Москва 24

Культура

27 сентября 2016, 17:17

"Девочек маловато": группа Anacondaz – о фанатах и Дарвиновском музее

Концерт российской рэп-группы Anacondaz в конце прошлой недели в очередной раз прошел при полном аншлаге. Фанаты крайне горячо встретили своих любимцев, у которых, кстати, скоро выйдет новый альбом. Корреспондент сетевого издания m24.ru сходил на концерт и поговорил с музыкантами. Артем Хорев и Сергей "Сега" Карамушкин рассказали, кто чаще всего приходит на их выступления, почему они не пишут песни о любви и зачем им петь в Дарвиновском музее.


– Несколько лет назад в селе Красный Яр в порядке эксперимента коровам давали слушать ваши песни, после чего надой молока увеличился на тридцать процентов. Как коровы чувствуют себя сейчас?

– Сергей: Как издалека ты зашел (смеется). Те коровы уже давным-давно умерли, преимущественно от старости. Из остальных получился очень вкусный шашлык.

– Артем: А новые коровы, которые слушают наши песни, стали настолько крутыми, что их теперь просто невозможно "завалить". Фермеры говорили, что они стали абсолютно дикими, сбежали из вольеров и теперь партизанят где-то в лесах Амазонки.

– В Сети ваш стиль часто называют нерд-кором или ботан-рэпом. Это вы сами придумали?

– Сергей: Нет, это не мы придумали. Нам вообще не нравится это идиотское название – нерд-кор...

– А как вы сами называете свой стиль?

– Сергей: Мы играем паузерн-рэп (смесь рока и хип-хопа. – Прим. ред.). Мы играем его громко и делаем настоящее рок-шоу.

– Артем: А люди пусть уже сами придумывают, как это называть: ботан-рэп или член-фанк (смеется).

– Кстати, насчет рока. По сравнению с тем, когда вы только начинали заниматься музыкой, сейчас в ваших песнях стало гораздо больше рок-мотивов. С чем это связано?

– Сергей: Раньше у нас был чистый хип-хоп-коллектив, а потом у нас в группе появились музыканты. Просто нам захотелось играть гораздо громче, да и весь движ, который происходит на рок-концертах, нам нравился с самого детства.

– Артем: Записав первый альбом, мы решили, что пора приглашать музыкантов в группу, чтобы на концертах у нас был живой звук – так всегда круче.


Видео: youTube/пользователь: ANACONDAZ

– У большинства рэп- и хип-хоп-коллективов есть огромное количество песен про любовь, а у вас ни одной. Это ваша принципиальная позиция?

– Сергей: В нашем случае это, скорее, такая внутренняя цензура.

– Артем: Нам не нравятся такие песни, да и в этом ключе нам, наверное, нечего сказать. Может, когда-нибудь у нас что-то такое и появится, но пока нет.

– Сергей: Вообще, для меня эта эмоция – очень личная, она не для того, чтобы писать о ней песни.

– Артем: Таких песен правда очень много, но чтобы они действительно были пропитаны чувствами или хорошо раскрывали тему… Не знаю, я таких песен слышу максимум две в год. Тема хоть и тривиальная, но, думаю, можно постараться раскрыть ее получше, чем это зачастую делают.

– В последнее время из-за проблем с курсом валют привозить западных артистов стало менее выгодным и более сложным занятием. Вам как русской группе стало от этого легче дышать?

– Сергей: Нет, это совсем не так. Несмотря на эти проблемы, западные артисты все равно приезжают, их приглашают, и люди ходят на их концерты.

– Артем: Может, их стало меньше, но говорить о высвобождении места на рынке здесь точно не приходится. Если люди собирались на выступление Rammstein, а группа не приехала, они не пойдут на какой-то другой концерт, а просто останутся дома. У нас, в отличие от того же Запада, нет культуры хождения на концерты.

– Сергей: У нас на концерты ходят фанаты, а не просто случайные люди, которые хотели пойти музыку послушать. На концерте группы "Калинов Мост" девяносто девять процентов людей – это фанаты коллектива. Со всеми остальными музыкантами ситуация обстоит точно также. Так что если завтра к нам вообще перестанут приезжать иностранные коллективы, это очень слабо скажется на посещаемости наших концертов. Если вообще как-то скажется.

Фото: m24.ru/Александр Авилов

– А кто ходит на концерты Anacondaz?

– Артем: Девочек мало ходит, а жалко, девочек хотелось бы побольше...

– И все-таки, как вы видите свою аудиторию? Кому нравятся ваши песни? Вы думаете о своих поклонниках, когда делаете тексты или записываете альбомы?

– Сергей: Нет, ни в коем случае. Это – преступный подход.

– Артем: Да, он слишком коммерческий. Мы просто делаем то, что нам нравится, а если бы мы делали то, чего от нас ждут – это все очень печально закончилось бы. Просто так получается, что мы угадываем с тем, что действительно понравится публике – это было понятно еще с самого первого нашего концерта в Краснодаре.

– Сергей: И с нашим первым альбомом произошло то же самое: мы были приятно удивлены узнав, что его слушают такие же люди, как и мы, которые любят все то же самое, что любим мы, которые одеваются как мы, ходят на такие же концерты и любят такие же группы.

– Артем: Кстати, это очень приятный момент: я сам больше всего люблю рок-концерты и часто хожу на них. Так вот, там я очень часто вижу народ в нашем мерче (футболки, бейсболки и прочая атрибутика с логотипами группы. – Прим.ред.) – это лучше всего подтверждает то, что свою аудиторию мы нашли и в своем творчестве попали в десятку.


Видео: youTube/пользователь: ANACONDAZ

– Если подходить к музыке с организационной точки зрения, вам нравится, как в России работают промоутеры?

– Сергей: Да, нравится. Просто есть хорошие организаторы, а есть плохие. Мы стараемся работать с хорошими.

– Артем: Конечно, никто не застрахован от того, что внезапно власти могут запретить проведение концерта или организатор вдруг смоется со всеми деньгами. Такое и с нами пару раз бывало.

– Сергей: Здесь неправильно мыслить категориями, что в России так-то, а вот там по-другому.

– Артем: Даже в России у всех по-разному. Я бы сказал, что от твоего собственного профессионализма здесь тоже много чего зависит: как ты позволишь обращаться с собой как с группой, так с тобой обращаться и будут. Возможно, все это придет не сразу, но если стараться и к чему-то стремиться, все точно получится, и никто не заставит тебя жить в коробке.

– Расскажите о том, как выглядит ваш творческий процесс. Вы часто репетируете? Как проходят репетиции, как вы готовите новый материал?

– Артем: Не очень часто, но все равно чаще, чем большинство рэперов в России (смеется). Чаще всего мы репетируем перед турами или концертами. Плотные репетиции происходят перед тем, как мы начинаем исполнять новую программу. В плане создания музыки мы очень редко собираемся вместе и устраиваем джемы (музыкальное действие, когда музыканты собираются и играют без особых приготовлений и определенного соглашения, импровизируют. – Прим. ред.), пару раз что-то такое, может, и было, но не то чтобы это у нас прижилось.

– У вас не было мысли выступить в каком-нибудь безумном месте? Забраться на гору или залезть в пещеру?

– Сергей: Были, более того, у нас есть хорошие друзья в Дарвиновском музее, мы сейчас договариваемся о том, чтобы выступить там и даже сделать какое-нибудь крутое видео.

– Деньги на запись двух предыдущих альбомов вы собирали всем миром: объявив о сборе средств, вы в рекордные сроки набрали нужную сумму. Что люди получают взамен, вкладываясь в ваши пластинки?

– Сергей: На самом деле, это не просто донат (от английского слова donate – "жертвовать". – Прим. ред.), а взаимовыгодный обмен, бартер. Нам это позволяет не ждать и собирать необходимую сумму именно тогда, когда весь материал готов к записи. При этом наши фанаты, которые участвуют в сборе денег, получают от нас всякие классные ништяки вроде уникального мерча или приглашения на бэк-стейдж. Так что они не просто скидывают нам бабки, а получают, в том числе, и ощущение участия в творчестве группы, приближая релизы наших альбомов.


– Какие у вас творческие планы на ближайшее время?

– Сергей: У нас скоро выйдет новый альбом. Сейчас весь материал почти готов, он пишется, и 1 апреля 2017 года мы презентуем его в клубе BUD Arena. А перед тем, как мы с ним выступим, в течение года обязательно выйдет пара синглов.

– Если взять период с самого начала вашего творчества до сегодняшнего дня, насколько сложным для вас был этот путь?

– Артем: Думаю, что для нас этот путь был не самым сложным, потому что самое сложное – это когда группа распадается, а мы еще далеки от этого (три раза сплевывает и стучит по столу). Мы не стали популярными внезапно, это был определенный процесс. Сейчас у нас все больше и больше концертов, больше слушателей и, может быть, все идет не так быстро, как хотелось бы, но идет только вверх.

Стать популярным относительно несложно, а вот удержаться на плаву куда сложнее. Нашей группе всего шесть-семь лет, а, например, "Тараканы" существует уже 25 лет, но при этом они продолжают выпускать альбомы, ездить в туры и это очень здорово.

– Сергей: Молодая кровь по-прежнему течет в их жилах.

– Артем: Точно. Или та же самая "Каста", которой уже сто лет в обед, а они до сих пор актуальны.

– Сергей: Где-то нам повезло: большой толчок нашей группе дал Ваня из Noize MC, он нам очень помог, где-то мы сами хорошо постарались. Были у нас и фак-апы, бывали и удачные вещи. Это не тернистый путь, я бы не сказал, что мы все здесь в синяках, ссадинах и в поту.


Александр Лесных

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика