29 июля, 2014

Гламурная студия и ретро-камеры: что происходит на “Мосфильме” сегодня

Поделиться в социальных сетях:

В этом году “Мосфильм” празднует 90-летие. Корреспондент M24.ru прогулялась по самой крупной киностудии страны, пообщалась с местными жителями, узнала, зачем там хранят оружие, кто отвечает за камеры и как записывают звуки Майами в Москве.

На “Мосфильме” утро. Никаких суетливых актрис в смешных нарядах, разъяренного режиссера, кричащего в мегафон: “Мотор, поехали!”, и гримеров, поправляющих между дублями прически и макияж. На территории самого большого киноконцерна страны солнечно, пусто и очень легко потеряться. В первую очередь нужно попасть в главный корпус – увидеть живьем рабочего и колхозницу из мосфильмовской заставки и познакомиться с руководителем оружейного участка.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Карта и подсказки сотрудников помогают добраться до нужного здания. В темном холле тихо и безлюдно.Там находится небольшая экспозиция, в центре которой, конечно же, скульптура “Рабочий и колхозница” работы Веры Мухиной. В кино кажется, что скульптура раза в три выше, чем на самом деле. Там же, за стеклянными стендами, - камеры, которые запечатлели лучшие моменты советского кино. Например, на аппарат с патриотичным названием “Родина” сняли “Судьбу человека”, “Я шагаю по Москве” и “Андрея Рублева”. Камера “1КСШР” была задействована в съемках оскароносной киноэпопеи Сергея Бондарчука “Война и мир”. Чуть левее от операторской техники – стенд с тремя костюмами – Труса, Балбеса и Бывалого. Вспоминаю свежеснятый ремейк “Кавказской пленницы”.

Следующая остановка – оружейный участок. Нас встречает седой мужчина в больших очках с толстыми линзами и в камуфляжной рубашке.

- Здравствуйте, вас как зовут?

- Сергей Захаров. Только я не даю интервью.

- Ничего страшного, - теряюсь и пытаюсь как-то направить диалог в нужное русло. – Вы просто расскажите, что у вас тут интересного.

Сергей улыбается и молча идет к одной из витрин. Также молча поворачивает ключ и достает затейливый топор. На нем написано: “Человек с бульвара Капуцинов”. Тот самый топор, с которым герой ушел в прерии. Всего на участке хранится 3326 единиц оружейной техники. Само помещение напоминает магазин с винтажным оружием в нарядных витринах.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Недалеко от оружейного отдела - главная съемочная площадка “Мосфильма” - первый павильон. Сложно поверить, что здесь снимали сцену бала из “Войны и мира” и еще несколько сотен эпизодов отечественного кино. Сейчас тут просто голые стены и эхо, которым отдается каждое слово и шаг. Павильон с декорацией православной церкви впечатляет больше. Внутренние интерьеры достоверное передают атмосферу православной церкви: приглушенное освещение, алтарь и иконы на стенах. Разве что не пахнет ладаном. Необходимость таких декораций очевидна – съемочную группу вряд ли пустят в настоящее религиозное заведение.

Интересуюсь у сотрудника Сергея, все ли здесь бутафорское. Все-таки иконы выглядят гиперреалистично. “Все иконы рисовала художница, ни одной настоящей”, - убеждает Сергей. На первый взгляд он кажется неразговорчивым, но чуть позже мы машем друг другу рукой на прощание, и Сергей предлагает встретиться еще раз, посмотреть тюрьму. Тюрьма – это тоже декорация.

“Хотим как в “Оттепели”

Неподалеку от павильонов ждет начальник комплекса операторской техники Алексей. У входа в комплекс табличка с аббревиатурой КОТ и изображением вполне симпатичного кота (или кошки?). Перед встречей с ним успеваю посмотреть выставку ретрокамер. Интересуюсь, для чего сегодня нужна винтажная техника. Алексей объясняет, что “Мосфильм” бережно хранит, заботливо восстанавливает и старается не прощаться со старыми камерами. Это история.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Сейчас устаревшие аппараты участвуют в фотосессиях и корпоративах, используются как декорации. “К нам многие съемочные группы приходят и говорят: “Хотим как в “Оттепели”, - улыбается Алексей. Сериал Валерия Тодоровского о том, как снимали кино в 60-е, видимо, впечатлил не только зрителей, но и кинопроизводителей. Мужчина подводит меня к одной из камер, нажимает кнопку, и что-то начинает крутиться и трещать: “Это “Митчелл” 43-го года, она как раз в “Оттепели” снималась”.

- А еще какие-то знаменитые камеры у вас есть?

- Да. – Алексей обращается к работнику в синей форме, - Миша, принеси из сейфа “2C”. Сейчас покажу вам камеру, на которую снимал Павел Лебешев, оператор Михалкова.

Миша послушно кивает головой и скрывается за дверью. Возвращается через несколько минут с драгоценным аппаратом. “Миш, а кассета для пленки где? Она там же лежит, принеси, пожалуйста”, - руководит Алексей. Он разрешает сфотографировать и даже потрогать.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Алексей провожает на склад светотехники. Кажется, огромное помещение с пола до потолка заполнено проводами. Пахнет, как в строительном магазине. Алексей рассказывает: наравне с новейшими осветительными приборами есть и артефакты эпохи СССР, которые, кстати, тоже используют достаточно часто.

Как звучит Красная Площадь и Майами

Следующий этап – путешествие в “Тонстудию”. С трудом представляю, что там происходит. Попадаю в темное помещение с уютными кожаными креслами, диванами, экраном как в кинотеатре и огромным аудиопультом. Навстречу идет улыбающийся мужчина. Это Андрей Анатольевич, он руководит на “Мосфильме” четырнадцатью аудиостудиями. “Видите, какая красота? Раньше считалось, что студия перезаписи должна быть строгая, с серыми стенами”. Я улыбаюсь и смотрю на нежно-розовый ковролин и стены из рыжевато-коричневого дерева. “Я с этим не согласен и настоял на переменах. Говорю: “Ребята, вы себя-то пожалейте”. Эта получилась самая гламурная”, - продолжает Андрей Анатольевич.

- Вы здесь над всеми звуками для фильма работаете?

- Да. Отсюда выходит готовая продукция. То, что зритель услышит в кинотеатре. Поэтому студия своими размерами похожа на кинозал и отстроена по очень жестким стандартам. Иначе никакого соответствия тому, что в кинотеатре, не будет, и начнется полный ералаш.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Из разговора с Андреем Анатольевичем узнаю, что каждый звук для фильма пишется отдельно. То есть если герой картины говорит, а на заднем плане завывает ветер и играет музыка, каждый звук будет записываться самостоятельной аудиодорожкой, которую потом наложат на остальные. Для фильма требуется от 500 до 1000 звуков. В некоторых студиях звук для фильма сводят три-четыре человека, на “Мосфильме” традиция – этим занимается только один сотрудник. Большая часть звуков приобретается в виртуальной фонотеке. Что-то вроде платного фотобанка, но для аудио.

“Как-то раз нам нужен был звук бормотания толпы в кафе, - начинает Андрей Анатольевич, - у нас это “гур-гур” называется. У нас фонотека импортная, там есть пивная в Амстердаме. Но она звучит не так, как наши кафе. Поэтому звукорежиссер договорился с кафе на Ленинском проспекте, спрятал микрофоны под потолком и целый день записывал звуки”.

Интересуюсь, как обстоят дела с голосами актеров. Мне всегда казалось, что для дубляжа собственных фильмов артисты должны обладать фантастическим терпением и неизмеримой степенью любви к своей работе, чтобы не плюнуть на это посреди процесса. Андрей Анатольевич соглашается: “Некоторые современные актеры избалованы. Раньше сидели, пока не запишут синхронный звук, а сейчас тяп-ляп сделают и думают: “Потом как-нибудь поправят”.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Чуть позже оказываемся в студии, где записывают реплики для фильма. В небольшом помещении за аппаратурой сидят два мужчины слушают голос актрисы, который громко и бодро раздается из колонок. Саму артистку не видно, она говорит из-за стеклянного окошка. На нас немного странно посматривают, и мы уходим.

“Сейчас покажу самое интересное”, - улыбается Андрей Анатольевич и заводит в помещение, наполненное абсолютно разными вещами: от солнечных очков без стекол и стаканов до коляски и работающей ванны с душевым шлангом. Руководитель “Тонстудии” объясняет: “Здесь мы записываем звуки. У нас люди с такой буйной фантазией работают. Невероятные звуки из простых вещей извлекают”. Я не понимаю, как детская коляска поможет процессу кинопроизводства.

- Ну хорошо, а экран на стене вам зачем?

- Деееевушка! – Андрей Анатольевич возмущается. Начинаю чувствовать себя совсем глупо. - Я же вам говорил: здесь записываются шумы, сопровождающие действия на экране.

- Ну да.

- Если мы пишем шаги, пробежку по крыше - на экране шагает человек – задача звукооформителя синхронно с его ногами протопать по всем этим поверхностям. Синхронно!

- Ну да.

- Вот вы сейчас стоите на Красной площади.

- Это настоящая? - пугаюсь и ухожу с маленького квадрата, уложенного булыжниками.

- Нет конечно! Кто нам даст кусок настоящей?

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Андрей Анатольевич берет два белых пластиковых стакана и начинает стучать ими по “Красной площади”: “Слышите? Вот Маршал Жуков принимает парад”. Дальше – еще больше сюрреализма: стук кулаком по холодильнику равноценен аварии с участием дорогостоящих иномарок, звук горящего костра создают с помощью целлофана, а звон колокола в заключительной сцене “Андрея Рублева” воспроизвели, расшатывая петли от старых ворот.

Руководитель "Тонстудии" подходит к деревянному приспособлению, напоминающему балансирующие качели, которые чем-то наполнены внутри. Он раскачивает их, и раздается громкий размеренный шум: “Ну, что это?”. Не могу решить между осенним ливнем и шумом прибоя. “Майами!”, - улыбается Андрей Анатольевич. Благодарю сотрудника и прошу проводить до выхода.

Андрей Анатольевич ведет по длинному коридору и на прощание приоткрывает дверь еще одного помещения. В студии играет живой оркестр, за аудиопультом два звукорежиссера переговариваются по-английски.

- У вас тут и иностранцы записываются?

- Ну конечно, - руководитель “Тонстудии” улыбается.

Продолжение – скоро. Следите за рубрикой.

Екатерина Кадушкина

Сюжеты: Колонки , Путеводитель по развлечениям

Поделиться в социальных сетях:

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика