Москва 24

Истории

17 октября, 2018

Ночной перегон: какими путями "Аэроэкспрессы" попадают в депо

О том, как "Аэроэкспрессы" попадают в депо имени Ильича на техобслуживание, а потом обратно на линию, зачем столб фотографирует машинистов и какую скорость может развить двухэтажный поезд – читайте в материале специального корреспондента портала Москва 24 Виталия Воловатова.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

Железные дорожные развязки

Как вы думаете, сколько времени занимает путь от Белорусского до Киевского вокзала? Уверен, многие сейчас вспомнили, что это всего две станции по кольцу метро, и добраться можно минут за пять. А вот и нет! Точнее, как в том анекдоте, – есть нюанс. Не всем доступны одинаковые пути.

Помните помощника машиниста "Аэроэкспресса" Юлию Юрову, с которой мы встретились так кстати в канун 8 марта? Она рассказала нам тогда, что иногда локомотивным бригадам ставят смену "перегонка в ночь", чтобы они доставляли поезда в депо и обратно на линию.

Мне стало интересно: действительно ли на это уходит целая ночь? Ведь на железной дороге нет пробок и сложных запутанных маршрутов. И каким образом поезда "Аэроэкспресс" попадают на техобслуживание? Я встретился с главным ревизором по безопасности движения "Аэроэкспресс" Олегом Кузововым. Ему адресовал эти вопросы и получил на них неожиданные ответы.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин

В кабинете главного ревизора по безопасности движения компании. В бумажном стаканчике дымится свежесваренный кофе, а из динамиков компьютера доносится негромкое щебетание птиц. Маленький уголок природы, пусть и виртуальной, посреди огромного переплетения вполне реальных железнодорожных путей.

"Раньше было немного проще – локомотивные бригады могли проводить поезда по Московской кольцевой железной дороге, которая ныне МЦК. Сейчас же по этому "кольцу" ходят пассажирские "Ласточки", а ночью рабочие обслуживают пути и инфраструктуру. Поэтому мы ищем другие маршруты", – рассказал он.

"Нельзя мешать графику движения поездов по МЦК – все это для удобства пассажиров".

Напомню, что "Аэроэкспрессы" ходят по трем направлениям: с Белорусского вокзала до аэропорта Шереметьево, с Павелецкого – в Домодедово и с Киевского вокзала идут во Внуково. Между рейсами отстаиваются поезда там же, но периодически им нужно приезжать в депо для обслуживания и текущего ремонта. А депо одно, и находится оно возле Белорусского вокзала.

"С Павелецкого направления поезд идет через Бирюлево, поворачивает на Царицыно, через Текстильщики, станцию "Серп и Молот" и попадает на Курский вокзал. Потом через Каланчевскую и Ржевскую – до Савеловского вокзала, откуда уже прямой путь до Белорусского вокзала. Это первый вариант маршрута, более короткий. Второй вариант: через станции Большого кольца Московской железной дороги поезда идут на Михнево, Детково и на Подольск. А оттуда следуют через Щербинку и Царицыно, после чего – через Курский вокзал и Каланчевскую приходят на Белорусский вокзал", – пояснил Олег Кузовов.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Вариант маршрута выбирают в зависимости от того, насколько загружены железнодорожные ветки внутри столицы. Но здесь все относительно легко – эти направления покрыты плотной сетью железных дорог. А вот на Киевском направлении – сплошные леса. И там уже остается только один вариант маршрута – через Большую Московскую окружную (БМО) – это такой МКАД, только для поездов.

"С Киевского вокзала поезд через Крекшино, Алабино и Апрелевку идет до Бекасово. Оттуда через БМО попадает на Кубинку, затем через Голицыно и Одинцово приходит на Белорусский вокзал", – отметил мой собеседник.

Этот путь самый длинный. Длина маршрута – 161 километр, или 100 миль. Приблизительно поезд проходит эту дистанцию за два с половиной – три часа. Но бывает и больше – все зависит от плотности потока, ведь по БМО ходят товарные поезда. Любопытно.

Идем через ночь

Поезд вышел из ремонтного ангара депо и занял пути в ожидании зеленого света. Дверь в кабину перед нами с фотографом гостеприимно открывается – забираемся внутрь. Помощник машиниста Виталий Смирнов встречает нас "на крыльце", а точнее, в просторном служебном тамбуре. Показывает, где можно оставить вещи и все громоздкое журналистское снаряжение. Машинист Андрей Большаков уже восседает в кресле, которое чем-то напоминает трон. Он предлагает отведать яблочек с собственной дачи, пакет с ними лежит на передней панели. Мелкие и очень сочные. Потрясающие яблочки!

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Занимаем места в кабине, чтобы не мешать бригаде. И мгновение спустя диспетчер разрешает выход на линию. Тут же панель ожила сотней лампочек-индикаторов и десятком разнообразных звуков: от щелчков до бульканья. Поезд мягко тронулся и неспешно пополз вперед.

"Пока будем идти медленно – здесь много станций и ограничение скорости, поскольку это город. А вот после Одинцово будет веселее", – поясняет машинист.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Жуем яблочки и любуемся огнями ночной Москвы. Вот проплывает мимо огромный комплекс международного делового центра – он выглядит особенно завораживающе! А вот на запасных путях встала рижская электричка – ее машинист лег отдыхать, а прожектор погасить забыл… Спасибо, что хоть переключил на тусклый свет.

Вдруг кабина оживает и молвит голосом человечьим: "Внимание! Впереди станция!" Машинист тут же с силой вдавливает ладонью какую-то кнопку, щелкает парой переключателей и тянет контроллер на себя. И в самом деле: за изгибом дороги показывается станция. Умный поезд постоянно на связи с инфосистемой железной дороги и предупреждает бригаду обо всем, что видит сотней электронных глаз: камер и датчиков. Голос у него, кстати, женский.

Мы идем аккурат в кильватере электрички на Одинцово, поэтому движемся достаточно медленно – скорость не выше 40 км/ч. На Белорусском направлении в границах Москвы станций много, и встречаются они часто. Нужно соблюдать осторожность: вот один мужчина спрыгнул с платформы и пошел по диагонали прямо через пути. Гудок! Но мужчина не замечает – он в наушниках, и спокойно уходит.

В какой-то момент в рации раздается голос диспетчера, который сообщает, что по главному пути – красный свет, и надо ждать разрешения. Машинист соглашается (сигналы семафора дублируются ему на пульт), а сам спрашивает помощника: "Ну что, тянуться будем?" Тот утвердительно кивает.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Это значит, что поезд максимально сбавит ход и будет тащиться буквально со скоростью пешехода: такой маневр опытные бригады применяют, чтобы не останавливаться полностью. И действительно, не успел наш экспресс дойти до станции, а диспетчер уже "дает добро".

На Киевском и Белорусском направлениях много лесов. И много лесной живности. Я раньше слышал байки о том, как лоси "управляют" движением электричек, а потому решил уточнить, бывало ли такое с нашими сегодняшними героями. Машинист Андрей Большаков говорит, что здесь такое случается редко – вдоль путей много поселков, городов и дач, поэтому лоси сюда не суются. А вот на БМО можно встретить кого угодно и что угодно, добавляет он, после чего картинно замолкает. Вообще, все путешествие проходит с легким налетом таинственности и мистики.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Забегая вперед скажу, что лосей мы так и не встретили. Перед каждой станцией или переездом машинист сигналил – это требование безопасности. Видимо, в этом еще одна причина: звери не любят громких звуков. Близ Одинцово увидели парочку, которая забралась в полосу отвода и наблюдала за поездами. Однако находиться там нельзя, поэтому Андрей Большаков улыбается и дает гудок – подростков как ветром сдуло! Кабина герметична, но даже там был слышен рев, который издал поезд. А уж снаружи-то…

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


С самого начала локомотивная бригада настраивалась на то, что поездка будет долгой. На Белорусском направлении много станций, желтый свет семафоров (означающий, что двигаться нужно с осторожностью) часто сменялся красным, и тогда поезд "тянулся". А на БМО оживленный трафик товарных поездов, поэтому чтобы только попасть на Кольцо иной раз приходится ждать час или больше, рассказали железнодорожники.

В какой-то момент помощник Виталий Смирнов отлучился в служебный тамбур, чтобы заварить чая своему машинисту. Вернулся и поставил кружку в специальный держатель. Андрей Большаков не глядя протянул руку и взял кружку – одним плавным, отработанным движением. За всю дорогу он не оторвал взгляда от приборов и рельсов. И хотя постоянно что-то рассказывал, смеялся и балагурил, но неизменно контролировал обстановку: машинист в рейсе не должен отвлекаться – это вопрос безопасности.

После Одинцово станций стало меньше, а желтый свет все чаще начал сменяться зеленым. На прямых участках удавалось разогнаться порой и до 80 км/ч, что казалось просто фантастической скоростью! За окнами все быстрее проносились дома, деревья и столбы. Осталась позади засыпающая станция Голицыно. А перед Кубинкой поезд ушел с главного пути и приготовился ждать разрешения выйти на железнодорожный МКАД.

– Триста семь, семь-семь, зеленый свет по главному пути! – вдруг раздается из рации.

– Триста семь, семь-семь, машинист Большаков вас понял! – отвечает командир локомотивной бригады.


"Странное дело! Чтоб так сразу дали выезд на БМО…", – говорит машинист.

"Дальше везде дорога прямая и ограничений почти нет. Эдак мы весь маршрут пройдем меньше, чем за три часа… Ты давно последний раз так быстро проходил?" – вторит ему помощник машиниста.

"Третий раз за все время. Это редкая удача!", – говорит машинист и заставляет поезд тронуться.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Спустя несколько минут помощник машиниста говорит, чтобы мы повернулись направо и улыбнулись в окно, мол, столб будет нас фотографировать. Мы сначала подумали, что это такой специфический профессиональный юмор. Но повернулись. И…что бы вы думали? Столб нас сфотографировал! Яркая белая вспышка на секунду заполнила всю кабину! Железнодорожники пояснили, что это автоматическая фотофиксация – отдел безопасности проверяет, кто находится в кабине и все ли у машинистов в порядке. А еще все разговоры в кабине и передачи по рации автоматически пишутся в "черный ящик".

Железнодорожные развязки похожи на автомобильные: такие же съезды и развилки. Только вместо ровного полотна темного асфальта – две блестящие ниточки рельс. В двухэтажном поезде "Аэроэкспресс" отличная звукоизоляция, поэтому знакомый с детства перестук колес не слышно вовсе. Мы просто летим через ночь. На БМО нет станций, рядом нет поселков, лишь изредка попадаются безлюдные платформы. Темно, на небе облака, от болот поднимается туман. И только редкие встречные товарные поезда напоминают, что мы еще в этом мире. Грязные борта их вагонов дают призрачные отблески в тусклом свете нашего прожектора.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Кабина поезда похожа на мостик звездолета из фантастических сериалов. Россыпь огоньков, индикаторов на панели, множество мониторов, которые показывают, кажется, вообще все что угодно. Десятка полтора различных звуков, которые издает поезд. А еще он говорит, вы помните? Перед лобовым стеклом бесшумно расстилается железная дорога, словно гиперпространственный коридор, который несет путников к далеким звездам.

Еще одна развязка поджидает у Бекасово – вот мы и на Киевском направлении! Медленно и плавно проходим Апрелевку – большое царство света после мистического сумрака железнодорожной объездной. Затем на панели загорается зеленый свет – это значит, дальше можем идти без ограничений, путь чист. Вторая хорошая новость подряд, наша журналистская удача расстаралась! Вот теперь будет весело!

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Состав плавно, но очень бодро разгоняется. Это просто космос! Пневмоподвеска выдерживает положение корпуса и сглаживает стыки рельс. Воя двигателей не слышно: машинист сказал, что они в другом вагоне. Ты просто летишь вперед! Спидометр, конечно, размечен до 300 километров в час, но это, скорее, маркетинговый ход.

Этот поезд может разгоняться до 160, но на такую скорость не рассчитаны рельсы и прочая инфраструктура, поэтому разумное ограничение – 120 километров в час. Кстати, машинисту необязательно все время держать контроллер тяги: у поезда есть активный круиз-контроль. Можно выставить ограничение скорости и просто наблюдать за действиями автоматики.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Где-то в районе Толстопальцево или Кокошкино (на такой скорости трудно сказать наверняка) машинист единственный раз не посигналил перед станцией. На вопрос: "Почему?" Ответил, что жители обращались в компанию и просили не делать этого. Дома стоят близко к путям, и поезда своими свистками заставляют людей вскакивать с кроватей.

"Идем навстречу клиентам! К тому же, ночью тут все равно никого не бывает", – разводит руками Андрей Большаков.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


Ну почему же не бывает? Вон в окошке кассы сидит женщина, которая то ли еще не ушла, то ли уже пришла на смену. По телефону разговаривает. Большего заметить не успеваем – поезд уносит нас дальше. Лесной городок – милое название, наверное, здесь очень красиво. Переделкино, Солнечная – прожектор выхватывает из чернильной ночи желтеющие кроны дубов. В районе Очаково встречаем последнюю электричку до Нары. Оба машиниста переключают свет с яркого на тусклый и приветствуют друг-друга короткими свистками.

Фото: портал Москва 24/Антон Великжанин


А в скором времени перед нами расстилается огромный узел Киевского вокзала. В сложном переплетении стрелок и путей сбрасываем скорость до маневровых 20 километров в час. "Аэроэкспресс" неспешно вползает под навес в здании вокзала. Весь маршрут занял сегодня феноменально мало времени – лишь около трех часов. Локомотивная бригада достает подушки и одеяла.

У них есть еще несколько часов до рейса с пассажирами: железнодорожники съездят во Внуково и назад, после чего смена будет окончена. И так происходит каждый раз, когда поезд нужно доставить в депо для техобслуживания или вернуть потом на линию.

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика