Москва 24

08 июля 2015, 16:05

Слово на заборе: как граффити стали массовой игрушкой

Фото: m24.ru/Игорь Иванко

В современном буме урбанистики граффити стало частью естественной жизни города. Если раньше за надписи на заборах отлавливали, то теперь рисовать и творить можно без оглядки на полицейских: организовываются фестивали стрит-арта, городские власти предоставляют монументальные постройки под любые проявления художественной энергии.

История граффити началась в тот момент, когда искусство вышло за пределы музейных стен на улицы городов, стало социальным инструментом коммуникации, лозунгом нового революционного времени начала XX века. Сегодня же мы оказались на новом витке истории – все повернулось и уходит обратно в музейные стены: ММОМА устраивает выставку художника Паши 183, галерея XL – выставку Кирилла Кто, в Санкт-Петербуге появился музей граффити под открытым небом, а московский департамент культуры инициирует программу по росписи стен в девятиэтажных домах. За два года в рамках граффити-проекта фестиваля "Лучший город Земли" улицы Москвы украсили 185 арт-объектов от известных авторов из России и со всего мира. При всей этой яркости и красочности свободного искусства, вышедшего из подполья, остается один вопрос: возможно ли легальное принятие искусства, начинавшегося как протест?

Фото: facebook.com/AndreyAdno "Обложка учебника анатомии"

Московский стрит-арт художник Андрей Андо, работы которого сегодня можно увидеть на ВДНХ, на этот вопрос отвечает так: "Смотря что вы понимаете под определением "стрит-арт". Сейчас все склонны трактовать этот термин неверно. Ведь на одну хорошую работу есть десяток коммерческих или политических. Все это создает шум... Люди не могут отличить хорошее от плохого. Пройдет время, шум стихнет. Истинными останутся только те работы и авторы, которые следовали своим, а не чужим убеждениям и ценностям. Фальшиво из-за лишних людей, которые на этой волне образовались. Стрит-арт и граффити – уже важная часть культуры. Художникам сегодня предоставлена мнимая свобода, которую они не рассматривают таковой. Одни пользуются ей, другие, напротив, остаются с прежним взглядами".

При этом остается и другая область граффити, пытающаяся взламывать реальность и придавать дополнительные смыслы стенам, дворам и заборам. Взлом становится гораздо более мощным инструментом медиа, чем заголовки и новости, устаревающие уже к моменту их прочтения. Уникальный пример стрит-арта, ставшего предметом искусства – выставки работ Паши 183, московского художника, умершего в 2013 году. Его смерть не оставила в стороне представителей художественного сообщества, живо отреагировавших на событие: выставка в ММОМА, мемориальная стена в ЦСИ "Винзавод", посвящение работы известнейшего британского граффитчика Бэнкси.

Фото: banksy.co.uk

Работы Паши 183 доехали даже до Владивостока и крошечной Выксы в Нижегородской области – что может послужить большим доказательством признания? Для выставки "Наше дело – подвиг!" отреставрировали работу "Сказка о потерянном времени", которую Паша 183 создал в рамках фестиваля "Арт-Овраг" в 2012 году.

Фото: facebook.com/Выставка Паша 183 "Наше дело – подвиг!"

Сегодня реставрируют то, что вчера готовы были закрасить и разрушить, а разрушают и закрашивают то, что уже никогда не смогут вернуть к жизни. Кажется, все запутались, что именно нужно для истории сохранить, а что не имеет никакой ценности. Ярко представляется художник, который в ночи идет рисовать миниатюрные маргинальные картинки в респираторной маске туда, где через несколько дней может появиться монументальная композиция во всю стену с каким-нибудь Ласточкиным гнездом или сюрреалистичным аквалангистом – триумф урбанистических городских преобразований и мнимой свободы творчества.

Кирилл Кто, чьи работы большинство горожан видели на улицах Москвы (вспомните, сколько раз на вас глядели вырезанные в монтажной сетке глаза?) рассказал нам о том, что отличает настоящее граффити от заказа.

"Я не совсем согласен с тезисом, что качество заказных работ отвратительно. Качество (именно пластическое) иногда, наоборот, очень высокое, и в силу технических мощностей у легальных площадок оно выше, чем у авторов, проявляющих себя независимо. А безыдейность? Тоже вопрос. Засилье абстракции и геометрии на фасадах, псевдотрадиционные мотивы и росписи, приуроченные к памятным датам на трансформаторных будках. В том же независимом уличном искусстве тоже большой дефицит идейности. Оно давно топчется на территории простейших лобовых приемов. Оно и не может быть слишком тонким или глубоким – зритель просто не заметит его тогда, ведь на улице приходится конкурировать за внимание гораздо сильнее, чем на традиционных выставочных площадках.

В любом случае стоит отметить отсутствие драйва у работ, выполняемых легально и при поддержке администрации. Такова уж до сих пор неизжитая сила этого компонента: когда что-то делается без дозволения, то сопутствующий этому адреналин добавляет шарма. Хотя вышесказанное в большей степени относится к именно традиционному граффити, а то, что принято называть стрит-артом, не особо нуждается в этой адреналиновой полукриминальной составляющей".

Фото: facebook.com/kirill.kto

И в этом вопросе, к сожалению, не уйти от сравнения прошлого с настоящим: раньше группировки граффитчиков бились за идеи друг с другом, а с властями – за право говорить то, что думают, за право обратить внимание полиции, коммунальщиков на социальные и общественные проблемы, которые по большому счету хорошо бы было не замечать (или делать вид, что не замечаешь). А сегодня стрит-арт – модное направление молодого искусства, в чем-то эстетское, в чем-то игривое и вполне приятное глазу прохожих, спешащих на работу.

Сюжет: Взгляды
закрыть
Обратная связь
Форма обратной связи
Прикрепить файл

Отправить

Яндекс.Метрика

Следите за новостями:

Больше не показывать