Москва 24

Свежий воздух

17 марта, 2015

Лошади "Яндекса", березы "Станиславского" и другие уроки адаптации фабрик

Все больше старых московских фабрик переделывают под офисы, жилье и арт-пространства. Но чтобы вдохнуть городскую жизнь в комплексы, создававшиеся как закрытые зоны не столько для людей, сколько для производства, приходится потрудиться. М24.ru решило провести разбор полетов фабрик, которые уже стали частью городской жизни: "Красного Октября", Artplay, "Даниловской мануфактуры" и других. В итоге мы узнали, в чем секрет успешной реновации, как живется в лофте, где в Москве самый уютный фабричный дворик и какие проблемы промзон так пока и не удалось решить.

Фото: M24.ru/Михаил Колобаев

Новый мир на старом месте

В прошлом веке эти фабрики производили ткани, машины, алкоголь, сегодня они ждут своей очереди на реновацию. "Полуостров ЗИЛ", "Серп и молот", "Город Кристалл" – названия самых известных проектов, всего же в Москве в ближайшем будущем планируют полностью реорганизовать четыре тысячи гектаров промзон и частично – еще шесть тысяч. На этих площадях появятся жилье, офисы, атр-кластеры и другие начинания.

Между тем, процесс перезагрузки фабрик идет уже около 10 лет, и многие из них стали новыми городскими пространствами. Бывший винный комбинат "Московская Бавария" стал центром современного искусства "Винзавод", завод "Манометр" – центром дизайна Artplay. Пустующие корпуса фабрики "Красный Октябрь" занял Центр фотографии имени братьев Люмьер, институт "Стрелка", Digital October, журнал "Сноб" и другие. На "Даниловской мануфактуре" нашли место "Афиша", Lenta.ru, Rambler&Co, на "Красной розе" заселился "Яндекс". Бывшая фабрика Станиславского стала бизнес-центром, бывшее производство стекла и хрусталя превратилось в дизайн-завод Flacon, Кадашевские палаты трансформировались в лофты.

Фото: M24.ru/Александр Авилов

Чаще всего арендаторы бывших фабрик – творческие и IT-компании, медиа, художественные галереи, шоу-румы. Но есть и те, кто обходит кирпичные дома с высокими потолками стороной. Представитель девелопера "Красного Октября" Guta Development поделился статистикой, что крайне редко лофт-пространствами интересуются банки и крупные юридические компании.

Директор архитектурной школы МАРШ Никита Токарев объясняет, что такой порядок вещей закономерен для фабричных комплексов не только в Москве, но и по всему миру.

"Первыми на пустующие фабричные территории приходят художники, осваивают их. А когда престиж и популярность места подрастают, растет и арендная плата. И художников сменяет более респектабельная публика. Так идет преображение фабричных пространств во всем мире, – объясняет Токарев. – В принципе, формат лофтов может подойти почти любой организации, лишь иногда можно говорить о технических и имиджевых несоответствиях. Банки не идут в лофты из-за того, что сложно выдержать технологии, связанные с хранением денег и безопасностью. Или, например, на Artplay вряд ли бы прижилась какая-нибудь служба судебных приставов с символикой и атмосферой – фабрика тут же утратила бы часть колорита и популярности. Но госструктуры вряд ли придут на фабрики, это не самые подходящие для них пространства".

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Краснокирпичные крепости

Как и любое место, бывшие фабрики имеют преимущества и слабые места. По мнению Токарева, среди плюсов комплексов – большие пространства без внутренних стен, с высокими потолками и большим запасом прочности. Это позволяет их трансформировать, приспосабливать под разные задачи.

Среди минусов – изолированность территории, доставшаяся в наследство от фабричного прошлого. "Что такое завод в центре города – это закрытая территория, кусок города, полностью отделенный от жизни. Уже по своей архитектуре эти территории – крепости. И нужно открывать пространство, делать ясную навигацию, что не всегда легко. Может быть, при других условиях, в том же Artplay стоило бы снести один корпус и сделать широкий удобный проход. Однако ограничились дополнительными входами, что все-таки улучшил ситуацию. А в "Кристалле", например, территория обнесена забором. Может быть, там проще открыть ее, с забором сделать что-то проще, чем со стеной", – говорит Токарев.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

В поисках зелени

Ее одна проблема фабричных территорий – создание уютных дворов и зеленых зон. Чаще всего они строились без оглядки на досуг и удобство рабочих. Интересным исключением можно считать Ногинск, где в начале XX века Морозовы построили фабричный корпус высотой всего один этаж и с большими световыми коробами на крыше. Тем самым обеспечили рабочим прекрасное освещение. А крышу корпуса засеяли газоном, создав зону для прогулок и отдыха.

Внутренний двор "Фабрики Станиславского". Фото: rfc-online.ru

К сожалению, Москва таким опытом похвастаться не может. Максимум, что предлагают девелоперы – зоны для курения со скамейками и парой клумб. Иногда внутренние дворы украшают арт-объектами (знаменитые лошади "Яндекса" и арт-объекты завода Flacon). Пожалуй, единственный яркий пример осмысленного подхода к общественным пространствам – двор бывшей фабрики Алексеевых, а сейчас бизнес-центр "Фабрика Станиславского". Здесь наравне с парковками для авто есть газоны, рядом с которыми стоят лавочки и беседки, выполненные в едином стиле. Некоторые деревья как будто вырастают из клумб под стиль беседок, что смотрится оригинально. Здесь действительно приятно погулять, и сделать это может любой прохожий, если, конечно, знает о существования этого дворика.

Двор "Фабрики Станиславского. Фото: moscow-walks.livejournal.com

Секреты успеха

Те организации, которые заселились в лофты, используют их преимущество каждый по-своему. И если компании-гиганты закрывают историческую кладку современными материалами и корпоративной символикой, то небольшие организации, наоборот, используют текстуру пространства как часть имиджа. Например, все хостелы "Фабрика", в каком бы городе они ни находились, располагаются в кирпичных зданиях. Даже если помещение не является лофтом – в нем стараются открыть кирпичную кладку.

Роман Сабиржанов Фото: Олег Яковлев

Начиналась история "Фабрики" в 2010 году, когда Роман Сабиржанов и его команда открывали свой первый лофт-хостел на "Красном Октябре". Здание было в ужасном состоянии, да и сам комплекс был далек от нынешнего облика. Но зато за счет того, что со зданием пришлось работать с нуля, была снижена аренда. Сейчас, по словам Сабиржанова, "Красный Октябрь" тоже выставляет приемлемые суммы, но уже по другой причине – "Фабрика" стала частью культурной инфраструктуры острова. Здесь проводятся выставки и другие культурные события, арт-хостел, таким образом, делает свой вклад в имидж места. Здесь даже действует акция: за хорошую картину собственного авторства можно жить в хостеле бесплатно. Конечно, не любые работы принимают – только те, которые оценили кураторы, среди которых есть известные медийные личности. Это, например, Алек Петук, у которого первая выставка прошла когда-то именно в стенах "Фабрики".

Хостел "Фабрика". Фото: fabrika-hostel.ru

Минусы расположения хостела на фабрике – отсутствие в корпусе "Красного Октября" лифта и то, что хостел трудно найти. Но последнее, по словам Сабиржанова, общая проблема хостелов в России – они часто располагаются на второй и третьей линии домов.

Плюсов, по словам Романа, гораздо больше. "Гости хостелов в пространствах бывших фабрик типа "Красного Октября", Artplay или Flacon сразу же попадают в инфраструктуру и атмосферу арт-кластера, которая заточена на событийность, прогулки, яркость. Чтобы разнообразить свой досуг, им не надо далеко идти", – объясняет Сабирджанов. – В случае с территориями вроде "Фабрики Станиславского" или "Даниловской мануфактуры", успешнее может оказаться не лофт-хостел, а мини-отель с традиционными номерами, так как там среда не событийная, а деловая. Впрочем, у хостелов идет тенденция к сокращению коек в комнате, и они приближаются к мини-отелям".

Мнение эксперта

На успех или неуспех реновации фабричного пространства влияют два фактора. Первый – местоположение. Лучше, чтобы это был центр города с хорошей транспортной доступностью. Второй – это подготовленная и выстроенная программа.

У фабрик вроде "Винзавода" или Artplay есть идеология, в отличие от других промзон, в которых просто конгломерат офисов. Во втором случае реновация промзоны не становится городским событием. Это лучше, чем производство, но ихменения качества городской жизни от этого не случается.

Никита Токарев
Директор архитектурной школы МАРШ

Кто сможет учиться в лофте?

В последнее время в лофтах с удовольствием селятся институты и другие образовательные учреждения. Один из интересных примеров – архитектурная школа МАРШ в Artplay. Они заезжали в абсолютно пустое пространство, и тем приятнее было с нуля спроектировать его под собственные нужды и идеологию. Она, например, продиктовала прозрачные стены в административной части – не хотелось создавать эффект закрытой двери с табличкой "Дирекция". В качестве напоминания о прошлом лофта использовали стеклопрофилит – полупрозрачный материал, раньше применявшийся на производстве.


Учебные аудитории МАРШ разделены плотной шторой. С помощью нее можно увеличивать или уменьшать пространства, единственный минус – бывает шумно. Однако ученики говорят, что им очень удобно здесь заниматься. Самой инфраструктурой они не особенно пользуются, так как большая часть их временипроходит в учебной аудитории. Они бы тут даже поселились, чтобы не отвлекаться от процесса, но в Artplay нет общежития или хостела.

Директор МАРШ говорит, что институты неплохо могут обживаться на фабриках, более того, специфика обособленности территории может продиктовать создание научных кластеров, технопарков и т.п.

Еще один известный институт на фабрике – это "Стрелка" на "Красном Октябре". Продюсер образовательной программы Мила Илюшина говорит, что здесь по два помещения для студентов и сотрудников и одно общее. "Высокие потолки, ощущение большого пространства – это плюсы. Техническая проблема – под полом пустое пространство, которое норовят освоить грызуны", – говорит Мила.

Студентка Варвара Назарова считает, что в фабричных помещениях смогут прижиться даже самые консервативные вузы, главное – правильно организовать свет, вентиляцию и звукоизоляцию, чтобы друг другу не мешать. Пространство "Стрелки" студентке нравится, хотя есть и неудобства: "Самый большой минус – между аудиториями приходится ходить через улицу и на входе нет теплых тамбуров: летом это не имеет значения, а вот зимой это постоянные простуды и продутые шеи. В остальном все именно так, как мне бы хотелось: много разных рабочих пространств на выбор, открытая библиотека, место для своих вещей и кухня-гостиная – удобно, что все есть и все рядом".

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

В планах реновации завода "Кристалл" есть даже такой пункт, как "школа, детский сад и лекторий". Эти пространства закладываются для того, чтобы будущие жители могли найти в "Кристалле" все, что им нужно, от ресторана и магазина до места, куда отвести ребенка учиться. Если эти планы сбудутся, то Москва, похоже, станет первопроходцем в приспособлении фабрик под детское образование. Редактор портала ilikeloft.ru Марина Юшкевич делится опытом: "Относительно случаев, когда из лофтов делается школа для детей – в России нет таких примеров, в мире, насколько я знаю, тоже. Дело в том, что лофт вообще не такое уж социальное семейное жилье. Дети в лофте не противопоказаны, но все-таки они редкость (семейные пары чаще ищут более практичное для детей жилье). Зато обратный процесс, когда пустые старые школы делают лофтами – это прям классика уже".

Кто в лофтике живет?

В бывших фабриках можно не только работать, но и жить. И хотя в Москве лофт-апартаменты не так распространены, как в Европе, у них есть свои ценители.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Оксана Щенова и ее муж пару лет назад купили лофт в "Даниловской мануфактуре", территорию которой поделили несколько офисных корпусов и один жилой. "Когда мы покупали квартиру, здесь на всем этаже не было ни одной стены, только пол расчерчен мелом, и нам говорили: тут можем прирезать и т.п., – вспоминает Оксана. – Мы пытались представить, как это будет, выбирали форму и размер. Когда согласовали проект и построили межквартирные стены, мы начали ремонт. Наняли дизайнера, который очень удачно придумал минималистичную планировку комнат, но предлагал заштукатурить все стены, утопить родные колонны, выровнять потолок, добавить гипсокартон и панели. Нам это не подходило, так как убивало саму идею лофта".

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

Часть мебели была куплена заранее, часть подбиралась в уже обживаемое помещение, но все равно получилось выдержать общее направление стиля. В целом же, по словам Оксаны, лофты оформляют очень по-разному. Так, владельцы мансард из-за скошенной крыши чаще делают два этажа. Оксана с мужем второй этаж сделали лишь в одной части дома и используют как гардероб и место для хранения вещей. По-разному офомлют камины, которые есть в каждой квартире "Даниловской". У Оксаны он маленький, а у кого-то во всю стену и выложен плиткой гжель, у некоторых в камине даже можно запечь барашка. "А часть жильцов вообще сближают лофт с обычной квартирой – штукатурят, прячут его детали, кирпичную кладку. Нас постоянно спрашивают – не давят ли на нас кирпичные стены. Нет, не давят, нам так нравится", – говорит Щенова.

"Мы стали ходить прямее"

То, что в лофтах сейчас нельзя прописаться, для семьи не было проблемой, а вот специфику жизни в помещении, официально не считающемся жилым, они ощутили: коммуналка здесь выше, чем в обычной квартире. Плюс дороже многие материалы и детали, которые используются в отделке лофтов. Часть из них было дешевле привезти из-за рубежа, чем покупать здесь.

Фото: M24.ru/Владимир Яроцкий

На "Даниловской", как и на многих фабриках, не хватает зеленых островков, но тем, кто предпочитает гулять в других местах или проводит большую часть жизни на работе, это не так важно. Это может быть минусом для семей с детьми, которые живут в Даниловском, хоть и не в очень большом количестве.

Среди плюсов жизни на закрытой территории – тишина. После шести вечера большинство офисов вымирает, остальные ведут себя тихо, и даже студия звукозаписи, которая располагается на одной площадке с квартирой Оксаны, ведет себя тихо. Поначалу даже засыпать было странно без привычных шумов за окном.

Фото предоставлено Оксаной Щеновой

"Считается, что в лофтах живет только креативный класс, но это не совсем так. Среди наших соседей есть и чиновники, и политологи, и бизнесмены... Доля креативности есть у всех, а еще многих объединяет любовь к мотоциклам. Мы даже шутим, что скоро создадим банду "Даниловские волки", распишем шлемы и будем вместе ездить по округе", – шутит Оксана.


Еще один плюс, который отмечает хозяйка лофта, – высокие потолки. "Здесь потолки пять метров – и такой простор от этого. Мы даже прямее стали ходить", – делится Оксана. Действительно, эту черту отмечают все, и у многих как-то особенно на этот простор горят глаза. Может быть, эти высокие потолки напоминают нам детство, когда деревья были большими и потолки высокими?

Светлана Кондратьева

закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Следите за новостями:

Больше не показывать
Яндекс.Метрика