наверное, никем не использовались. Мне кажется, ближе всех к нему подошел бельгийский скрипач и композитор Эжен Изаи. У него своя гармоническая система, свой мелодический язык, но, тем не менее, по степени оригинальности использования материала, мне кажется, он более близок, именно к Сибелиусу.

Видео: YouTube/ Пользователь: Expedition Audio

Симфония №4

У Сибелиуса есть семь замечательных симфоний. Первая, вторая, пятая, шестая, седьмая – из списка популярных. А есть симфония № 4, которая стоит особняком. И даже сам Сибелиус писал, что создал ее в качестве протеста против современных классических сочинений, специально, чтобы вызвать дискомфорт у слушателей и заявить право на существование нестандартной музыки. Как и на премьере при жизни композитора, так и в наши дни публика реагирует на нее сдержанно.

Мой давний друг, пианист Борис Березовский очень любит творчество Венедикта Ерофеева. Он обнаружил, что четвертая симфония Сибелиуса была любимым произведением Венички, который, к слову, очень почитал классическую музыку. Как Боря пояснил, Сибелиус писал симфонию в период после нескольких опасных операций на горле, и, помимо всего прочего, он не мог пить спиртное. А у Ерофеева был рак горла. Потеряв голос, он оказался способен говорить только при помощи медицинского приспособления. Представьте, каковы эти мучения для человека, который получал благодаря алкоголю вдохновение: не вводя себя в экстаз, он бы не написал, наверное, все эти гениальные вещи. И Боря сделал предположение, что Сибелиус был зол на весь мир и, находясь в ином состоянии своей личности, совершил такой знак протеста, вылившийся в симфонию.

Видео: YouTube/ Пользователь: some oane



закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика